Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Эту землю дарю я вам

Сообщений 101 страница 106 из 106

1

Описание: 21 декабря 2012 года Апокалипсис не случился. Апокалипсис случился 25 числа того же месяца.
Люди с экранов телевизоров, с мониторов компьютеров настойчиво рекомендовали избегать паники. Мертвые не восстали. Это болезнь, это вирус. И ваш дядя, смятый соседским «Фордом» до кровавого месива, отнюдь не мертв, он плохо себя чувствует. Видите? Шевелится.
Через три дня новостным сводкам перестали верить.
Через неделю исчезли новости. Интернет, радио, телевидение, электричество.
1 января 2013 года пала армия.
12 января 2013 года исчезла вера в человечество. Вместе с человечеством.
Мертвые восстали. Небольшие группы живых стараются выжить, без надежды, без веры, инстинктивно, рефлекторно. Среди живых конкуренция. За бензин, оружие, патроны, продукты питания.
И только солнце – зимнее, яркое – смотрит с вышины, насмехается: «Эту землю дарю я вам» - будто бы говорит оно, ответить, увы, по большему счету некому.
Аугсбург, 25 января 2013 года. Конец света продолжается.

Участники: любой желающий. В первом посте рекомендуется дать краткую информационную справку о собственном персонаже.

Текущие события: небольшая группа выживших в течении последних двух недель в качестве нового дома обживает старую автозаправку на выезде из города. И вроде бы все ничего, да только сожрав все живое в городе, стаи зомби мигрируют в поисках новых угодищ. Ситуация, мягко говоря, накаляется.
Справка: убить зомби можно только одним-единственным способом - разрушив мозг.

0

101

Стоянка

Слова Писателя развеяли все сомнения. Зомби шли, а живым надо было покидать это место. Как можно быстрее.
Сольвейг заметила, как Алекс метнулся из помещения на улицу. Ее очень смущал настойчивый интерес военного к вертолету, поэтому она поспешила вслед за ним. А Ламберт направлялся в сторону стоянки. Вытащив из кобуры пистолет, Сольвейг бежала, держа военного на прицеле.
- Только попробуй угнать его! Нет, ты только попробуй! -прокричала она.
- Стой, - тихо, но властно распорядился Писатель. Ошибиться с адресатом было невозможно. Белоснежку он догнал в два шага. - Знаешь поговорку про одного, который в поле не воин? Знаешь, вижу - знаешь. То же с пилотом без штурмана. Пилот без штурмана - мишень, - в левой ладони Писателя что-то блеснуло. Охотничий нож. - Хочешь жить - не будешь стрелять. Я прикрою.
Сольвейг кивнула. Писатель тоже хотел лететь на вертолете. Нож против автомата.  Какой-никакой, а диалог. Он случится, если Ламберт вздумает присвоить ее транспорт.
Но Ламберт побежал заправлять машины. Пока он это делал, Сольвейг забралась в кабину.
Датчик топлива не утешил ее.
Выглянув наружу, она увидела, как Алекс тащит канистры через сугробы к вертолету. Метель почти скрыла военного из виду. Тот почему-то остановился, выронив топливо в снег. А потом открыл огонь.
Писатель машинально вцепился пальцами свободной руки в предплечье девчонки. Лицо исказилось, обнажились в оскале острые зубы.
- Хер бы он себе отстрелил - пользы было бы больше, - сквозь острые стиснутые зубы процедил Писатель. Хват был крепким. - На его пальбу они сбредутся все. Все, все, все. Каждый. Помнишь, чудо-женщина? Стреляй в голову! Всегда стреляй в голову, а сейчас жди. Я - твой штурман. Я заберу горючку. Теперь мы - команда.
Мы команда, решил Писатель. Потому что чудо-женщина умела летать. Потому что Писатель умел выживать. Иногда волк - это все, что нужно Белоснежке. Идеальный мир требовал новых сказок.
Пахло потом, он чувствовал. Полицейская разгрузка была тяжелой.
- Жди.
Снег шел. Густая пелена снега. Сотни и тысячи маленьких уникальных, неповторимых снежинок. Сугробы казались пластиковыми.
Писатель скатал снежок. Потом другой, потом еще. Не выдержал - надкусил первый. Вкуса снег не имел. Вильгельм Телль палил на совесть. Попасть под дружеский огонь Писатель не хотел. Мертвецы шли.
Первый прицельно пущенный снежок угадил в ближайшую канистру, заботливо брошенную стрелком. Канистра пошатнулась, но не упала. Чпок! Второй снежок угадил прямо между лопатками Вельгельма Телля, оставляя на спине густой белый след.
Не дожидаясь реакции, но надеясь на нее, Писатель плашмя завалился в снег, ловко и быстро перевернулся на спину и громко свистнул. Свистеть могут только живые. Бросать снежки - тоже.
«Обернись, обязательно обернись, - подумал Писатель. - Герои всегда искушаются “яблочками”».
Третий снежок - белое яблочко - полетел вверх. Писатель обозначил позицию. Писатель себя выдал.

(Написано совместно с Писателем)

+2

102

Стоянка

То, что могло понадобиться им в дороге перенесли в машины. Алекс вызвался их заправить, Шейн даже не возражала. Что-то в этом мужчине заставляло ее почти доверять ему. Почти, потому что ключи Фрост никому давать не собиралась и руки с оружия так и не убрала. Доверять можно было ему, можно было военному с девочкой, но никак не тем, кто прилетел на вертолете. Эти были опаснее остальных. С чего агент несуществующей уже организации сделала такие выводы она и сама не понимала до конца.
У нее и Кристофера давно все было подготовлено к уходу – рюкзаки со всем необходимым, что-то уже даже лежало в багажнике машины, которая была на ходу. Пост был хорошей базой, только жаль, что недолговечной. Все испортилось как всегда в одночасье. Были ли виной тому вновь прибывшие? Вполне возможно. Беда, как известно, не приходит одна, но женщина не была склонна заламывать руки в сожалениях об упущенных возможностях. Потому что сейчас на это не было времени.
Рычание зомби раздалось ближе и скорее, чем надеялась Фрост. На пару мгновений повисла гнетущая тишина, а затем  почти сразу же началось движение. Если они хотят убраться отсюда целыми, нужно действовать как можно скорее. Шейн подхватила рюкзак и фляжку, оставленную на столе – не пропадать же продукту. Автомат, который стал почти родным.
- Крис! В машину! – скомандовала Шейн бывшему ученику и выскочила на улицу.
- Есть еще место. Желающие? – Фрост вела почти светскую беседу, впечатление испортила только короткая автоматная очередь, прервавшая недожизнь парочки очередных зомби, пока агент двигалась в сторону джипа.
Сначала, когда все это только началось, было сложно – сначала Шейн по привычке продолжала видеть в них людей или то, что когда-то было людьми. Потом стало проще, потом стало не до чувства вины и жалости. Все просто – убей или умри. Зомби уже мертвы, то, кем они были в прошлом не имеет ровно никакого значения. Еще одна короткая очередь, и Фрост оказалась возле джипа. Снег падал и падал, это было почти красиво. Наверное. Шейн не обращала на него никакого внимания. Она ненавидела все происходящее с ней. Возможно, именно ненависть позволяла ей выживать. Возможно, именно ненависть толкала ее вперед, заставляла не смыкать глаза, когда опасность была близка, заставляла раз за разом спускать курок. Потому что от ненависти к происходящему до любви к жизни два шага. Только бы успеть их сделать, пока в твое горло не впились мерзкие твари. Только бы успеть, а там будет видно. Еще пара зомби упали в снег, не дойдя до живых. Это тоже могло бы быть по-своему красиво. Наверное. А может, и нет. Проблема в том, что эстетическая сторона процесса выживания с момента начала Апокалипсиса все меньше занимала бывшую учительницу английской литературы. Время поэзии прошло. Пришло время жать на курок.

Отредактировано Шейн Фрост (2014-11-19 15:00:12)

+2

103

     Склад

     - Да нет, не очень,- ответил Крис насчёт веса защитных комплектов.- Дело привычки. На руки-ноги тоже есть пластины. И люди не все «свои». Но одеяла – это тоже хорошо, бери, до чего достанешь,- у них с Шейн давно было уложено необходимое, но не на такое количество людей.
     Прервав своё занятие, он выглянул за дверь. Слух уже улавливал знакомый звук, похожий на хриплое сопение, хлюпанье и рычание одновременно. Точнее, пока только на сопение.
     - Надо сваливать. Сможешь бежать?

     Стоянка

     Несмотря на то, что бежать Ханне пришлось, почувствовать себя черепахой повод появился сразу. Алекс, похоже, успел что-то заправить, а теперь, когда они с Ханной распихивали притащенные полезности по багажникам, пробежал мимо, размахивая руками. Очевидно, отвлекая зомби от машин и привлекая к себе воплями и стрельбой. Шейн тоже была здесь и отстреливала ближайших зомби. Пока они были не очень близкими и не очень многочисленными, но на стрельбу ползли всегда быстрее.
     - Давай,- Крис кивнул Ханне на машину, помня, что её собственная выглядела так, будто далеко и быстро не поедет. Едва освободив руки, он достал пистолет. Не то чтобы ожидал, что зомби выпрыгнет из-под колёс, но среди них тоже случались отщепенцы, да и у Шейн не несколько пушек сразу.- Нужно забрать Алекса,- скороговоркой предложил он бывшей учительнице насчёт свободного места, надеясь, что она не сочтёт риск слишком высоким.

+1

104

Разрешения Криса ей не требовалось – Ханна деловито потянула на себя аккуратную стопку плотных темно-серых шерстяных одеял, но в этот момент дверь коротко хлопнула и в помещение ввалился маньяк. Одеяла попадали на пол, одно она невольно прижала к груди и тихо-тихо, себе под нос, выругалась. Народ повскакивал со своих мест и по одному стал выбегать наружу, сразу же за стеной стали разрываться короткие выстрелы.
- Еще как смогу, - Ханна схватила с полки первое попавшееся под руку и быстро сунула себе в рюкзак. Жалостливо оглядев стеллаж, поняла, что времени на поиски еды уже не было. Забросив рюкзак на спину и сжав в ладони гриф, она поспешила за Крисом. Уже в последнюю секунду схватила с пола одно из одеял, теперь руки были заняты.
- …! …! …! – приговаривала Ханна пока они пересекли двор. Она вывалила свой рюкзак и одеяло в багажник.
- Ключи! – Крис тоже достал пистолет, - Эй, давайте ключи! Я поведу! – уверенность в своих водительских навыках была как никогда сильной. Шейн она боялась не меньше, чем маньяка, но выбора не было – в вертолет ее никто не звал, в другую машину тоже. Из леса медленно шли, спотыкаясь и мыча, серые вонючие полузамерзшие тени. Ханна припрыгивала с ноги на ногу и тоже заскулила от страха. Ей внезапно очень сильно захотелось в туалет. Если ей сейчас не дадут ключи – она вышибет этой машине всю приборную доску, ей богу!

+1

105

Ламберт прицельно стрелял очень короткими очередями, максимально короткими на какие были способен, и медленно отступал в сторону от машин. Несильный удар в спину заставил его дернуться и отскочить, очередь не попала в цель. Показалось, что слишком увлекся и не заметил мертвых, что успели уже зайти ему за спину и теперь тычутся, стараясь ухватить живое тело. Наверное это было страшно, но не было времени предаваться страху, или вникать в собственные чувства, он отскочил с разворотом, занося приклад для удара на уровне головы.
Не было никого за спиной, кроме снега валящего почти стеной, да двух больших зеленых канистр, да черного силуэта на снегу, то была черная куртка того, кто не назвался. Потом он свистнул и кинул вверх то, что как Алекс понял и было ударом в спину. Мертвых с той стороны в ближайшем видимом обозрении не шло, но  в той стороне был вертолет, значит он или еще кто  туда уже добрались. Человек в черном просил или прикрыть, или горючее, или и то и другое. Как минимум - слаженных  действий, что было правильно. Ламберт поднял вверх руку и показал в направлении канистр. - Забирай, - крикнул, - прикрою.
Кричать было как то несподручно, Ламберт почти осекся. Из за нелогичного, не связанного с реальностью ощущения, что мертвые услышат и поймут, раскусят стратегию и замыслы, придумают свою и обязательно воплотят ее. Разум отдельно от этого понимал, что так быть не может. Что это не те мертвые, и все совсем не так. Они только лишь тупо придут за живыми в нестерпимой ничем не контролируемой жажде живого тела. Спасаясь от безумия, не желая принимать реальность, разум постоянно подсовывал какие то ложные надежды. “Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие..” Это было не про то.
Ламберт сплюнул на снег, и опять повернулся спиной к канистрам, опять пошел по дуге, прицелился и начал палить по приближающимся зомби. Не следует называть их мертвыми, к людям они вообще больше не имели отношения.
Рюкзак остался у заправки, рюкзак надо будет забрать, после того как парень заберет то, что Алекс не успел донести до вертолета.

0

106

Зомби наступали, Алекс стрелял. Короткая очередь за короткой очередью, три, еще три, еще три патрона. Позади были люди, впереди были мертвые. Тоже люди, но мертвые. Они умерли и восстали не по своей воле, не по своей воле они шли убивать живых. Чей это чрезвычайно жестокий бесчеловечный эксперимент? Холодно, слишком холодно. Леденели руки. Живые ощущают холод, мертвые - нет. Ощущают ли зомби хоть что то из своего прошлого? Способны ли они прочитать память мозга, вспомнить о жизни? Каждый идущий навстречу мертвяк - был когда то жив, мыслил, чувствовал, любил, рассуждал, радовался и печалился.
Три пули в очереди, еще три, еще.
Этот силуэт Ламберт узнал бы из тысячи, из миллиона. Он узнал бы ее живой или мертвой. Любой. Он сбился с шага и застыл, опустил автомат. Время остановилось, для него. Как она могла сюда добраться? Ведь самолеты перестали летать еще до того, как ее поезд достиг места назначения. До? Или уже после? Или она так спешила, что успела на последний самолет ? И почти добралась, а он не успел ее спасти. Одну из семи миллиардов, единственного на всем свете человека ради которой был способен на все, которая составляла весь смысл его жизни. Его Сэм, Саманта, и Эрик. И теперь она шла к нему этим корявым мертвым шагом, с перекошенным мертвым оскалом, с одной только целью - сожрать его плоть и мозг. Прости меня Эрик, я не смог спасти этот мир. Все должно было быть не так, Сэм. Одна секунда, он поднял  автомат и выпустил очередь в ее голову. Не было никаких чувств, ничего кроме всепоглощающей пустоты, когда и без того уже мертвое тело Саманты упало на залитый кровью снег. Залитый кровью потому, что все эти бывшие люди  совсем недавно стали зомби, их тела все еще испускали кровь.
Алекс расстрелял весь магазин автомата, расчищая пространство вокруг себя и ее. Ему надо было попрощаться. Это ненадолго, остальные успеют уехать, отстреляться, вертолет успеют завести и взлететь. Он вызвал весь огонь на себя. Ему больше ехать некуда.
Бросил автомат,  упал на колени рядом с телом Саманты, уткнулся головой в снег. Вытащил чеку из гранаты и зажал ее в руке. Смотреть в небо было бессмысленно, оттуда не придет помощь, ничего уже не исправить, ничего не вернуть. Живых к живым, мертвых к мертвым. Живые - смогут спастись и что либо исправить, пока они в пути - есть у них надежда. А он - умер вместе со своей женой только что.
Человечество не вышло в космос, оно не стало исследовать иные миры. Вместо этого оно занялось тем, чего не следовало. Человечество забыло о своем предназначении. А он, Александр Ламберт, не смог спасти свою жену. Эрик никогда не прочитает это, все эти письма - в пустоту.
Зомби шли, они окружали, почувствовав легкую добычу.
Он выпрямился и разжал руку, отпуская гранату. Взрыв разметал всех по радиусу в двух метрах.

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Эту землю дарю я вам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC