Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Эту землю дарю я вам

Сообщений 81 страница 100 из 106

1

Описание: 21 декабря 2012 года Апокалипсис не случился. Апокалипсис случился 25 числа того же месяца.
Люди с экранов телевизоров, с мониторов компьютеров настойчиво рекомендовали избегать паники. Мертвые не восстали. Это болезнь, это вирус. И ваш дядя, смятый соседским «Фордом» до кровавого месива, отнюдь не мертв, он плохо себя чувствует. Видите? Шевелится.
Через три дня новостным сводкам перестали верить.
Через неделю исчезли новости. Интернет, радио, телевидение, электричество.
1 января 2013 года пала армия.
12 января 2013 года исчезла вера в человечество. Вместе с человечеством.
Мертвые восстали. Небольшие группы живых стараются выжить, без надежды, без веры, инстинктивно, рефлекторно. Среди живых конкуренция. За бензин, оружие, патроны, продукты питания.
И только солнце – зимнее, яркое – смотрит с вышины, насмехается: «Эту землю дарю я вам» - будто бы говорит оно, ответить, увы, по большему счету некому.
Аугсбург, 25 января 2013 года. Конец света продолжается.

Участники: любой желающий. В первом посте рекомендуется дать краткую информационную справку о собственном персонаже.

Текущие события: небольшая группа выживших в течении последних двух недель в качестве нового дома обживает старую автозаправку на выезде из города. И вроде бы все ничего, да только сожрав все живое в городе, стаи зомби мигрируют в поисках новых угодищ. Ситуация, мягко говоря, накаляется.
Справка: убить зомби можно только одним-единственным способом - разрушив мозг.

0

81

Новости прибывших были безрадостными. Сто или больше зомби, при грамотном раскладе - 100 или больше патронов. У Ламберта было за 200, но это были последние патроны. О вооружении патрульного поста он толком разузнать не успел, было бы неплохо расставить мины на подходе.
Коротко взглянув на Фрост, сказал:
- Нужно позволить им остаться, так больше шансов отбиться как минимум. С виду они адекватные, - не говоря уже о том, что замерзли, не говоря уже о том, что они люди, живые люди. Не стоило этого говорить, и так все понятно. Нужно было лишь обозначить позицию. Он и обозначил.
- Я проверю вертолет, - добавил Ламберт и пошел к прибывшим, стараясь внимательно рассмотреть подошедшего третьего. Не быстро пошел, стараясь не ломать непрочный наст, создавать меньше звуков. Со стороны упомянутой базы наверняка уже шли, голодные до живой человеческой плоти не-люди. Те, кто когда то были людьми, превратившиеся в машины для убийства.
Человек с ребенком упомянул сигареты. Давно забытое желание, задавленное как более невозможное. Как давно он не курил, что бы теперь отдал за одну сигарету. Да ничего пожалуй, он бы поделился просто так чем нибудь с нормальными живыми людьми, не в обмен. Если будет время - то обязательно попросит. Если будет время, перед боем. В окопе когда то курили в четыре затяжки, особенно умелые справлялись за три. Если ему удасться - он будет курить медленно, наслаждаясь каждым вдохом дыма. Дурные мысли, некогда сейчас отвлекаться. Метель не давала толком рассмотреть происходящее у вертолета. Сделав еще два шага, остановился рядом с теми троими, придерживая за спиной автомат.
- В машине ночевать не стоит, на посту теплее, - сказал он глядя в сторону вертолета.

0

82

Ханна недовольно хмыкнула – ее дружок? Псих, из-за которого она чуть не протаранила головой лобовое. Да и слава Богу, что слинял! Все равно он был совершенно больной. Она поправила рюкзак на плече и пошла вслед за маньяком и женщиной. Теперь, когда количество их дружков поубавилось, кретину уже не приходило в голову всадить ей пулю в лоб. Конечно, небось, ради корма для мертвяков ее решил держать. Пошел он в задницу! Девушка зло насупилась, рассматривая людей на посту. Ее быстро отучили ждать помощи. По ходу, в этом мире все нормальные, честные, человечные люди вымерли, а остались, вот издевка, лишь шизофреники и психопаты. Ничего удивительного, что у каждого было оружие. У каждого! И не просто там кухонный ножичек. Самое настоящее, такое, как в компьютерных играх. Они будто ждали наступления этого безумия, чтобы вытащить на свет божий свой арсенал и пойти громить друг друга направо налево. Если у кого-то и был злобный план по умерщвлению рода человеческого, он удался как нельзя лучше. Товарищ заговорщик мог откинуться на продавленном диване и, хрустя позавчерашней упаковкой чипсов, развлекаться тем, как выжившие убивают друг друга, вместо того, чтобы объединиться против свалившейся на них трагедии. Трое на посту – баба, с оружием, куда без этого, командовала, тощий парень и мужик, который косил под нормального. И еще двое пришлых – солдат и девочка. Девочка! Единственная, кого Ханна была рада видеть. У девчушки не было оружия, она выглядела как самый обыкновенный ребенок. Маньяк подал голос. Ох. да неужели? Он, да и никому не желает зла?! Девушка хотела было многозначительно покряхтеть, но передумала – сейчас для хозяев здания они все едины, группа, значит и история у них должна быть общая, а то того гляди погонят разом.
- В машине и не поспишь, - отметила она на приглашение мужика, - Там ноль бензина и бок покорежен так, что из всех щелей задувает. Чудом добрались. Это, ну холодно же? Может, пустите нас, мэм? – обратилась Ханна к владелице поста, притоптывая ногами.

0

83

     Дорога

     Мисс Фрост тоже была «за». Значит, единогласно. Странно было играть в демократию, когда вокруг творится такая хрень, но при минимуме конфликтов в группе было больше шансов выжить. Любой человек, который протянул целый месяц, наверняка может быть чем-то полезен. Но нравы в одночасье не меняются, если меняются вообще, и кто знает, когда и как это может аукнуться. Правда, ни Шейн, ни Александр не походили на тех, у кого может быть причуда в духе «я всегда прав, а кто не согласен, недостоин жить».
     Крис уже на выходе с территории последовал примеру Александра – достал пистолет. Стрельба по гнилым черепам оказалась не такой уж сложной наукой, а может, дело в педагогическом таланте мисс Фрост, распространяющемся не только на английскую литературу.
     Кажется, один из незнакомых предпочёл выживать самостоятельно, поскольку он направился в сторону леса, едва выбравшись из машины. Мог, конечно, и на разведку пойти, но что-то не похоже. В любом случае никому из них нельзя было верить. Никому, включая девочку. Этот мир, испорченный взрослыми, уродовал даже детей. А те, что не изуродованы, могут быть просто «хорошими детьми» - то есть послушными, из чего может в итоге получиться ещё больше неприятностей. Кроме того, не за тем же они втроём вышли навстречу, чтобы потом демонстративно показать прибывшим спину. В первую очередь потому, что в эту спину могли выстрелить, а может, даже и должны были по законам нового мира и выживания.
     - Впустим всех,- не то предложил, не то подытожил Кристоф. Скорее всё-таки первое. Игра в демократию продолжалась. Впрочем, если Шейн была против, она оказывалась в меньшинстве.- Про машину ясно. Остальное на ходу? Не стоит бросать хороший транспорт,- грядущее нашествие зомби не стало новостью: нашумели новоприбывшие здорово, да и военную базу они с Шейн видели, правда, издалека, иначе уже пополнили бы ту примерно сотню мертвяков. Риск такого решения Крис понимал. Но, во-первых, сюда ползли зомби, именно ползли - как попало и со всех сторон, а не чинно шли по проложенным тропам. Нужно возвращаться, пока они не отрезали дорогу к посту. Во-вторых, иначе, чем впустив этих людей в убежище, понять, какие они на самом деле, возможности не будет: ради спасения своей жизни любой будет играть в невинного и миролюбивого, утирая автоматом слёзы сострадания ко всему миру. Здесь и сейчас узнать наверняка, кто они такие, всё равно не удастся, а совместная оборона поста от зомби – другое дело. К слову об этом, у них троих могло попросту не хватить рук, чтобы отстоять убежище. Опять же, набрать припасов и сбежать с поста в ближайшее время тоже будет не так и просто. Зомби объединяют. В-третьих, пуля в спину или как минимум угроза её получить была бы вполне логичным ответом на отказ, а если впустить их, появится шанс на какой-нибудь другой исход. Короче говоря, он считал, что стоит объединиться с этими людьми хотя бы на время, а потом, если после атаки «сотни» им останется что делить, можно и выяснить отношения. Почти никакого планирования.

0

84

Шейн никогда не была сентиментальной. Это обычно приводило к проблемам – большим или не очень, в зависимости от степени невезучести того или иного субъекта. Фрост себя особо везучей никогда не считала, поэтому чувствам предпочитала логику. Логика подсказывала, что чужаков больше, они вооружены и могут быть опасны. К словам про «не желаем зла» бывший агент отнеслась довольно скептически. Безобидные погибли первыми. Пошли на корм зомби или сами стали таковыми. У этих людей в руках было оружие, и они продержались достаточно долго, плюс нашли пост. Значит, представляли потенциальную опасность. Ее мальчики, напротив, кажется, расчувствовались. Что было… в какой-то степени даже хорошо. Их приветливость сгладит ее недоверчивость, потому что в связи с новостями про зомби, было бы неплохо держаться вместе. Чем больше рук, держащих оружие, тем меньше у мертвых шансов добраться до живых. Оставаться на посту или нет – вопрос открытый. С одной стороны, оборонять его было достаточно удобно, а оружия пока было больше, чем достаточно. Пока. С другой, возможно, будет лучше просто уклониться от боя, чем потом думать о том, куда девать гору трупов. Пост после нашествия зомбаков все равно скорее всего придется покинуть, не ждать же пока они сами разложатся и превратятся в перегной. Но стоять на холоде тоже было неправильно.
- Шейн, Алекс, Крис, - по очереди представила всех девушка, - Мы как раз собирались садиться за стол. Вообще-то, конечно, нет, но ничто не сближает так, как совместная трапеза. Разве что совместное убийство, но до этого еще дойдет, и не так уж долго ждать, если верить новоприбывшим.
- Если техника какая-то на ходу, загоняйте на территорию.
Торчать на улице дольше необходимого не хотелось. Агент еще раз окинула «прибавление» внимательным взглядом. Мужчина, что привел с собой девочку, явно был британцем.
- Земляк, значит? - С невеселой усмешкой уточнила Шейн, - Кто бы мог подумать, что из всех вариантов конца света, нам достанется зомби-апокалипсис, да? Пойдемте внутрь.
Меньше всего Фрост нравился «безвредный» мужик. Впрочем, не пустить его одного было довольно глупо.
- Приглядывай за нашими гостями, - шепнула Шейн Крису, как единственному, кому она все-таки доверяла. Отчаянно хотелось верить, что пришедшие действительно не желали зла. Отчаянно. Именно поэтому Фрост не слишком в это верила, и оставалась настороже. Доверчивость еще хуже сентиментальности. Шейн первой двинулась обратно к посту.

0

85

Когда солдат подошел ближе, Сольвейг увидела, что он сопровождал девочку.  Сольвейг улыбнулась ей – не от того, что была рада ее видеть и не от того, что день выдался веселым. Это был скорее рефлекс. Детей надо приободрять. Для них всегда должно быть «все хорошо». Иначе они будут бояться, а испуганный ребенок это серьезная проблема в мире, где царят зомби.
Военных двое – мужчина и женщина. Только, судя по всему, они были не из одной группы и познакомились только что, на ее глазах. Они производили впечатление заблудившихся путников, а женщина, кажется, нашла временное убежище, обзаведясь при этом двумя спутниками неоднозначной степени полезности.
Сольвейг дала возможность Писателю проявить его дипломатические навыки.  В ответ на его речь агрессии не последовало. Люди начали представляться.
-Сольвейг, - Она посмотрела за спины обитателей  поста. Девушка не видела больше военных.  Очевидно, что эти двое либо отбились от своих, либо попали в переделку, из которой выбрались не в том направлении и оказались не в пункте назначения, определенном командованием. Зато они  живы. И смогут поделиться нужной информацией.
Военная, представившаяся как Шейн, приглашала к столу, двое ее спутников, казалось, были не против. Не против была и Сольвейг. Она направилась вместе со своей группой к новым знакомым, а поравнявшись спросила военных:
-  Вам известно, что стало с базой? Военной базой, что неподалеку отсюда?
Ее беспокоил сам факт присутствия здесь затерявшихся солдат, при том, что поблизости была военная база, способная служить отличным укрытием и источником оружия и провианта.

0

86

- Спасибо, кэп, - ухмыльнулась Ханна на комментарий тощего парня про транспорт. И как это без него они бы не догадались? Бросили бы этот чертов вертолет на первом же повороте. Только вот такой способ передвижения предполагал наличие чуть большего, чем кусочек пластика с твоей фоткой. Интересно, кто еще из присутствующих, кроме молчаливой девушки умел управлять вертушкой? Ханне не нравились они оба, маньяк – по понятным причинам, а Сольвейг (господи, дали же люди имя ребенку) была слишком спокойной и слишком, как бы это выразиться, умелой в обращении с техникой, для такой молодой и хрупкой девушки. Они оба были не-нор-маль-ны.
- И что у нас сегодня к обеду, мэм? – шутливо бросила Ханна. Она спустила рюкзак с плеч и прислонила штангу к стене, - Загнать-то я ее загоню, только что с ней такой потом делать? Может, кто разбирается? – она глубоко сунула руки в карманы и нахохлилась так, что воротник куртки подпер кончик носа, - Ладно, сейчас.
До машины было совсем близко, но страшно от этого было не меньше. Когда она оказалась внутри, сердце стучало так, что становилось тошно. Быстро осмотревшись, Ханна завела БМВ и со скрипом въехала на территорию поста.
- Так, сойдет? – она хлопнула дверью и потрусила к остальным, - Давайте, у меня скоро пальцы на ногах отвалятся, - девушка подхватила рюкзак на одно плечо и взялась за штангу, - Ханна. Шейн, Алекс, Крис? Никого не забыла? Scheiße, как же холодно! – она подпрыгивала на месте. Помпоны на косичках ее шапки весело дрыгались, - А вы кто? Я думала все солдаты давно того. Вы что, не из наших? – Ханна никогда не страдала от застенчивости, и сейчас ее интересовало, почему не представились остальные. «Может, у них есть запасные ботинки? Больная, ушла из дому в кедах».

+1

87

     Патрульный пост

     - Не за что, мисс. Обращайтесь, мисс,- самым беззлобным, но при этом несомненно самым «кэповским» тоном ответил Кристоф Ханне. Говоря это, он улыбался. Было здорово спустя месяц с начала увидеть нормальную человеческую девушку, с помпонами и косичками, без внезапной геркулесовой силищи и его же суровой физиономии, и даже вроде без пушки. Штанга и странные спутники впечатления не испортили. Помпоны со штангой смотрелись так же интересно, как учительница английского с автоматом, а может, даже интереснее. Теперь собственное выживание казалось чуть меньшей странностью, случайностью и неправильностью в сложившейся хрени, с 25 декабря стабильно заменяющей ситуацию. Быть подобным исключением из правила – честь сомнительная. Интересно, умер ли в этом мире кто-то своей смертью – от той же старости? Впрочем, прокляты, похоже, все. С чего у него взялась эта почти убеждённость, Крис сам не знал. Грань реализма и пессимизма ещё не виделась более зыбкой.
     - Давай помогу,- уже серьёзно предложил он, имея в виду штангу и грядущий не самый близкий, особенно для усталого организма, поход по лабиринтовым коридорам базы к гипотетическому столу, за который они с Шейн и Алексом, оказывается, собирались садиться, когда нагрянули гости. Впрочем, не настаивал: чужое желание иметь возможность снести тебе башку чем-нибудь увесистым нужно хоть изредка уважать.
     Замечание мисс Фрост, хлебосольно позвавшей прибывших разделить трапезу, было излишним: что приглядывать за ними нужно, Крис не сомневался. Но присоединять Шейн к клубу кэпов он не спешил, допуская, что его улыбку можно было истолковать по-разному, в том числе и как знак, что некой наивной и доверчивой персоне требуется дружеский пинок в сторону грешной земли. Если так, беспокоилась она зря: уделяемое только одной новой знакомой внимание не мешало слушать, что говорят другие, и, как советовал дружеский пинок, присматривать, вернее, присматриваться.

Отредактировано Кристофер Вольф (2014-02-26 23:46:59)

0

88

На долю секунды Ханна опешила. Она вылупилась на парня, подняв брови от удивления, потом рассмеялась.
- Ага, давай. А я возьму пистолет, а то надорвешься. Идет? – она сделала вид, что протянула руку к оружию. Ну и выдал! Во-первых, с каких это пор кто-то предлагает ей что-то поднести? Мы вернулись в девятнадцатый век? Уже очень, очень, очень давно Ханна не встречала мужчин, посягавших на ее самостоятельность, в Германии с этим было почти покончено. Хочет девушка тащить кирпичи в сумочке, она их тащит. Кто-то из стариков еще мог скрипеть костями, галантно поднимаясь со своего места в деревенской кафешке при появлении благообразной старушки в пушистом розовом свитерочке. Но не ее ровесники! Этот был на вид вполне обычным парнем, немец, не приезжий. И причин на то, чтобы жаждать помочь ей, о помощи не просившей и видимых увечий не имевшей, у него было ноль. За исключением того, что гриф ее штанги все еще был покрыт коростой из смеси подсохших мозгов и крови. Парень, конечно, не мог знать, чьи это были мозги, но вот сделать вывод о том, что выколачивать их Ханна умеет, должен был. Понятное дело, надо отмыть гриф, или вообще найти себе железяку покороче, но пока что расставаться с тем единственным, что связывало ее с родителями, девушка не собиралась. Пускай даже это были всего лишь их мозги на куске стали.
- Если страшно хочется что-то понести, как вариант, можешь понести меня вместе с пистолетом? Ты быстро бегаешь? От мертвяков унесешь, а я буду отстреливаться? – Ханна уперла один конец штанги в землю, - Идем? – оглянувшись на «своих» и уже без бравады спросила она у маньяка. Не то, чтобы она признавала его главным в их кучке, но после того, как человек подержал у тебя над виском заряженный ствол, перестаешь относиться к нему беспечно.

+1

89

     Патрульный пост

     Ханна, похоже, приняла его чисто человеческое предложение помочь ей даже не столько с весом груза, сколько с удобством перемещения, то ли за предложение сумасшедше-джентельменовское, то ли попросту окручивающее. Боевая, это видно, или по крайней мере хочет такой быть.
     - Мне страшно хотелось услышать чей-то смех, мисс,- с той же серьёзной миной ответил Крис. Реакция Ханны его ничуть не смутила.- Вместо штанги?- он изобразил небрежное забрасывание чего-то на плечо, имея в виду, что на то, чтобы занять чем-то или кем-то обе руки, его джентельменских порывов не хватит.- Идёт, если раздобудешь себе пистолет,- отдавать тот, что был у него, явно не было желания.- Будешь прикрывать мне спину от самых резвых, а я буду прикрывать… тебя,- эта небольшая пауза давала девушке время самой представить, которую часть тела может прикрывать тот, кто несёт её на плече лицом к уже пройденному пути.- И все в выигрыше.
     За обсуждением этой интересной темы они оказались-таки под крышей. Разница в температуре, пусть и не такая заметная у входа, чувствовалась сразу. Особенно для гостей. Не позавидуешь – в такую метель и в кедах.

+2

90

Патрульный пост
Ламберт зашел последним. Пока загоняли машины на территорию, пока люди разговаривали, он следил за лесом. Нашумели изрядно. Хороший был форпост, неплохо было бы провести здесь несколько дней, отдохнуть, погреться. Давно забытая роскошь. Погрелся и отдохнул уже. Сотня другая мертвых, армия беспощадных, голодных, устремленных что бы тебя сожрать..объектов. Нет, не существ даже, объектов. Целей. Сотня - это то количество, что ему удавалось успешно избегать целый месяц. Впереди бой, с толпой объектов.. Хороший был форпост. Мины уже не успеем расставить, да и незачем терять время. Надо готовить отступление, и что бы успели погреться все прибывшие. Теперь пора была действовать быстро, и еще надо еще кое-что обсудить. Коли уж ему повезло встретить столько народу, живого и более менее адекватного.
Из всех вариантов конца света Ламберт предпочел бы что угодно, восстание искусственного интеллекта, к которому все шло, нападение инопланетян, наконец астероид, все что угодно.. но не это. Любая внешняя угроза могла бы сплотить людей против нее, но тут все произошло иначе. Что бы стрелять в людей - их нужно ненавидеть. Что бы стрелять во врага - его нужно ненавидеть. Искусственный интеллект ненавидел бы людей, вторжение других миров - было примерно таким же. Астероид был бы просто объектом без разума, камнем, который можно бы расщепить. Или в любом случае - всегда можно было бы договориться. Нельзя договориться с зомби, нельзя доказать ценность жизни, нельзя поговорить. С другой стороны - это проблема. Всякий зомби был чьим то отцом, матерью, сыном, дочерью. В его черепной коробке были мысли, чувства, надежды, мечты. Как ненавидеть мертвого? Он умер, встал, и идет теперь только с одной целью - сожрать живого. Тело, оболочка. Нет там личности, ушла личность, но это еще не значит что ты уже можешь от этого отрешиться. Каждый выстрел все равно рвет твою душу. От неправильности бытия. Объект, цель, либо ты выстрелишь, либо тебя сожрут. Снег хрустит.
Ламберт зашел последним и надежно заблокировал дверь.
Сесть за стол было чрезвычайно оригинальным предложением Фрост. Ок, пусть садятся. Женщинам и ребенку это особенно надо сейчас. Алекс предпочитал заняться другим делом. Времени теперь было слишком мало.
- Товарищи, - обратился он ко всем присутствующим, - у нас на подходе сотня-полторы. Надо бы готовить эвакуацию. Я могу заправить машины и вертолет, покажите где бензин, пожалуйста, - Ламберт с надеждой посмотрел на Фрост и Вольфа. Он не был уверен, что они ему поверят. - Собрать оружие, патроны, провизию, прочее,  все что здесь есть, все что сможем погрузить на транспорт, и унести на себе.  Но прежде чем все это произойдет - вот что я должен сказать и спросить каждого из вас: Какие у вас планы?  Дело в том, что сейчас мы скоро отправимся в дальнейший поход. Это здорово, что каждый из вас больше не один, мы теперь вместе, и мы теперь команда. Конечно, если вы хотите быть командой. Но выживать вместе в коллективе - лучше и проще чем быть одному в текущих условиях постоянной внешней опасности. Что дальше? Дальше у нас есть выбор. Мы можем постоянно бежать, дальше и дальше, нигде не останавливаясь надолго, но фигня в том, что Земля круглая, и то что происходит - происходит везде. Постоянно и надежно укрыться негде, и дело в том, что бежать и отстреливаться нам придется всю жизнь. Длина нашей жизни будет зависеть от способности бежать, бензина и патронов. Бензин и патроны кончатся, потому что их более некому производить. Поэтому, если мы хотим выжить - нам надо прекратить то, что происходит и построить заново этот мир.  Я уверен, что восставшие мертвые -  дело рук ученых, которые вероятно “хотели как лучше, а получилось как всегда”. Наверняка разработчики еще живы, проект слишком глобальный, авторов и тех кто в курсе - должно быть много. И коли эксперимент над человечеством произошел - наверняка должно быть противоядие, вакцина, что угодно, что бы остановить восстание мертвых. Я хочу найти кого то их них, и остановить это все. Иначе жизнь всех тех, кто еще жив - обречена. Не будет более людей на этой планете. Кто нибудь хочет пойти со мной? .

Ламберт смотрел на девочку, которая пришла вместе с английским военным. Чертовски жаль, что все это приходится переживать ребенку, вместо того что бы в снежки играть. С такими же как она. Она должна считаться теперь взрослой, и должна иметь право знать суть вещей, происходящих в мире. Она - будущее человечества. Теперь взрослеют рано.
Прости меня Эрик, прости меня Кристи.. Что не не смог уберечь этот мир. Такая настала чертова жизнь. Это не моя вина..
Мельком посмотрел на девушку, которая посадила вертолет. Почему то казалось, что та не подпустит к своему вертолету никого, а еще был человек в черном, взгляд которого был странным, но разве теперь хоть у кого то может быть нормальный взгляд? Каждый по своему переживает конец собственного мира, конец цивилизации.  Чертовски хотелось курить, но это потом, совсем потом. Может быть в другой жизни. Он ждал ответа и не боялся показаться смешным или не вовремя. Теперь все что угодно было вовремя. Все то, что разумно.

+1

91

Патрульный пост

Ханна скривилась, изобразив подобие ухмылки, и показала парню средний палец. Это ж охренеть, какой умный! Она протиснулась мимо него в дверь, нарочно ткнув вперед грифом, может быть, оставила синяк. Внутри было сухо и тепло, но это ее не обрадовало. Тут же уронив на землю штангу и рюкзак, девушка принялась лихорадочно расшнуровывать кед, балансируя на одной ноге.
- Ой, ееее!!!! – взвыла она, стянув носки. Мизинец уже начал синеть, остальные пальцы были неприятного белесо-желтого цвета. Ханна хлопнулась на пол и принялась яростно растирать ногу, сначала руками, потом схватила комок, в который свернулись ее носки и начала елозить им по коже. Губы ее беззвучно шевелились, но по всему было видно, что она материлась. После пары минут мизинец приобрел тот же белесый оттенок, что и его соседи. Ханна остановилась на мгновение, проверяя .вернется ли кровь, но пальцы так и сияли желто-белым, словно были отлиты из дешевой пластмассы. Девушка жалобно заскулила и от страха принялась тереть еще пуще. Когда-нибудь она точно лишится этих чертовых мизинцев. Особенно, если не прекратит шататься по зиме в кедах. Она вновь остановилась и на этот раз красное пятно медленно-медленно принялось расползаться по ее пальцам. С торжествующим смешком Ханна стянула второй кед и принялась за свое занятие снова. Между тем, один из новых знакомых, тоже чертовски умный, решил толкнуть речь. Брюс Уиллис, блин! «Соратники мои!» Торжественность момента как-то не осознавалась.
- Супермен, где же ты был?! – язвительно спросила Ханна, - Нам надо найти Доктора Зло и его приспешников! Веди нас! Люди, вы же не всерьез? Я, в смысле, что мы же не собираемся раскрывать мировой заговор и спасать человечество? Кто помер, тот помер. Если их не кормить, когда-то они сгниют до костей? Можно и побегать, - она бросила взгляд на пальцы, кровь еще не вернулась. Правая нога начала гореть, - Ты совсем сбрендил, - покачала она головой, посмотрев на Алекса, - Даже если предположить, что во всем опять виновато правительство, - она сделала тупое лицо и потыкала пальцем в воздух, - Даже если это и так, думаешь, никто не пытался это остановить? Ты новости не смотрел? Они ж войска даже поднимали! Бред это все, - она закончила с ногами и вскочила.
- Так, уважаемые, может кто подаст мне на бедность? – она весело покачалась с носка на пятку и растопырила пальцы ног, - Надо бы найти обувку.

+1

92

Мастерский пост

Пока никто никого не убил. Пока всем хватало еды, тепла и места. В какой-то момент стало даже душновато и захотелось выйти на улицу, а еще лучше – подняться на крышу и посмотреть что к чему. Если зомби действительно движутся вперед, то времени у них оставалось не так уж много. Шейн как раз прикидывала что можно взять с собой – держать оборону здесь не имело смысла. Фрост не вышла. Оказалось, вовремя, потому что Алекс начал вещать. Очень вдохновленно и очень глупо. Нет, возможно, в его словах и был смысл, только от этого герои не становились теми, кто доживает до старости. Конечно, пенсия с вязанием на скамеечке англичанке теперь не грозила, но это не делало ее последовательницей теории заговора.
- Даже если это дело рук ученых, они могли стать как раз теми, кто погиб первым. И сейчас мирно ведут вперед зомби-армию. Хотя, конечно, правительство от нас это скрывает. А, стоп, правительства же уже нет и каждый сам за себя. Вместе выживать действительно легче, но массовый поход за тем-не-знаю-чем вряд ли как-то связан с выживанием. Здесь еще есть оружие, бензин, одежда и припасы. Чем быстрее мы погрузим это все в транспорт, тем лучше.
Шейн улыбнулась. Слова Алекса могли вдохновить кого-то. Особенного кого-то идеалистичного и молодого. Фрост не собиралась кого-то неволить – хочет сдохнуть – пожалуйста… но Криса предпочла бы видеть живым. Ученик как-никак.
- Зомби кончатся куда раньше, чем патроны. В сорок четвертом СССР произвел 7,4 миллиарда патронов. Одна страна за один год. Как вы думаете, какие запасы оружия и боеприпасов сейчас в мире? В нашем году. Зомби можно убить с одной пули. С двух, с трех, с пяти – если ты не умеешь стрелять. А сколько всего людей? Восемь миллиардов максимум… было. Патроны не кончатся. Главное – вовремя успевать их находить. В противном случае придется по старинке пользоваться холодным оружием.
Англичанка криво усмехнулась. К зомби-апокалипсису ее не готовили, но считать она научилась еще в школе. Патронов хватит на всех. Главное не забывать держать запасной для себя на случай, если заразишься. Этого вслух она не сказала.

- Выжить вместе и правда легче. Но выживание не включает в себя геройство и поиск секретных лабораторий, защита которых убьет тебя быстрее, чем зомби. Впрочем, нам необязательно держаться всем вместе.
У Шейн с Крисом машина тоже была – неплохой внедорожник, который они нашли брошенным. Заправили сразу как только заняли форпост, наполнили и дополнительные канистры. Теперь можно было загрузить туда вещи и взять попутчиков. Пару человек, или даже троих. Максимум влезут и четверо. Фрост взяла бы земляка и девочку, хотя у ребенка почти нет шансов, а солдат будет ее защищать. И все же взяла бы. Алекс тоже мог быть полезен…если откажется от своего суицидального плана.
- Что делать можно решить и потом. Построить город, наладить связь с другими выжившими – скрыться в лесах, где поменьше зомби. Варианты есть. Но варианты стоит рассматривать, когда нас не будет преследовать сотня ходящих. Кстати, надо посмотреть как далеко они.
Фрост покинула остальных, предоставив людям возможность выбирать. Она уже видела как те, кто чуть ли не клялся всегда идти рядом, в подобных ситуациях уходили в разных направлениях. И все же если эти люди выберут неправильно, будет обидно.
Сверху округа была как на ладони, а военный бинокль и вовсе расширял возможности для наблюдения. Впрочем, сейчас он был не нужен, чтобы увидеть зомби на горизонте. Не слишком быстро, но верно они приближались в форпосту. Шейн поспешила вернуться.
- Если кто-то не определился, стоит сделать это сейчас. Зомби уже на подходе. Все, что понадобится, мы уже поскладывали по сумкам. Берем и вперед, - подвела итог девушка. А зомби шли. Не ускоряясь и не замедляясь. Просто шли вперед. Патронов хватит на всех. Но это не значит, что после этого останутся невредимы все живые. Времени не было – надо уходить.

+1

93

     Патрульный пост

     Речь Александра, начинающаяся с обращения «Товарищи!» была, пожалуй, вдохновляющей, в лучших традициях. Если предположить, что после всей этой хрени всё станет как прежде, именно такого человека могли бы пригласить в школу для просвещения в попытке вдолбить-таки в головы учеников хоть какие-то события из истории родной страны. Алекс явно сумел бы что-то до них донести. Но сейчас для таких речей время было неподходящее, либо Кристофер оправдывал своё же мнение о себе как о человеке не самом чувствительном. Он всегда смотрел на мир как-то издалека, но вот пафосно рассуждать о больших целях, которых – возможно – сможет достичь после его смерти поколение «пра-пра-пра» был не склонен. Как и посвящать слишком много времени медитированию на тему «как и почему это случилось и что теперь делать», что уменьшало количество возможностей застать его врасплох и сожрать. Тем не менее, какие-то соображения у него имелись, и в том, что касается учёных, они перекликались с тем, что говорил Алекс.
    - В версию с научным проектом я верю больше, чем в атаку злых марсианских бабочек,- серьёзно признал Крис.- Но в любом случае ничего конкретного мы об этом не знаем. Ведь не знаем? Я не предлагаю совсем отказаться от этой идеи, но не думаю, что стоит лезть на рожон. Например, разделяться и идти куда глаза глядят в надежде отловить где-нибудь сбежавшего учёного. Ко всему прочему, можно наткнуться и на шарлатана, который будет со значительным видом требовать доставить его на другой конец света ради спасения мира, а на проверку окажется, например, шеф-поваром китайского ресторана, который просто хочет выжить, в чём здорово могут помочь люди, которые готовы защищать его чуть ли не щадя себя, пока он трудится над чем-то им неведомым, но вроде как ради будущего человечества. Вряд ли у многих выживших сохранились удостоверения личности, кто-то наверняка стал зомби, когда это всё началось, а кто-то спятил и забыл своё имя, не говоря уже о каких-то секретных разработках. А если мы всё же найдём настоящего учёного, который будет в курсе всего, включая противоядие, он вряд ли сможет состряпать вакцину на коленке, если это вообще возможно в одиночку. Вот если наступит время, когда мы будем точно знать, в чём дело, и так же точно знать, как это остановить, и будем достаточно сильны для этого, можно будет подумать о строительстве нового мира. Мы все нашли друг друга, но как бы круто это ни было, сейчас нашего отряда мало, даже если бы каждый из нас мог стрелять из трёх пушек одновременно. В мирное время мы вряд ли рискнули бы устроить переворот в стране, а поход во имя жизни может оказаться чем-то посложнее и с худшими последствиями в случае неудачи.
     «Сейчас мы можем только сдохнуть во цвете лет, притом не особо красиво»,- он посмотрел на девочку английского военного – кем она ему приходилась, неизвестно – и передумал говорить это вслух.
     - Не знаю, сколько всего выживших, но уверен, что есть кто-то ещё. И наверняка их нет среди тех зомби, что ползут сюда. Давайте прежде всего уберёмся отсюда подальше, а потом продолжим беседы о судьбах мира и поисках учёных.
     В это время как раз вернулась Шейн с известием, что мёртвые уже близко. Крис временно выбросил из головы глобальные проблемы.
     - Пошли со мной. Здесь недалеко,- обратился он к Ханне.- Мы принесём панцири,- это уже Шейн. В своё время они с бывшей преподавательницей не стали упаковывать в сумки их все, ограничившись двумя. Защитные комплекты на дороге не валяются, а пригодиться могли здорово, причём всем – ради этого стоило немного задержаться. Крис быстро обвёл взглядом присутствующих, лишний раз пересчитывая их. Этого времени Ханне должно было хватить, чтобы снова влезть в свои кеды. Наверное, это было жестоко, но приходилось считаться с обстоятельствами: иначе девушке пришлось бы сидеть и ждать, пока ей принесут обувь, что уже не назовёшь полезным расходом времени.

Отредактировано Кристофер Вольф (2014-04-10 21:38:38)

+1

94

- Scheiße! – других слов не находилось. Только ведь зашли – ни погреться, ни в туалет, что называется. Ханна расстроено выдохнула, скривив губы. Поиски подходящей обуви приходилось откладывать на потом, она быстро сунула ноги в промерзшие кеды и затянула шнурки. «Построить город» - твою мать! Общество любителей курсов выживания. Поди, не отлипали от экранов, когда шел «Lost». Впрочем, свои эмоции она выражала молча, на мгновение строя кислую мину и продолжая сосредоточенно натягивать черно-белые тапки на резиновой подошве. Однако фраза Криса о «строительстве нового мира» ее окончательно доконала и Ханна издала короткий стон, посмотрев на парня так, как обычно смотрят на занудных стариков те, кто вынужден в очередной раз отрывать взгляд от айфона, чтобы послушать про «в наше время». Комментариев больше не было, как, по счастью, и запасов умных рассуждений у Криса. Зато он не преминул попробовать припахать ее себе в услужение. Ханна хотела было возмутиться, но услышав про то, что она должна была нести, растерялась.
- Ааа…Что, прости? – проморгалась девушка, делая вид, что не расслышала, - Что еще за панцири? Эээммм… Черепашки-ниндзя? – она улыбнулась, разведя руками, - Ладно. Иду. Только куда мы все сейчас денемся? Вы что-то там про какую-то базу вроде говорили, мэм? Мы туда? – она покосилась на остальных. Ни один, ни один из них ей не нравился. Разве что солдат с девочкой был более-менее надежен, все же с ребенком, не должен выкидывать никаких штук. Акции «Супермена», рассуждающего про спасение мира, упали на несколько пунктов. Нет, он был нормален, вроде, здоров психически. Но с такими рассуждениями долго не протянешь, и как-то далеко это все было от ее интересов. Хотя, какие сейчас у нее были интересы, Ханна еще пока не определилась. Дальше «поесть, поспать, оказаться в тепле» планы не заходили, потому что думать и рассуждать о будущем, когда будущего вполне возможно уже и нет, - это мазохизм последней инстанции, а плакать ей не хотелось. С маньяком все давно было понятно, от этого нужно было уносить ноги как можно скорее. Женщина из вертолета была ни рыба ни мясо, на контакт не шла, вся в себе. Командирше поста в ее личной иерархии было отведено теплое место рядом с маньяком. Такая всадит тебе пулю в лоб без вопросов. Крис… Ну, в другое время она бы послала его подальше, а теперь вот приходится общаться. Потому что социальный аспект в понятии человека как-то внезапно стал важнее аспекта биологического. У ходячих он отвалился. И если ты не хотел присоединиться к ним, то должен был цепляться за свой социум.

0

95

Ламберт медленно кивнул. Удивительное знание цифр вооружения и истории у Фрост. Что ж, если посетить несколько военных баз, заводов, и прочих , выжить, собрать выживших, определить место, построить город, - все можно начать заново. Это приемлемый вариант. И, наверное, наиболее реальный. Они были правы, эти люди. Шейн и ее спутник Кристофер.
Ханна обморожена, вид ее ног говорил сам за себя. Запасные теплые носки Ламберт имел в рюкзаке, и если ничего не найдется здесь - он их отдаст.
Думать о будущем будем потом, настоящее стремительно вторгалось в планы о будущем, особенно в свете известия о приближающейся к форпосту толпе зомби, которых уже видно.
Алекс сбросил рюкзак, быстро вытащил два рожка с патронами, стянутыми изолентой, вщелкнул в автомат вместо одиночного.
- Вы правы, ребята, все остальное потом обсудим. Я благодарен, .. Адам, ваша машина на ходу - я заправлю, бензоколонку видел. Также погружу полные канистры, которые найду.
Про панцири Алекс не понял, но спрашивать не стал, потом посмотрим. Он только понял что мимолетное желание выкурить сигарету не слишком осуществимо в настоящий момент.
Хороший был форпост. Хорошим был час отдыха и полузабытья. Давным давно кончились нормальные времена. Ламберт вышел в снег, ледяной ветер нес поземку, впивался в лицо сотнями острых игл. Никто из собравшихся здесь сегодня не умрет. Так должно быть. Бензоколонка налево, машины направо. Вскинув автомат в боевое положение, Алекс пошел к бензоколонке.

0

96

     Патрульный пост, жилой корпус ==> склад

     По правде говоря, внешность черепашек-ниндзя Крис помнил совсем не детально, да и вспоминать не особо пытался: черепашке понятно, что Ханна ввернула это не с целью поговорить о мультяшках. К нему и его соображениям она явно относилась с немалой долей скептицизма, зато улыбалась.
     - Защита,- расшифровал он.- Раньше для патрульных, теперь для всех подряд. Планировалась от пуль, осколков или что-то вроде того, но от зубов тоже сойдёт.
     Идти до склада было действительно недалеко. Крис взял с ближайшей полки фонарь, который сам же здесь оставил в прошлый раз.
     - Ботинки там,- он направил свет на нужный железный стеллаж, указывая направление, и передал фонарь Ханне, предлагая ей по возможности оперативно утеплить свои многострадальные ноги.- Зимние внизу. Носки тоже рядом были.
     Сам он засветил фонарь, который захватил из мониторной - сейчас важнее скорость, чем экономия батареек - и занялся стаскиванием с вешалок защитных комплектов и последующим складыванием их, чтобы занимали поменьше места в багажнике. Они были не столько тяжёлыми, сколько громоздкими – из-за количества и расчёта на ношение на себе, а не в руках - а потому помощь Ханны позволяла не делать лишнюю ходку к складу. Будь у них больше времени, можно было бы обойтись одним фонарём и одним человеком.

Отредактировано Кристофер Вольф (2014-04-26 22:44:21)

0

97

- Найс! – Ханна взяла у Криса фонарь и подтянула джинсы одной рукой. Мог бы сказать и раньше, до того, как она в раскоряку натягивала свои кеды, ну да ладно. Восьмой, девятый – она шарила по полке, пытаясь отыскать свой размер. Брала тяжеленный ботинок в руку, переворачивала и читала цифру на подошве.
- О, седьмой! Уже легче, - обрадовалась было девчонка, но вид бота был не менее угрожающим, чем у всех остальных, - Мужские, да? – она подняла ногу и приложила найденный ботинок к подошве собственного. Военный явно доминировал в размере. Но на то и были носки.
- Ладно, я готова! Что делать-то? – она подошла к Крису, по пути пробуя обновку, пальцы ног шевелились в мягкой обертке плотных носков, но стопа сидела крепко, - Слушай, зачем они нам? Они ж тяжеленные? В них особо не побегаешь, а мертвяк за руки хватает чаще все равно, - ботинки на ней были тоже тяжелые, но зато ими можно было хорошенько лягнуть нападавшего в живот, - Давай лучше всякого прочего натаскаем – тех же носков, одеяла, может, тут какие есть? По мне так махаться с этими, - она неопределенно мотнула головой, имея ввиду мертвых, - бесполезно. Разве что свои, кто нам пулю в грудь засадят, - тут она помрачнела. Маньяк уж точно засадит.
Алекс полетел геройствовать, она так и видела, как перед глазами мелькнул трепавшийся на суровом ветру красный суперменский плащ. Один на бензоколонку. Она вздохнула. Хотя…
- Эмм, ребят, я может туплю, но разве стоит отпускать его одного? – она помахала рукой в воздухе, привлекая внимание, - Я не ставлю под сомнение нашу добронамеренность, но заправит чувак машину и слиняет. Как-бы так… Проверил бы кто?

+3

98

Мастерский пост. Часть 1.

- От базы ответа нет,- проговорил Адам Уэлш, отвечая на вопрос Сольвейг. Видимо, он заметил, как  на ее побледневшем лице застыло выражение обреченности. Поэтому добавил,-  Это нормальное явление в таких условиях.
Прибывшая группа начала осваиваться в своем временном убежище. Юноша, встретивший их вместе с женщиной в военной форме, любезно помогал с вещами блондинке, управлявшей машиной. Та что-то пыталась вытащить из салона автомобиля. С удивлением, Сольвейг разглядела гриф штанги.
«Каждому свое. Кто знает, может она с этой штангой управляется лучше, чем армеец с пулеметом». Оптимистичная мысль промелькнула в голове и тут же погасла. Сольвейг видела перед собой всего лишь девушку в шапочке с помпонами, отчаянно цеплявшуюся за то, что придавало ей уверенности. Озябшую на ветру и вышедшую живой из толпы мертвецов –обыкновенную, такую же, как они все. Штанга, гремевшая по асфальту, тоже была обыкновенной. Необыкновенным было только то, что все это случилось с ними, что вся эта реальность, фантастичная и болезненная, выносила каждому из них свой приговор.
Сольвейг поймала себя на мысли, что ищет глазами Писателя. Она привыкла держать его в поле зрения в целях безопасности и поэтому сразу заметила его отсутствие. Наверное, остался на улице и тоже помогает Ханне разгружать вещи. Хоть в это как-то и не верилось. Сольвейг нащупала в кармане куртки ключ зажигания вертолета.
За окном вновь начиналась снежная буря. Ветер глухо завывал в вентиляционных трубах.
Из раздумий ее вывел разговор о дальнейших действиях. Алекс предлагал искать ученых, которые, по его мнению, породили в своих лабораториях царящий ад, Шейн возражала, и, судя по всему, предлагала кочевать, пополняя время от времени запасы патронов, Крис просто хотел убраться в более надежное место. Ханна меж тем вдохновенно иронизировала. Сольвейг думала лишь о военной базе и том, как туда добраться, а после - рассчитать маршрут по карте по направлению к конечному пункту назначения, путь к которому предстоял долгий.  Алекс очень осторожно намекал на необходимость проверить ее вертолет, а потом и заправить его. Ну уж нет.
- Нет. Не сочтите за грубость, но за эти минуты у меня не появилось никаких оснований вам доверять. Равно как опасаться. Поэтому, будет лучше, если вертолет заправлю я сама.
Раздражение от предлагаемых присутствующими идей и явная заинтересованность в вертолете заставили ее вновь вспомнить о Писателе. Этот опасный социобоф  был срочно необходим здесь для оздоровления атмосферы и придания общественному брожению общего вектора. Сольвейг уже успела заметить, что присутствие Писателя действовало на людей отрезвляюще. Едва ли не в большей степени отрезвляюще, чем зомби.
Спустя некоторое время он все же появился на пороге их убежища. Дверь отворилась, впустив в комнату порыв ветра и вихрь снежинок. В запорошенном снегом бронежилете и с покрытыми инеем бровями, Писатель был похож на постапокалиптического Санту, пришедшего поздравить выживших детей с Новым Годом.  Писатель и улыбался как Санта – широко и очень добродушно, но взгляд по-прежнему оставался пустым и стеклянным. Слезящиеся от морозного ветра глаза напоминали осколки льда.
Вместо мешка с подарками у постапокалиптического Санты за спиной была штурмовая винтовка, в руках – револьвер. Улыбка исчезла с лица Писателя и тот проговорил, указывая стволом  на дверь:
- Когда живые треплются, мертвые действуют.
Сначала всем показалось, что это был просто сильный порыв ветра. Когда звук послышался в очередной раз, сомнения развеялись. Завыванию ветра в трубе аккомпанировало рычание мертвецов, которое становилось все явственней и громче.

Стоп-игра. Ждем вторую часть мастерского поста.

+2

99

Человечество — это общество по интересам, где каждый козлище мечтает напялить на себя шкуру волка. Человечество — это общество по интересам, где каждый баран мечтает напялить на себя шкуру козла. Лиши масок баранов, лиши масок козлищ и ты получишь стадо овец. Овцы — это те, кто ведут друг друга на заклание. Бесперебойный конвейер, фабрика по производству потребностей, завод по удовлетворению нужд — мясо и шерсть. Я — не пастырь ближнему своему, я — мясо и шерсть. Этот мир прекрасен. В этом мире не осталось волков и козлищ. И каждый другому пища. Срок годности мясных консервов — три года. При бережном хранении срок можно увеличить до шести лет. Писатель знал: там, где собираются больше двоих, происходит отделение баранов от козлищ. Когда срок годности мясных консервов выходит, люди начинают поедать друг друга. Человек человеку — плоть. Так было всегда.
В сущности ничего не меняется.
Этот мир всегда был идеален.
Теперь он стал честнее.
Волки не умеют лаять. Писатель молчал. Снег таял. Брови и ресницы становились мокрыми.
«А-у-у-у, - подумал Писатель: - а-у-у-у...».

Волосы Белоснежки, должно быть, пахли керосином.

Где-то неподалеку умер лагерь беженцев. Брезентовые палатки, средства первой необходимости — консервы, бинты, антисептики и йод. Там были солдаты, полицейские, медсестры, доктора, женщины, дети. Это был самый настоящий по-своему идеальный мир. И он в одночасье перестал быть.
Возможно, их привлек вертолет.
Возможно, звук двигателя.
Это мог быть ветер.
Или чей-то голос.
Это могло быть что угодно.
Палец Писателя замер на гашетке. Он не спешил. Они не спешили оба.
Сорок, хотя скорее семьдесят мертвяков шли. Ветер доносил звуки и запахи. У них больше не было имен, не было масок и социальных ролей. Человек человеку — плоть.
Тц-ц-ц-ц, - Писатель приложил палец к губам.
Ветер доносил звуки и запахи.
Сбылась мечта тысячелетий. Демократия победила, идеальный строй, идеальный мир.

+3

100

Снег падал, белый на белое, таял на лице, или не успевал таять, особенно было хорошо, когда не успевал. Ламберт желал быть заваленным снегом, отогревать в нем ходы своим дыханием, лежать в нем, раскинув руки, смотреть в белое небо, с которого падает снег. Весь этот покой и роскошь недоступны, и вряд ли будут доступны когда либо еще. Он бежал по насту к бензоколонке, закинув автомат за спину, надо было спешить что есть сил, завывания мертвых были слышны уже громко, от звука легко абстрагироваться, достаточно просто лечь в снег, повернуться на спину и смотреть в небо. Смерть придет очень быстро, и даже не от обморожения, вон она смерть, приближается с характерным звуком. И совершенно бессмысленно мечтать о легкой смерти, не все еще ты сделал в этой жизни, человек, как минимум ты еще не нашел свою Саманту.
Ламберт бежал бегом. Заправка функционировала, недостатка в канистрах не было, но бензин пришлось добыть из шланга, откачав оттуда воздух, дабы он пошел сам. Ламберт сплюнул горючей жидкостью, зажигалку ко рту, пожалуй, в ближайшее время подносить не стоит.
Первые две канистры были залиты в бензобак машины английского военного успешно. Девушка запретила заправлять вертолет, не доверяла, да и черт с ним, с доверием. Доверие такая штука, которую заслужить надо, в условиях апокалипсиса на такое увы времени нет, все что угодно ускоряется. Чертов вертолет был конечно прекрасной машиной, но как Алекс слышал - на него времени уже не было. Следующую пару канистр он почти не донес, провалился в снег, чуть не сломал ногу, было больно. Над болью он посмеялся. Нет, не сломал. Рано еще умирать, подхватил за ручки, залил во вторую машину. Третья ходка - для вертолета. До вертолета не донес.

Снег валил так, как Алекс всегда любил. То что Алекс всегда любил, погибло уже несчетное время назад, и вероятно и те, кого он тоже всегда любил. Больше жизни, больше всего на свете. Какого черта он жив до сих пор, если те, кого он любил уже не существуют? И почему в таком случае он до сих пор не решил уравнение Дана Купера? Ведь это положено в конце мира, в конце всего сущего, когда потерял все - хотя бы решить уравнение Дана Купера, над которым бились 30 лет ученые. Ничего кроме отчаяния и яростного, местами непосильного, сопротивления отчаянию не происходило с серым веществом мозга Алекса Ламберта, который бросил обе полные канистры на снег на полпути к вертолету. Бросил и вскинул автомат. Людей с форпоста вытащит тот, который не представился, Алекс видел как тот зашел в двери, уже очевидно будучи в курсе что времени не осталось.
Кончилось время, Ламберт передернул затвор автомата, досылая патрон в ствол, прицеливаясь,  вспоминая о пистолетах, и о том как их лучше достать. Это была не такая война, ложиться в снег не надо было. Можно было стоять и стрелять, главное попадать. Первые несколько мертвяков вышли из за деревьев и направились в его сторону, целенаправленно, неумолимо, казалось они даже ускорились.
"Мы встретимся еще Саманта, где бы ты ни была, там или здесь, если там, то я скоро, если здесь - значит я тебя подожду. Дорогой мой Эрик, с тобой мы встретимся тоже, но не сейчас, не сейчас. "
Точными выстрелами в голову Ламберт снял первых троих мертвых, опустил автомат и побежал в противоположную от машин сторону, махая руками и улюлюкая, отводя подальше от машин,  потом остановился и положил еще нескольких.
Он пришел сюда пешком, было даже слегка интересно, согласятся ли они его забрать на транспорте. Но только слегка, Ламберт задушил в себе легкое сомнение, очень хотелось верить людям.

Отредактировано Александр Ламберт (2014-11-05 21:21:29)

+2


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC