Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Эту землю дарю я вам

Сообщений 21 страница 40 из 106

1

Описание: 21 декабря 2012 года Апокалипсис не случился. Апокалипсис случился 25 числа того же месяца.
Люди с экранов телевизоров, с мониторов компьютеров настойчиво рекомендовали избегать паники. Мертвые не восстали. Это болезнь, это вирус. И ваш дядя, смятый соседским «Фордом» до кровавого месива, отнюдь не мертв, он плохо себя чувствует. Видите? Шевелится.
Через три дня новостным сводкам перестали верить.
Через неделю исчезли новости. Интернет, радио, телевидение, электричество.
1 января 2013 года пала армия.
12 января 2013 года исчезла вера в человечество. Вместе с человечеством.
Мертвые восстали. Небольшие группы живых стараются выжить, без надежды, без веры, инстинктивно, рефлекторно. Среди живых конкуренция. За бензин, оружие, патроны, продукты питания.
И только солнце – зимнее, яркое – смотрит с вышины, насмехается: «Эту землю дарю я вам» - будто бы говорит оно, ответить, увы, по большему счету некому.
Аугсбург, 25 января 2013 года. Конец света продолжается.

Участники: любой желающий. В первом посте рекомендуется дать краткую информационную справку о собственном персонаже.

Текущие события: небольшая группа выживших в течении последних двух недель в качестве нового дома обживает старую автозаправку на выезде из города. И вроде бы все ничего, да только сожрав все живое в городе, стаи зомби мигрируют в поисках новых угодищ. Ситуация, мягко говоря, накаляется.
Справка: убить зомби можно только одним-единственным способом - разрушив мозг.

0

21

     Насчёт живых осталось невыясненным. Но четверо после месяца, когда не попадалось никого… для мертвяков это мало, но друг для друга может стать очень много.
     - У меня мяса нет,- ответил Джор. Потом перевёл взгляд на всё ещё нервничающего пса.- А это мясо полезнее живым, не для еды то есть.
     Радости от знакомства с мальчишкой из колымаги он не продемонстрировал, но на секунду выражение его лица смягчилось. Но скорее горько-насмешливо, чем по-доброму.
     - Не знаю. Сейчас везде сортир. И я бы на твоём…
     Выстрел. Северянин инстинктивно дёрнулся, но пулю послали не живым. Мальчишка снова вопил, но его голос заглушали выстрелы рыжего с крыши.
     Старики, теперь старые вдвойне, ползли на шум, к заправке. Или к рыжему – он громче. Джор наблюдал, слегка щурясь по своей давней привычке и держа наготове нож. «Героически» бежать навстречу тварям – и прямиком под выстрелы – он не спешил. Но всех сразу-то не отстреляешь, и идут они не правильными рядами, кто-то да подберётся настолько близко, чтобы рыжий рисковал попасть в живых… А впрочем, уже пора.
     Северянин хлопнул пса по холке, подталкивая вперёд. За этот месяц они научились действовать сообща и в таких случаях: пёс бросается на конечности или куда придётся, заставляет упасть или хотя бы отвлекает, хозяин добивает тесаком.
     Норд выбрал для атаки деда, более-менее одинокого, ковыляющего в стороне от «сородичей», в которых стрелял рыжий на крыше. Вцепился в ногу, если точнее, в протез, мотнул головой, стараясь оторвать. Джор метил в глазницу, свободной рукой схватив мертвяка за шею.* На будущее, для удобства – одним рывком выдернуть нож из чьего-то черепа не так просто. А на два рывка может попросту не хватить времени, учитывая, сколько их тут, даже при том, что желающим «прийти на выручку» придётся развернуться и проползти несколько шагов. Когда враг многочисленнее, но медленнее тебя, нужно это использовать, а не сидеть на одном месте, выковыривая нож из чьей-то мёртвой башки, иначе твоя собственная вскоре такой же станет.

Свернутый текст

* Вонзить нож достаточно глубоко, чтобы достать до мозга (в идеале - основательно его повредить и вывести мертвяка из строя).
Пёс – отвлечь мертвяка и/или оторвать протез.

Отредактировано Джор (2012-12-04 12:36:56)

0

22

- Не согласен! Я тебе предлагаю полезные вещи, еду! – пренебрежительный тон человека со стеклянным взглядом выводил ее из себя.- А бензин? Да зачем тебе бензин-то, не пить же его собираешься? У тебя и машины нет, чтобы отсюда уехать…
Конечно, не согласен.  Он будет торговаться до последнего. Потому, что у него есть бензин, который ей нужен. И прикрытие в виде стрелка на крыше.  Затребует и тушенку, и сварочный аппарат, и коллекцию бейсбольных карточек 69-го  года. Нет карточек? Какая жалость. Ну тогда сгодится вертолет.
За спиной послышалось шарканье множества ног.  Мертвецы. Приглядевшись, она заметила, что все зомби были стариками. Должно быть, из больницы какой или дома престарелых пришли. Зрелище было почти забавным. Не располагало к веселью сокращающееся расстояние между живыми и мертвыми, а также медленно но верно увеличивающееся количество последних.
-Йоханн!
Это орал рыжему человек из заправки. Рыжий принялся отстреливать мертвяков. Медлил. Пули жалел? В руках типа, стоящего в дверях появился револьвер. Хоть Сольвейг и понимала, что он наверняка собирается обороняться от зомби, ей стало очень не по себе. Оружие в руках сумасшедшего пугало больше, чем шагающие трупы. Воспользоваться всеобщим замешательством и бежать обратно к вертолету, от психов и трупов подальше? Далеко не улетит, да и не добежит возможно: от одной мысли лопатки начало покалывать в опасении получить пулю в спину. Сольвейг нерешительно замерла. Подросток что-то кричал. Черноволосый с собакой, не дожидаясь, пока угроза приблизится, бросился на мертвяков со своим тесаком. Вид человека, пытающегося голыми руками одолеть живую смерть потряс ее. Этот знает цену своей жизни, наверняка лицом к лицу уже сталкивался со смертью и выжил. И теперь не боится. Даже заразиться не боится, черт возьми!
-Слушай, опусти пушку а? – Сольвейг подняла руки в успокаивающем жесте.  – Хочешь вдобавок к еде и полезной вещице оружие? Дам тебе оружие. Вернее –помогу сберечь твое и его.- Сольвейг мотнула головой в сторону рыжего, который почему-то перестал стрелять.
-За пару канистр 95-го бензина, идет? Ну, хорошо,  за одну.
Сольвейг медленно убрала пистолет за пояс и столь же медленно сняла со спины автомат. Очень медленно. Автомат был тяжелым, она стреляла из него лишь раз, когда забрала его из спецназовской части. Для пробы. Первый выстрел ее оглушил, а отдача едва не сбила с ног. Так что опыт был не велик, но она по крайне мере знала, чего ждать. Сольвейг установила предохранитель на одиночные выстрелы, уперлась ногами покрепче, напрягла руки и прицелилась в голову одному из мертвяков.  Пуля попала в  плечо деду. Вторая попала в голову.  Третьей удалось разорвать голову резвой бабульке, повернувшей в сторону подростка. Сольвейг  стреляла размеренно, одного за другим отправляя на тот свет измучившихся на этом старичков.* Ей было почти жалко их. Почти.
Сольвейг мельком посматривала на ненормального. Старалась не упускать из виду его движений. Рыжий беспокоил немногим меньше, хоть из за него и приходилось выверять каждое движение, чтобы тот не воспринял их как попытку напасть. Что будет, когда полягут все мертвяки она не знала, но картины воображение рисовало не радостные. Руки  устали, начинали дрожать.

*

Методично гасит одного мертвяка за другим.  Зомби убито в количестве 5-7 штук, Сольвейг не видит причин останавливаться, пока не уничтожит всех.

Отредактировано Сольвейг (2012-12-03 19:03:50)

0

23

Траурные ободки под ногтями. Это ваша кожа, ваш пот, сопли, слезы, кровь, грязь — вся грязь мира под вашими ногтями. Людям, у которых чистые ногти, нельзя доверять. Вся грязь мира. У всей грязи мира чудесная коллекция рубашек — белых рубашек. Обязательный комплект черных галстуков. Дорогие ботинки. Высокие каблуки. Узкая талия, эластичное белье. Траурные ободки под ногтями дарят вам надежду. Траурные ободки под ногтями дарят вам надежду, что прожитый день был прожит не зря. Искусственные улыбки всей грязи мира надежду отнимают.
Траурные ободки под ногтями Писателя пахли кровью и бензином.
Пожелтелая от никотина кожа пальцев начинала светлеть.
Белоснежка тоже носила эластичное белье. И застегивала рубашку на все пуговицы.
Траурные ободки под ногтями — остатки пороха, который никогда не будет гореть.
Он ей не ответил.

Мертвецы падали. Большинство не вставало. Нож в глазницу. Собачья челюсть. Оторванная нечеловеческая нога — пластик не чувствует боли. Некоторая плоть — тоже. Мертвецы падали. Большинство не вставало.
Писатель стрелял. В неживых. Между вдохом и выдохом. Прицельно. Метко. Точно. Не рифма, но строфа.
Очередь автомата отзывалась гулом. Пустым и болезненным.
За стариками шли другие. Моложе. В рубашках, пижамах, с торчащими из вен протуберанцами капельниц. Отцы города построили дом для предыдущих отцов города рядом с больницей.
Автоматная очередь пробудили всех. И больной был исцелен, и мертвые восставли.
«Встань и ходи!».
Бледное и сосредоточенное лицо Писателя. Капли пота на висках. Траурные ободки под ногтями. Траурные круги под глазами.
Бог чистоплотен.
- Нужно уходить. Выстрелы привлекут других.
И привлекали.
И привлекали.
Привлекали.
Мелкий и колкий, холодный и острый, пошел снег.
Машина сопляка. Йоханн на крыше.
Зима.

+1

24

«Дай мне проклятый бензин!!!»
Сольвейг хотелось кричать. Хотелось вырубить психа ударом приклада в челюсть. Он же не контактный совершенно! То ему мало, то он и вовсе не слышит ничего. А нужно было уже что-то делать: зомби становилось все больше и больше.
- Нужно уходить. Выстрелы привлекут других.
Она опасалась  что все этим закончится. Ей придется на это пойти. В конце концов, без бензина она не улетит далеко, а лишиться сейчас транспорта  на пустом шоссе было все равно, что обречь себя на гибель.
- Мы можем улететь. Все мы, на моем вертолете. Если ты не будешь стоять тут как царь горы, а дашь мне чертов 95-й бензин!
Она не хотела брать попутчиков. Но ей пришлось пересмотреть  свои планы. В конце концов, они могли ей пригодиться в достижении ее цели. Могли быть полезными. Не все, конечно...
Солдат на крыше. Профессионал, видно сразу. Убивает умело, тренирован, разбирается в оружии и стратегии. Только он заодно с ненормальным, что ставит под сомнение все его профессиональные достоинства.
Парень с собакой.  Отчаянный, смелый, не чувствует страха. Способен вести диалог. Бесспорно, ценен. Собака –нет. Объяснить это будет трудно.
Мальчишка на дороге. Вот это проблема. Подростки и собаки во многом похожи. Они едят, гадят и не приносят никакой пользы. Кроме той, что они «милые». А когда им страшно, они превращаются в диких зверей.
Человек со стеклянным взглядом.  Чем дольше Сольвейг находилась с ним рядом , тем сильней ее дергало от него.  Она чувствовала в нем иррациональность, болезненную нелогичность. Ход его мыслей как и действий было невозможно рассчитать, а не раз озвученное желание пристрелить кого угодно, заставляли постоянно находиться в напряжении.  Она его боялась.
Сольвейг могла поступить проще, взять только на борт только его. Честный обмен. Честная сделка. Он ей дает бензин, она ему – место на вертолете. Потому, что потом придется делиться едой. Со всеми.  А еды мало…
Но с другой стороны, быть наедине с психом опасно для жизни. Это было первым аргументом, в пользу того, чтобы забрать остальных. Вторым аргументом была человечность. Ну бросит она здесь мальчишку. И солдата на крыше. Знает же, что не протянут долго. И те кто улетит с ней, тоже будут знать. Скотство, каким бы ни было оправданным, всегда породит еще большее скотство, но  только уже в отношении тебя. Оно же такое заразительное. Спастись и дойти до конца, людьми. Одно было невозможно без второго.
Сольвейг уже не могла сдерживаться.
-Бензин, дай мне проклятый бензин!!!
Дыхание окружало ее облаками пара. Мелкие снежинки таяли, не долетая до горячей кожи.

0

25

Выстрел.
Пустая гильза просвистела мимо уха и зарылась во снег у подножия невысокого магазинчика.
Патроны было жалко. Жалко было раскаленное от стрельбы оружие. Людей у заправки - тоже жалко. Им не дал ума Боженька. Боженька не посоветовал им спрятаться и скрыться, заправить вертолет и лететь прочь из этого Ада. Йоханн Кох - отличный солдат и прекрасный командир, должен был остаться на крыше. Просто остаться. Таким не место в этом мире.
Его оставят на крыше. Его забудут. Ради того, чтобы спасти собственные шкуры.
Обидно.
Винтовка дрогнула - снайпер промазал.
"Хватит!"
Дорогостоящая "Хеклер&Кох" была отложена в сторону. Одна обойма была разряжена полностью, тратить последнюю - еще не время.
"Курить хочется. Интересно, у них есть сигареты?"
У кого именно - не уточнялось.
Унтер-офицер поднялся с крыши, нашарил пистолет-пулемет, медленно отвел откидной приклад, встал на колено.
Короткая очередь слилась с выстрелами странной девушки.
"Интересно, как она пахнет?"
Вряд ли как его жена. Зато, она была живая. Стопроцентно.
Выстрел. Еще и ещё. Пистолет-пулемет плевался отлитыми железяками почти без промаха.
Побольше успокоить этих тварей. Отвлечь на себя.
А что потом?
Будет видно.

0

26

Ему говорили – делай правильно и все будет хорошо.
Ему говорили – умывайся каждое утро и все будет хорошо.
Ему говорили – чисти зубы два раза в день и все будет хорошо.
Все хорошо и все правильно. А частая смена партнерш приводит к сифилису.
У Писателя не было хобби. У Писателя никогда не было хобби. Одно время он пытался коллекционировать батарейки от плеера. Он начал коллекционировать батарейки от плеера, когда ему исполнилось тринадцать и он перестал коллекционировать музыку. Батарейки были больше чем батарейками. Это было кладбище. Кладбище счастливо прожитых вечеров. Многих из них убил Pink Floyd.

Белоснежка продолжала кричать. Белоснежка, которая застегивала рубашку на все пуговицы, боялась. Скоро автомат в ее руках выдохнется. Автоматные гильзы напоминали батарейки от плеера. В них тоже еще не отзвучала мелодия. Такого выступления никогда не будет у Pink Floyd.

Трупы приближались. Трупов становилось больше. И больше. И больше. И больше. И больше. И некуда бежать.
Йоханну.
- Бери бензин сама, - сказал Писатель. Упала старушка. Пуля угадила промеж глаз. – Бери сама, а мне дай автомат. Просто дай мне автомат. Если тебе нужен автомат, ты за ним вернешься. Если тебе нужен автомат и ты за ним вернешься – сможешь забрать и меня. Если он тебе нужен.
У Писателя никогда не было хобби. До сих пор. Сегодня Писатель решил коллекционировать людей. Йоханн был человеком. Батарейкой, которая умела стрелять.
- Я не собираюсь убивать тебя. Нам нужно уходить.

0

27

     Джор потянул пса за ошейник, оттаскивая его назад. Какое оружие лучше – «тихое», как у него, или такое шумное, как у них, которое зато можно использовать на расстоянии и с куда большими потерями среди мертвяков?.. В этом случае, кажется, никакое. Слишком много этих тварей. Пуль, может, и хватит, но что дальше? Ведь будут другие. Это понимали все. Сумасшедший заговорил удивительно конкретно и разумно: нужно уходить. Зато женщина начинала терять терпение. Джор на глаз оценил расстояние до вертолёта. Возможно, они не успеют даже если сумасшедший прямо сейчас достанет из-под земли и вручит ей канистру бензина. Если у него вообще есть бензин.
     Разговоры, торги, «Дай мне бензин» - «Нет, иди сама»… А мёртвые с каждым словом всё ближе.
     «Нашли время»,- северянин перевёл взгляд на сумасшедшего и женщину из вертолёта.
     - Здесь от меня нет толку,- заметил он. Одиноких мертвяков достаточно близко для собачьего прыжка действительно не наблюдалось.- Где этот бензин? Могу принести.
     Что или даже кто ещё может быть в этом здании, Джор не представлял, но порыва защитить слабый пол в этом предложении не было. Расчёт. Женщина может стрелять в тварей в то время, которое он просто стоял бы на месте. А найти нужную канистру, возможно, удастся не сразу.

Отредактировано Джор (2012-12-15 14:16:58)

0

28

Ну наконец-то, сдвинулись с мертвой точки! Дрожащими от усталости руками Сольвейг сняла с себя автомат и всучила человеку заправки. Двинулась было в сторону двери, но остановилась, и, спустя пару секунд раздумий, расстегнула молнию на куртке. Из внутреннего кармана она вытащила запасной магазин. У хозяина заправки пуль оставалось предостаточно, но присущая Сольвейг паранойя заставляла опасаться: вдруг зомби начнут прибывать еще быстрее?
-Держи. Будешь прикрывать, когда пойдем к вертолету.
Черноволосый меж тем оставил идею расправляться врукопашную с зомби.
- Где этот бензин? Могу принести.
-Прекрасно. Нужно взять канистры, они внутри, я так думаю. Возьмем три, больше не поместится.  А бензин нальем из шланга.  95-й бензин, на другом он не полетит.
Сольвейг опять остановилась, повернулась уже в сторону подростка. Махнула рукой.
-Эй! Бегом сюда! Сейчас будем организованно сматываться!

Отредактировано Сольвейг (2012-12-15 19:47:06)

0

29

Мартин, всё это время активно старавшийся врасти, а лучше провалиться, сквозь землю, не выдержал. Да и как, если у тебя над башкой летают пули, а старпёры, место которым в уютных гробах где-нибудь на отшибе города, резво шагают к тебе и тем, кто ещё жив?!
- Ай, млять! – Вспорхнув, весьма неуклюже, и едва не угодив под чью-то пулю, сиганул туда, откуда слышал голоса. В сортир уже не хотелось. Хорошо если не потому что всё осело в штанах…
- Дайте мне… Ну пушку! – А вдруг дадут? Надеялся. Не то чтобы он хотел стать героем, совсем нет, но…
Когда есть что-то мотивирующее тебя, как могущего за себя постоять, против всяких дохлых засранцев – то не так сыкотно. Простая философия Мартина, хотела донестись до людей с заправки. - И это... Я... Если вы того.. Отсюда, я можно с вами? Я пригожусь, я костёр умею разводить. - В летнем лагере учили - умолчал. - И это... Помогать ваще...
Ваще - было лучше перспективы быть сожранным. Да.

Отредактировано Мартин (2012-12-20 21:49:42)

0

30

Дети и оружие. Что может быть опасней и нелепей?
-Нет! – Сольвейг попыталась убавить раздражение в голосе, старательно спокойно она повторила –Нет, оружия не будет. Тебя с собой возьмем
В помещении заправки Сольвейг обнаружила стоящие в ряд канистры, какие-то из них были пустыми, какие-то - полными.
Она протянула черноволосому одну. Другую дала мальчишке. Третью взяла сама.
-Нужно будет набрать бензин, 95-й. Возьмем три канистры, из одной заправим, две  будут про запас – больше не поместится.
Выйдя за порог, Сольвейг обратилась ко всем.
- Поскольку колонка с 95-м одна, набирать будем по очереди. Когда у всех канистры будут полным, и пойдем к вертолету. Ты, –девушка обратилась к обитателю заправки, -ты будешь идти  с нами и прикрывать. Ну все, пошли.
А собака? Что же делать с собакой? Вертолет четырехместный, а их пятеро. А ведь в кабине вертолета уже занято какое-то место оружием… Канистры они уберут под сидения, под них же уберут оружие, а что не поместится, будет перекатываться под ногами… Мальчишка. Мелкий, посидит у кого-нибудь на коленях. А вот собака?.. Сольвейг нерешительно потянула за рукав черноволосого.
-Без обид, но… с собакой мы не полетим. Некуда ее будет деть, понимаешь? Нас пятеро, с тем стрелком на крыше. Да, и его тоже заберем… А вертолет четырехместный.  Сами втиснемся. Но собаку придется оставить.
Потому, что собака не будет долгие часы сидеть смирно на коленях хозяина. Собака будет метаться, лаять и кусаться. Собака будет хотеть в туалет. Она будет голодной и ее придется кормить, что в текущих условиях было равносильно кощунству.
Конфликтовать очень не хотелось, особенно сейчас, когда опасность близилась и множилась с каждой секундой, а дышать становилось все тяжелее из за веявшего от мертвецов смрада. Но это была правда, и ее нужно было сказать.

0

31

     Мальчишка просил «пушку». Джор бы тоже от дальнобойного оружия не отказался, но выяснить, удастся ли ему его получить, ещё будет возможность, а пока надо убираться отсюда. Найти канистры оказалось просто, и даже возможность наполнить их ещё оставалась. Обращение женщины к себе лично северянин выслушал, не перебивая. Хмурился, но смотрел действительно без обиды, только с искренним удивлением, будто она предложила выбросить, к примеру, свои банки с тушёнкой. Ответил он спокойно, не сбавляя шага. Картинно швырять на землю канистру с воплями в духе «Я друзей не бросаю!» он явно не собирался. Норд легко трусил рядом. Умнее и полезнее некоторых людей будет, тем не менее, оставить мертвякам хотят именно его.
     - Я же не хомяка какого-нибудь с собой таскаю, это служебная собака. Летать ему не впервой, и он не тронет тебя, даже с места не сдвинется, пока я не скажу. Он не положит сразу толпу мертвяков, зато в нём не могут закончиться пули. Мою жизнь спасал много раз. Может статься, и твою суждено когда-нибудь. Он чует этих тварей лучше человека, знает, куда не стоит соваться… А нам когда-то придётся снизиться.
     И, вероятно, скоро. Три канистры бензина – не неиссякаемый источник топлива, да и еды в вертолёте вряд ли хватит надолго, учитывая, что их тут маленькая орава.
     - Если взбесится – сам убью,- Джор подошёл к колонке первым.
     А если сумасшедший попытается тем временем выстрелить в пса – убить захочется его, но ему вроде как и так есть дело, если, конечно, он принял предельно ясно изложенный план женщины. Пусть северянин этого не показывал, он считал «волчару» братом, в последнее время, возможно, и больше, чем тех, что были на Аляске, если ещё были.

Отредактировано Джор (2012-12-24 20:52:50)

0

32

Тра-та-та! - пел пистолет-пулемет, отбивая ритм лязгом гильз.
Снизу вторили мозгоеды. А может они едят все, что движется? Всё, что теплое? Почему во всех фильмах зомби лакомились лишь мозгом? Чертовы фантасты!
Неживое содержимое голов разлеталось с неблагозвучным чавканием.
Эту землю дарю я вам!
Эти пули и эти! А еще вот эта очередь!
Получите! Выкусите-ка!
Один, два, три.
Представитель пропахших смертью подошел близко, очень близко к забаррикадированным дверям магазина. Постарался поцарапаться.
Голова его разлетелась подобно гнилой тыкве.
Их становилось всё больше: на месте одного павшего появлялось два, а то и три.
Пули кончались. Хотелось курить.
Хоть сигарету.
Пожалуйста!
"На том свете покурю. Если он вообще есть"
Тра-та-та.
Кончилась еще одна обойма.

0

33

Голосовые связки - две сходящиеся под углом складки на внутренней поверхности боковых стенок гортани. Состоят из фиброзно-эластичной ткани, покрыты слизистой оболочкой. Они все слишком много говорили.
Писатель не сказал ничего.
Голосовые связки – две сходящиеся под углом складки на внутренней поверхности боковых стенок гортани. Пусть говорят.
Писатель выстрелил. Раз, второй, третий. Не помогало.
Во внутреннем кармане куртки – шило. Его он достанет потом.
Йоханн стрелял.
Йоханн может стрелять долго.
Заряд человека-батарейки конечен.
Писатель двигался к нему.
Быстро, очень быстро. Твердо и решительно.
- Вниз! – крикнул Писатель. – Спускайся вниз! На крышу она не сядет. Лестницу не спустит. Вниз! Слышишь? Вниз!
Писатель взмахнул рукой. Справа от Писателя взорвался череп одного из мертвяков. Взорвался обломками костей, ошметками грязно буро-красного мяса. В нос ударил запах гнили. Рухнуло тело. Чавкнуло от удара с асфальтом почти целое, почти целое мгновение упругое глазное яблоко.
Голосовые связки – две сходящиеся под углом складки. Зомби не спорили. Зомби не умели говорить.
- Оружие с собой и вниз!
Ему было плевать на собак. Он убьет и пса и хозяина. Потом. Если нужно. Батарейки.
Мертвяков слишком много. Писатель стрелял. Взрывалось. Чавкало. Глазные яблоки, ошметки плоти, обломки костей. Падал и падал снег.

0

34

Мартин не спорил. Впервые – не спорил. Потому, что вокруг творилось чёрти что! Вокруг стреляло, вокруг жахало, вокруг воняло гнилью, вокруг были мёртвые уродцы, вокруг…
Парень схватил первое, что попалось под руку – данную девчонкой канистру, и замахнулся.
- Не подходить! Я башку расшибу, клянусь, засранцы!! – Кричал мертвецам. Не докричался – они шли. Кто-то, что-то кричал за спиной, кажется даже сверху.
Бог?
Он бы поверил в бога. Наверное, и только сегодня.
Мартин бросился к заправке. Рванул пистолет бака и вытянул перед собой.
Новое оружие. И спички есть. Ну, если что.
- Что делать?! Может сжечь их нахрен, а?! Давайте сожжем? У меня спички! –То что под ним бензин, как то не думал. Думалось только о зомби, о крови, о том, что видел когда бежал и бежал.

0

35

Сольвейг выслушала черноволосого молча. Заранее знала, что ее слова не убедят этого типа. Спорить было некогда.
К счастью, предмет спора с человеком заправки, 95-й бензин, здесь имелся. Спешно наполнив все три канистры, Сольвейг услышала, что говорил мальчишка.
- Что делать?! Может сжечь их нахрен, а?! Давайте сожжем? У меня спички!
Девушка испуганно обернулась. Взгляд прыгал от лица подростка к его рукам, в которых могли оказаться злополучные спички.
- Не вздумай! Подорвешь нас всех. Но эти потом еще и восстанут, обгоревшими скелетами, а мы –нет.
Вручила мальцу полную канистру.
-Не тяжелая, донесешь.
Передала канистру черноволосому, третью –взяла сама.
Сумасшедший из заправки звал рыжего солдата. Сольвейг, приготовившаяся было бежать к вертолету, остановилась.
- Зря зовешь, он может не добежать. Я бы смогла подлететь к крыше, зависнуть, и он бы забрался… Здесь слишком много зомби.
Впрочем, его воля. Обученного солдата, которым был человек на крыше,  было бы очень жаль потерять. Полезный боец. Что ж, посмотрим насколько он хорош.
- Сейчас мы все двинемся к вертолету, все вместе, не отставая. Этот… я не знаю твоего имени, -Солвьейг смотрела на человека со стеклянным взглядом, -ну в общем ты, с револьвером. Будешь нас прикрывать. Когда добежим до вертолета, я буду заправлять его, а вы оба положите канистры в кабине. Ты, -это мальчику, - засунешь канистру под переднее сидение, рядом с пилотским, ты, -  черноволосому, - положишь свою за спинкой заднего, там должно хватить места.  В то время, когда мы будем заправляться и погружаться, ты, стрелок, прикроешь своего товарища. И если он добежит… Вы все попробуете поместиться в кабину.  Итак. Бежим!
Сольвейг перекинула автомат за спину и схватила канистру.  Будет бежать медленней всех, будет идти быстрым шагом. Потому, что тяжело. Что же тут поделаешь. Хорошо, что она приземлилась близко к заправке.

0

36

Карта – это маленькая жизнь. Возьми в ладони – мир на плоскости. Карта – это маленькая жизнь. Чернила стираются. У них не было принтера. Ксерокс мог бы помочь. Карта – это маленькая жизнь.
У мотивов нет причин. Люди – вещь в самой себе. На весенней распродаже батарейки входят в комплект. Январь, батарейки в комплект не входили. Нужно было лететь. У неба нет границ. Открытая территория.
Вверх. Выше. Вперед. Стальная птичка умеет летать далеко.
Частица заправки, как частица Чернобыля, каждому по куску. Частица заправки, как частица Чернобыля, только легче дышать. Частицу заправки каждый нес в себе. Вертолет взлетел. Пес слушал хозяина. У Писателя оставались патроны. Судьбы гномов доверили Белоснежке. Белоснежка мыслит наперед.
Писатель смотрел. Смотрел по сторонам. Фридберг. Им, конечно, не хватало Фридберга. Холмистая местность, чудеса.
Фридберга не хватало. Не хватило на всех. На всех хватило метели. Снег шел. Снег мел. Много. Много снега. Снег – это чертова метель.
Надо садиться. Писатель понимал. Надо садиться. Впереди, позади, слева, справа – лес. Все, что они могли – сесть.
Сесть и молиться.
Лесные угодья. «Самый зеленый Аугсбург». Ценители ценили природу. Писатель тоже ценил. Лес – это лес. Он не видел мертвых живых зверей.
- Надо садиться, - сказал Писатель. Погнулась дужка очков. Можно ковырять в зубах.

Отредактировано Писатель (2013-02-17 13:55:26)

0

37

- Давай Ханна, давай! Давай! - подзадоривала она себя, шепотом, но с тем же остервенением, с каким дергала вверх штангу. «Во-семь…и… де-вять…Все! Не могу. Нет! Давааай! Даваай! Пошла! Де-сять». Ханна увлеклась бодибилдингом всего-то четыре месяца назад. И знаете, не зря. «18% жировой массы» - мигало ей окошечко весов. И нет, качком она не стала. Ха, у нее были мышцы, впервые в ее жизни. Трицепс, который болел, бицепс и дельтовидные, и целлюлит, собака, почти уже все, почти уже был побежден. Ее даже Рождество не отвлекло. И Новый год и дрянь по телику.
- Ма-ам, картошку не буду. И вообще, я сама приготовлю, не во… - тут она оглянулась и заорала. Черт, бодибилдинг был самым лучшим спортом. Гриф штанги рассек воздух так быстро, что и свиста никакого и не было.
- Маааам! Маааааам! Мааааааааааааа!!!!! – Ханна орала так, что горло драло наждачкой, и била, и била. Мочила, что есть силы. Шло неплохо и без «даваев». Вот это мотивация! Надо выкладывать на форум bodybuilding.com: «Ты можешь больше, ты круче зомби!» Могла она, как оказалось, долбить десятикилограммовым грифом без дисков в течение пятнадцати минут. Потом сползла спиной по дивану и завыла от страха. Еще! Еще! Это уже для профилактики, взбить мозги до устойчивых пиков, как белки под десерт, не получалось. По всем правилам билдинга у нее было полчаса, чтобы влить в себя шоколадный протеиновый коктейль. «И ваши усилия не пропадут даром!» - жизнерадостно советовала чертовски мускулистая Джейми Исон. А Ханна ныла, как заведенная. Потом встала, ткнула стальным стержнем в красную массу еще раз и пошлепала на кухню.
В рюкзак поместились три целлофановых пакета с протеиновыми шейками. Она завернула порошок в два слоя, чтобы не просыпать. Банки тащить с собой не получилось бы. Потом ножи. Простые кухонные. Тоже в целлофановые пакеты из Tesco и поверх в три футболки, скатанные в валик. Трусы черные, три пары. Носки достала из всех ящиков, свои, мамины и отцовские. Выбрала его. Тоже три пары и на ноги две. Два свитера свернула в плотный рулончик и воткнула рядом с футболками. Что там еще? Спички, спички! Ханна запустила руку в верхний ящик кухонного гарнитура. Отвертка - к черту, провода - к черту, меню даже было из индийского ресторана – да вашу ж! Зажигалка была пустая. Спичек нет. Из лекарств дома только имодиум и парацетамол. Говорила же матери, что когда понадобится, будет поздно. Та вообще ее доводов не слушала. И про картошку тоже не понимала. Девушка со всей дури хлопнула дверцей шкафа. В отместку забрала из комода мамину рождественскую скатерть, вдруг пригодится на портянки. А что вы смеетесь? Сюда она фиг вернется, да и в универе наверняка та же история.
Ханна села на пол посреди своей комнаты и машинально потянулась в задний карман шорт за iphonом. У нее точно была в Pinterest запись про зомби-список.
-Да….#####! – вспомнила она, что интернет отключили. Ну что тогда еще взять-то? А! Часы! Да! Молодец, Ханка! Стянула с руки отца. Тяжелый металлический браслет щелкнул на запястье и тут же соскользнул под своим весом. Ханна методично прикрутила часы к руке остатками скотча. Благо Рождество было недавно, так хоть скотч мама купила. По инерции сунула в рюкзак и ножницы. На себя надела две пары термобелья, две футболки, с коротким и длинным рукавом, свитер синий с олешками, джинсы и черную куртку на молнии. В прихожей натянула на голову шапку с флисовой подкладкой и длинными белыми косичками. Косички туго завязала под подбородком. Все, две пары перчаток и пошла. В руке она зажала свою штангу с двумя маленькими дисками. Ах да, в кармашке еще были ключи от папиного BMW. Права она должна была получить на следующей неделе.
Дрожа, Ханка, как она сама себя называла (было похоже на «Халк», тоже мотивировало), стукнула в борт машины штангой. Если эти там, то должны же хоть заворчать. Машина молчала. Девушка быстро дернула на себя дверь и втиснулась на сиденье прямо с рюкзаком на плечах. Штанга застряла поперек прохода.
- Жопа! – застонала Ханна, покрываясь потом, - Давааааай!!!!
Дверь хлопнула, и сразу стало еще страшнее. Штангу на пассажирское, рюкзак туда же. Педаль в пол, юху, инструктор, чхала я на твои ремни. Она снесла баки и вырулила на дорогу.
- Едем из деревни, в город ни за что. Может, в лес? Там еда, там шалаш сделаю, - успокаивала она себя, выезжая на автобан, - This iiiiiis my dyyying daaaaay!!! – заорала из какой-то песни. Слова Ханна никогда не помнила точно, но пела от души. Рыдала в голос, давилась слезами и жала на газ.

+3

38

Мартин растерянно принял канистру, не забыв сунуть зажигалку в карман. Отчего-то говорить нормально было сложно  - хотелось либо заикаться, либо орать. Наверное, это и есть паника, о которой дулдонят умники из ток шоу.
- Окей... - Наконец, выговорил он. Многие бы удивились, узрев столь кроткого Мартина, гвоздь  приводок несовершеннолетних в полиции, и первого сквернослов школы.  Дотащив канистру до вертолёта, оглянулся. Запихал, как мог, даже пинком добавил, не слишком сильным (жить-то охота), под сиденье доверенный груз. По правде, сомневался что всем, прямо всем хватит места. Хотя... Не-ет! На колени к мужику он не сядет! Вот к ней... Сомнения спешили одолеть - если скажешь ципе о идее - лишишься зубов, а то и языка. Эта походила на тех бойбаб, что парней в бараний рог крутят.
А ещё она напоминала учительницу начальных классов. Только с той разницей, что та не палила в зомби, и носила платье.
Оно, просто зашибенно смотрелось на ней, обглоданной крысами и с арматурой в башке.
Надо же, теперь от воспоминаний не тянуло блевать.

Отредактировано Мартин (2013-02-12 22:56:53)

+1

39

С мерным гулом разрезал вертолет влажный морозный воздух. Глядя в сгущающийся туман, Сольвейг думала о том, считать ли везением то, что все они спаслись и сейчас летели прочь от толпы чудовищ. Было тесно. Кабина четырехместного «Робинсона» каким-то чудом уместила всех своих пассажиров, две канистры и ранее помещенный в него багаж девушки. На коленях солдата сидел мальчишка, на коленях черноволосого – его пес. Сольвейг поморщила нос. Она не любила запах  псины, а воздух был им изрядно пропитан. Человек со стеклянным взглядом расположился рядом с пилотом. Это досаждало, но иначе и быть не могло: мальчишка и солдат затрудняли бы обзор, черноволосый с питомцем исключался категорически, а сумасшедший с оружием, находящийся  в пределах видимости, все же лучше, чем сидящий за спиной.
Нужно было попасть в намеченный девушкой пункт назначения до заката. Возможно даже -жизненно важно. Но увы, погода была против. Туман все сгущался, потом небо затянули тучи и пошел снег. Красивый пушистый снег валил хлопьями. Сольвейг любила снег. Но не сегодня. Видимость снизилась настолько, что не было никакой возможности разглядеть дорогу.
- Нужно садиться, - очень вовремя заметил Сумасшедший. Здравое утверждение.
Сольвейг еще раз вгляделась в снежную стену, с досадой вздохнула и пошла на снижение.
Хорошо, хоть с местом повезло: трасса, проходившая на этом участке через лес. Относительно безопасно. Хотя, как сказать. Можно не видеть того, что скрывает лес, но нельзя быть уверенным в том, что опасности нет.
Двигатель затих.
- Будем пережидать непогоду. Лучше не отходить далеко от вертолета без особой необходимости. Но сначала нам следует узнать имена друг друга.  – «чтобы знать, кого звать, если потеряетесь в снежном буране». Пережитое у заправки приключение показало, что в экстренной ситуации, при дефиците времени и изобилии событий, чертовски сложно общаться не зная имен.
-Меня зовут Сольвейг.

0

40

     Как ни удивительно, им удалось живыми и здоровыми убраться со злополучной заправки, не оставив мертвякам ни рыжего солдата, ни даже пса. Чудо, можно сказать. Впрочем, не так давно люди понятия не имели, что вокруг них вот так внезапно могут оказаться зомби, которых они разве что в ужастиках видели.
      Летели уже несколько часов. Джор начал задаваться вопросом, видит ли женщина что-то впереди сквозь снежную завесу, когда сумасшедший из заправки высказал предложение сесть. Хотя в этом ничего сумасшедшего не было. Возможно, этот человек был нормальным и безумным по очереди.
     Узнать имена друг друга было не лишним, раз уж они решили выживать вместе. Одно дело называть кого-то, к примеру, «женщиной» или «сумасшедшим» мысленно, но вслух это не только невежливо – что сейчас не так уж важно, правда – но и не особенно удобно. Ко всему прочему - маловероятно, конечно, но вдруг, сами же как-то встретились – они могли найти других выживших, среди которых могли оказаться женщины, рыжие, мальчишки и сумасшедшие. Имя наверняка будет короче, чем «женщина-из-вертушки» или «сумасшедший-с-заправки», а в ситуации, когда вокруг мертвяки, короткие обращения куда лучше.
     - Джор,- представился северянин.- А пёс – Норд. Если кому интересно,- он слегка нахмурился. Теперь, когда остановился винт вертушки, должна была наступить тишина. Тем не менее, Джор был уверен, что смутно различает далёкий, но быстро приближающийся рокот.- Слышите? Машина.

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC