Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Путь во льдах: на юг


Путь во льдах: на юг

Сообщений 41 страница 60 из 65

1

Время: 4 января - ... 1658 года
Место: локации меняются сообразно логике повествования
Участники: любой из числа наемников, гвардейцев и т.д.
События:
      Спасаясь бегством от охваченных боями границ Эрендола, в Ревалон и Аквилею хлынули потоки беженцев - старики, калеки, женщины, дети, а также твари всех сортов и мастей, каковым трудности соседства с раззадоренными войсками обеих Империй отвратны не менее. Что показательно: ни капли солидарности, свойственной разновидным тварям, стесненным общими невзгодами, ни старики с детьми и женщинами, ни стрыги с гулями демонстрировать не намерены, при каждом удобном случае стесняя себя еще более, чем изрядно портят кровь доблестной ревалонской армии с фуражирами долгие месяцы. Фуражирам, к слову, от регулярных набегов стай беженцев вариативной степени прямохождения и вовсе покоя нет.

читать дальше

Минимизировать последствия всего выше озвученного надлежит Ее Светлости княгине Аурелии. К слову об упомянутой. Во-первых, Ее Светлость грядущей весной ждет пополнения - первенца, сына, наследника престола Тиверии. Отца наследника, Эддара де Летта, Ее Светлость не видела на протяжении месяца. Как и предполагалось, в Тиверии сумятица - многие недовольны присоединением тиверийских войск к войскам Восточной Империи, что несомненно случится, будь перемирие с Харматаном разорвано (в чем, надо отметить, никто не сомневается). Впрочем, до сих пор Эддару де Летту удавалось держаться нейтралитета - в официальных рапортах ни одного погибшего тиверийского солдата не значится. Досадное упущение, которое в свою очередь некой частью аквилейской и ревалонской знати может быть расценено как предательство.
    Не стремясь оставлять наедине с новообретенным принцем Маркусом драгоценную супругу, поддержать сестру духовно и нравственно Его Величество Клемент III предлагает жене, в недавнем прошлом - в четвертой раз счастливой матери. Однако отпускать из Аверны младшего сына Лукреция небезосновательно опасается. Лето 1657 года отметилось для Гадары двумя покушениями - одним на Эддара де Летта, другим - на саму княгиню Аурелию. По счастливой оказии, оба случая удалось приписать ослабевшей умом мелкой аквилейской аристократии, не желающей брататься с тиверийцами (и действительно, с вхождением в состав Империи северного королевства большинство контрабандных товаров вдруг перестанут быть контрабандными, а это, прямо сказать, мало кому на руку. За исключением самой Тиверии).
    Ко всему прочему, ослабление товарных отношений с Харматаном весьма негативно сказалось на аквилейских пиратах. Лишившись возможности добропорядочно обворовывать харматанские суда, пираты вынуждены обворовать суда братские - ревалонские и эделейские. Впервые за двести лет острейшим образом встал вопрос с работорговцами. На тех тоже предлагают охотиться - и на суше, и на море и вообще где ни попадя.
    Зато наемникам жить как никогда весело. В Гадаре с окрестностями их труд более чем востребован.

0

41

[AVA]http://s019.radikal.ru/i625/1501/42/676fa614daa1.jpg[/AVA]
Дым и гарь поднимались над колонной торговцев и ремесленников, горел открытый огонь, среди льда, который много где уже был окрашен кровью, валялись трупы и раненые, то тут то там. Рассиживаться особо нельзя, вручив Джею арбалет, Лайт встал с земли и поднял с нее меч, о который пока что опирался на скользком льду. Потрепал сына по плечу, и отошел от него. Телега похоже сгорит дотла, если это прямо сейчас сразу на дракона не подействует, но не беда, останемся живы - сделаем новую. Лайт смотрел вверх, на дракона который кружил и кружил, кружил опасно, в любой момент готовясь снова плюнуть холодом. Нападавшие теперь стали осторожны, но все норовили приблизиться. Лайт оглянулся к своим и указал им свободной рукой под телегу, что была дальней от объятой пламенем.  Что бы прятались, в первую очередь от дракона.
- Спасибо, парень, за то что с нами, - сказал кузнец, приблизившись к рыцарю, который озирался по сторонам, готовый драться дальше. В этот момент что то жахнуло, и раздался следом крик дракона, нечеловеческий вопль. Лайт рефлекторно пригнулся и снова посмотрел в небо, не отводя от него больше взгляда. Молча проследил всю траекторию его падения. Дракон пропахал землю, Лайт  выдохнул. А нападавшие бросились бежать, пара подбиравшихся к нему с рыцарем - по крайней мере точно повернулись спиной и пустились в направлении леса. Ремесленники и торговцы радостно орали, некоторые потрясали кулаками в сторону дракона. Снег падал, теперь уже перемешанный с пеплом, и таял.
Джон оценил обстановку вокруг и положил левую руку на плечо рыцаря.
- Пойдем добивать? - а сам медленно отправился в сторону громадной драконьей туши. Добивать самолично не торопился. И кроме него много народа, аккурат целая гвардия. Скорее любопытство его занимало. Никогда раньше Джон не видел вблизи дракона.  Поэтому достигнув его, Лайт бить не стал, а принялся рассматривать это  существо, меч однако же крепко держал в руке, готовясь и ударить, если то будет нужно.

0

42

Особого энтузиазма предложение Вацлава не вызвало. Была ли тому виной капитуляция мехозадых, общий упадок сил - впрочем, не сказать чтобы очень уж естественное следствие хорошего сражения, либо гвардия с наемниками мудро решили поберечь силы и не лезть на рожон, исполняющий обязанности командора Имперской гвардии не знал. Однако собирался выяснить. В самом что ни есть обозримом будущем.
Спешился.
Дракона реденьким, до обиды неплотным кольцом обступали зеваки. В основном маркитанты: фуражиры, торгаши, ремесленники. Наметился на горизонте Язеслав Гух. Гвардейцы держались поодаль, там же Вацлав присмотрел наемников - смешиваться те друг с другом не спешили, но тактику избрали общую, единственно правильную для всех - выжидать.
Вацлав сплюнул в снег. Вытер подбородок кулаком - хотя сам признавал: без надобности. Слюна кончилась еще на мальчонке с коротким мечом.
Хороша животинка. Прям раскрасавица! - показал зубы капитан Имперской гвардии Вацлав Лец.
Животинка повернулась на звук. Дернула башкой - на свой лад изящной, до рези в глазах - серебряной. Дернула хвостом. На краткий миг тело дракона утопло в мареве - густом, белом, с проседью. В следующий миг дракон исчез, появился человек - девушка. Светловолосая, статная, с большими голубыми глазами и бледным, перепуганным лицом. Это была она, серебряная драконица.
— Ну! - процедила сквозь зубы девица. - Не томи! Добивай!
Вацлав покрепче сжал меч.
Не спеши, когда надо - добьем.

+1

43

Аквилея. Лес.
Палить лес не пришлось, хоть и очень хотелось. Помощь пришла откуда не ждали. Разведка редко приходит когда она нужна. Обычно ее либо не дождешься, либо сваливается как снег на голову. Так получилось и в этот раз, благо зима – подходящее время для снега. В этот раз, правда, не повезло неизвестной любительнице акробатических номеров, а не Кейлин. Две темные фигуры вынырнули из леса прямо у нее за спиной, а затем захрустели ветки рядом с Серой, и на полянку вышли остальные члены развед отряда. Архонт поморщилась – одна из обледенелых ветвей, не пожелавших оставаться на своем месте, когда пришли люди, зацепила щеку Кейлин, и теперь царапину саднило. Незнакомке, впрочем, не повезло куда больше. Здравый смысл победил – девушка, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся эльфкой, сдалась без боя, но не удержалась от шпильки в сторону одного  из разведчиков, за что едва не получила в зубы.
- Не трогать. Командор с ней разберется, - рявкнула Кейлин, и к ее словами, как ни странно, прислушались. Эльфийку связали и потащили в сторону тракта. Серая и командир отряда разведчиков шли впереди, так и не убрав оружия. Архонт почти бежала, то и дело бросая взгляды на небо. Разведчик кратко обрисовал то, что им удалось выяснить и тоже замолчал. Видно, и ему не терпелось то ли успеть на заварушку на тракте, то ли просто вернуться к своим. Заминка вышла лишь однажды и ненадолго – несколько человек, очевидно, бежавших с поля боя, нашли свою кончину в лесу. Им тоже не повезло столкнуться со снегом в виде возвращающихся разведчиков.

Тракт.
Дракон больше не парил над полем боя, да и само «поле» выглядело довольно печально. Кровь, разумеется, не потекла рекой по тракту, но уже основательно успела впитаться в снег, кое-где почти до земли растопив его. Неприятное зрелище, которым способны наслаждаться, пожалуй, только вороны. В лица убитых, умирающих и легко раненых Серая не всматривалась – где-то в глубине души она знала, была уверена, что с единственным важным для нее человеком все в порядке. Иначе она бы почувствовала.
- Где командор? – спросила  архонт у первого встреченного ей гвардейца. Проблем с взаимопониманием не возникло. Возможно, солдат и знал, что Вацлав является «исполняющим обязанности», но то ли считал это просто формальностью, то ли не хотел заморачиваться длинными фразами. В любом случае местонахождение Вацлава он указал верно.
- Развлекаешься? – Кейлин появилась рядом с Вацлавом и обратилась к нему, но смотрела только на дракона. Вернее на драконицу, ибо одна из самых опасных разумных тварей оказалась девицей. Что заставило ее напасть на людей оставалось загадкой… по крайней мере пока. Но выглядела девица неважно. Руны на клинке Серой засветились холодным зеленоватым цветом. Архонт не собиралась нападать на нечисть, но инстинкты играли свою роль – Кейлин даже не заметила, как кинжал оказался в ее руке. Все это было занятно, не могло не быть – так близко дракона Серая видела второй раз в своей жизни. И была невероятно рада, что в этот раз это серебряный дракон, а не золотой, и что в этот раз он почти побежден, а не пытается ее поджарить.

+1

44

Тем не менее, нападавшие, в глазах Ларгре, упали ниже, чем самый грязный и нищий забулдыга. Покачав головой, наёмник шумно выдохнул и прокашлялся. Лишь бы не заболеть. Бой закончился и наёмник опустил меч остриём к земле. Дракон вне компетенции простого воина, который даже с нечистью делов не имел, не его это уровень. Конечно, если ставить вопрос ребром, либо он идёт убивать дракона, либо дракон его, то Ларгре пойдёт убивать дракона, хоть самого огромного, только потом потребует свою принцессу... Тьфу, принцесса дракона предпочтёт, нежели Ларгре, да и сам Ларгре скорее предпочтёт дракона. Личного и ручного. Кхм... Неплохо звучит.
- Да, спасибо и тебе, - ответил товарищу рыцарь и обернулся, кивнув ему.
Обернувшись на вой дракона, наёмник проморгал момент, отчего дракон начал падать (считая, что кто-то особо меткий попал ему в уязвимое место), и всерьёз заволновался. Странно, но когда эта тварь была в небе, то ему было спокойнее, чем если она раненая сейчас начнёт бегать по земле. Впрочем, вопрос ребром, верно? Дракон упал и, кажется, с концами, отчего Ларгре ещё раз шумно выдохнул, уже облегчённо. Шевелился, зараза, но никуда уже не полетит и не побежит.
- Подожди, - коротко ответил наёмник на предложение добить и преградил путь мечом, чтобы мужик не лез туда, куда должна лезть гвардия.
Всматриваясь в место, куда упал дракон, он сделал пару шагов в сторону, чтобы лучше видеть. А когда увидел, что за хренотень творится, то выругался. Дракон драконом, но становится человеком, мать вашу! Надо всерьёз изучать нечисть, имеются явно охрененно большие пробелы. Вот только к дракону наёмник бы не полез, а убить девушку ох как хотелось. Чтоб эта тварь больше не летала над его головой, чтоб не размножалась и чтоб её детки не летали над его головой, чтоб вообще вымерли! Противно ему всё, что нечеловечно. Ему это стало противно ещё после встречи с айзюнами, чтоб их. И эльфов он уже ненавидел. И Церковь. И гвардию. Чёрт, да что же он всё ненавидит-то?
Раздосадованно вогнав меч в ножны, он повернулся к товарищу и покачал головой. Щит и шлем оказались за спиной, оба на ремешках.
- Не для меня эта грёбанная нечисть, пусть гвардия с ней трахается, - сказал он просто потому, что это вырывалось из него. Он не искал понимания со стороны мужика, просто надо было выразить недовольство, успокоиться, остыть.
- Ларгре Шанаро, - представился он мужику и, сняв перчатку, протянул ему руку. В голове мелькнула мысль, что неплохо было бы снять латы вообще, всё же, они начинали надоедать.

+1

45

Дракон лежал на тракте, на собственном им созданном льду и подрагивал. Его серебряная чешуя шевелилась вместе с подрагиванием. Невольно Лайт стал внимательно изучать сочленение и расположение чешуек, что были его драконовой броней, броней,  такого же типа реализованной людьми в технологии создания доспехов.   Дракон был ранен, и казалось, что он еще более опасен чем в воздухе, если примет решение сопротивляться на земле.
Парень в латах, что бился с ним рядом, преградил Лайту путь, видимо с намерением защитить, либо тоже не стремился добивать существо.
А потом дракон преобразился, кузнец от удивления открыл рот. Мало того, что драконов он не видел, а процесс его преображения - и вовсе был неожиданным. Джон склонил голову набок, рассматривая новое воплощение дракона. Это была девушка, молодая, испуганная. Испуганная значит.. , страшно ей теперь, тудыть ее теперь, едрены пассатижи. Лайт возмущался в душе. Страшно теперь ей, а до того она глумилась над людишками, и наблюдала все это, холодила холодом, превращала воду в лед, замостила льдом трассу. Да только никто не хотел ее убивать, будь она хоть драконом хоть человеком. В этом облике она не просто не опасна, она была беззащитной и перепуганной. Лайт уже давно не удивлялся перепуганности убийцы, когда тот понимает скорую свою гибель, но он понимал, что этот дракон по факту никого не убил. Лишь заморозил вещи, но остальную работу он предоставил людям, и эти люди - убили многих из колонны.
И даже наемник вогнал меч в ножны, не стремясь связываться с драконицей. Более того, он снял шлем и Джон увидел его лицо.
Джон внимательно следил за происходящим. Хитрость дракона могла быть его единственным на текущий момент действием. Может быть она хотела казаться слабой и испуганной, что бы люди потеряли бдительность.
В ответ на приветствие наемника, Лайт воткнул меч в лед, снял  свою мягкую шитую перчатку с правой руки и пожал его руку, краем взгляда следя за тем, что происходит вокруг преобразившейся драконицы.
- Джон Лайт, кузнец. Когда все это кончится, если кончится - заходи, заезжай, выпьем.
Командор тоже не спешил добивать девушку. Ясное дело, настоящие воины не сражаются с женщинами и детьми. Лайт выдернул свой меч изо льда, вложил его в ножны, перчатку заткнул за пояс, сделал пару шагов вперед.
- Что, горные козлы в горах кончились и больше нечего жрать? - спросил он девушку-драконицу. - Чего тебе не хватает?

Отредактировано Джон Лайт (2015-01-22 20:45:43)

0

46

Развлекаюсь, - кивнул Вацлав, - вот, с виршеплетством покончили. Стал быть, переходим к воздушной акробатике.
Светлые глаза драконицы глядели с вызовом. Если ее и пугала участь быть вздернутой, виду девка не подавала. Ершилась да хорохорилась, как будто Имперской гвардии не плевать, кого вешать; как будто у злодеяния есть пол иль всякие там «смягчающие обстоятельства». Ни того, ни другого не было.
При виде рун, какими воссиял меч Серой, драконица заметно сникла. Облизала губы — не то чтоб совсем пересохшие. На кузнеца смотрела зло.
— А что все козлы да козлы? Никакого разнообразия! Так и желудку неровен час испортиться, - коротко хохотнула драконица. - Можь, мне охота перекусить баранами. А? Чем не оправдание?
Врет, понимал капитан Имперской гвардии. Причем до крайности безолаберно.
Веревки мне, - приказал Вацлав крутившимся неподалеку гвардейцам. - Кейлин, помоги связать. Допросим с другими пленниками. Будешь вырываться? - прищурился. Нехорошо так, многообещающе.
— Хотела б вырваться — давно бы вырвалась.
И то верно, - кивнул Лец.
Оставленные без внимания мехозадые тем временем забито переминались с ноги на ногу.
Кому нечем заняться, - продолжил Вацлав, поглядывая на зевак. - Можете заняться милсударями интервентами. Смотрите, чтоб ни при ком не осталось оружия. Обыскать, связать, окружить вниманием. С ними тоже побеседуем.

Отредактировано Вацлав Лец (2015-01-26 09:43:27)

+1

47

Баранов, стало быть ей захотелось, Лайт оскорбление оценил. Под баранами явно понимались люди, с другой стороны, что еще ждать от высокомерного дракона, кроме баранов. Еще, наверняка, имелась куча иных эпитетов, коими она собиралась назвать род людской, да только препираться в этом смысле и нравоучать - не было никакого смысла. Дракона, после драки не в его пользу - не переубедишь. Да и вообще, был ли смысл переубедить дракона иным способом кроме силы? Переубедить вообще мало кого удавалось. Девчонка собиралась умирать гордо, собиралась до конца отстаивать свое право убивать людей ради своей наживы, но приняла облик человеческий, надеясь на то, что люди останутся баранами. Люди баранами оставаться не собирались, судя по главе колонны - командору. Но Лайт сомневался, что веревки удержат дракона в его человеческом обличье. Если она отдохнет, то веревки вряд ли станут ей преградой для перевоплощения, и тогда только держись.
Вообще, после поражения драконицы, нападающие из людей явно сдулись, у них больше не имелось мужества, видимо она ими командовала.
Кузнец молча развернулся и пошел к своим, они его ожидали у догорающей телеги. Взамен обмороженной и разрушенной шапки жена натянула на его голову запасную вторую. Старший так и стоял с заряженным арбалетом,  готовый зарядить любому нападающему по самое небалуйся.
- Молодец парень, горжусь тобой, сын, - сказал Джон, похлопав сына по плечу.
Потеряв предводителя, нападающие перестали представлять опасность, но все же нельзя было списывать со счетов особо идейных разбойных безумцев. Лайт вытащил из телеги пару веревок и палку, обмотанную паклей и пропитанную маслом, поджег и вернулся к месту где вязали драконицу. Ледяного дракона только огонь сдерживает, потому если она вздумает перевоплотиться, то он будет ее жечь. Нет разницы девушка она или мужчина. Если не ты, то тебя. Лайт второго варианта допустить не мог.

Отредактировано Джон Лайт (2015-01-26 21:02:32)

+1

48

Наёмник стоял спиной к нечисти и не оборачивался. Там же был командор, или кто он там, гвардия и прочие, кого он тоже видеть не желал. Немного неудачная диспозиция, но он всё равно тут не задержится и вступать в разные контакты с гвардией, командором и нечистью не станет.
- Да я бы и сейчас не отказался выпить, Джон. Такие дела происходят, - он хмыкнул и указал в сторону нечисти. Эта дева-дракона действовала ему на нервы самим фактом своего существования, потому выпить было бы не лишним.
Дальнейшее уже мало его волновало, он хотел уйти отсюда. Джон, видимо, решил вступить в контакт с нечистью, но лишь словесный, что хорошо. Вешать надо нечисть, рубить на куски, жечь, казнить, если одним словом. Уууу, твари!
- Ладно, Джон, я пойду своего боевого скакуна найду, авось не издох.
Ларгре хлопнул товарища по плечу и пошёл искать своего "боевого скакуна". Лошадь либо давно сдохла, либо подыхает, либо очень везучая и жива. Но жизнь у неё, простой и безродной, насыщенная, прям как у боевых.
Искать долго не пришлось: лошадь то ли умная, что оставалась на месте и дожидалась хозяина, то ли тупая, по той же самой причине, а, что самое главное, она живая. Дуракам везёт - это не только про людей. Подойдя к дуре четырёхкопытной, он провёл руками по её морде и усмехнулся. Какая пара, оба вляпываются во что-то, оба выходят живыми, оба потрёпаны судьбой. Видимо, каким-то третьим носом учуяв мысли наёмника, лошадь фыркнула и намёк был понят, разговор о потрёпанных судьбой больше не возникнет, нормально всё, как в книжке о рыцаре, верном скакуне его и драконе... Тьфу, опять!
Так как вечно носить латы напряжно, то Ларгре принялся их с себя снимать и укладывать на коня, не на себе же тащить, верно? Оставшись в рубахе, штанах и латных сапогах, окромя каких других не было, а также оставив при себе меч, он сел верхом и направился "в гости". Одному тут скучно, к тому же, кто-то предлагал выпить. Нового знакомого Джона Лайта он нашёл примерно там же, где и оставил. Он, видимо, всё ещё волновался о нечисти и всеми силами хотел помочь гвардии. Его право, но Ларгре постоит в сторонке. Правда, холодновато, но ничего, надо остыть и физически, и морально.

0

49

- Никогда не была фанатом этого дела, - невесело усмехнулась Кейлин. Не сказать, что архонт боялась высоты, на том же краю пропасти чувствовала себя, как и всякий человек, не слишком уютно. Другое дело – крылатые твари. Им это было нипочем, что, впрочем, не делало их более приятными. Языкастая девка не понравилась Кейлин. Огрызалась она как-то обреченно-заученно, без огонька. Если какой-то запал был, то весь растратился. Аргументация при этом была никакая, видать, кто-то надоумил дракона напасть на обозы. Но кто? Следующий вопрос, и ответ на него предстоит узнавать Вацлаву. Веревку принесли споро, кто-то, кажется, взял пример с кузнеца и принес факел. Видать, чтобы ледяному дракону стало потеплее.
- Надо увести ее отсюда, - тихо сказала Лецу Серая, завязывая внушительный, но оттого не более полезный узел на запястьях драконицы.  Та дернулась, но не от веревки, а от прикосновения архонта. Оно в общем-то и понятно. До этого даже на земле она была вполне себе сильна. Никаких значительных повреждений, которые заставили бы ее сдаться, Кейлин не заметила. Ариев поблизости не было, архонт был единственный, и на мгновение Серую кольнуло ощущение, что только с ее появлением девица действительно задумалась над тем, стоило ли
- Слишком много пленников для одного дня, не находишь? – так, чтобы ее слышал только Вацлав, спросила Серая. Ситуация ей категорически не нравилась. Они получили «в плен» серебряного дракона без особых усилий и с минимальным количеством жертв. В тот раз, когда архонт встретилась с драконом впервые, сгорела целая деревня. А тварь завалить не удалось паре магов. Что-то тут было не так, и нужно было выяснить что.
Архонт подхватила девицу под локоток и потащила в сторону, надеясь, что Вацлав поможет им найти более уединенное место для разговора. Допрашивать дракона Кейлин не собиралась. В крайнем случае она сможет ее убить. Но вот заставить говорить – вряд ли. Для этого нужны другие методы и другие люди-нелюди.
- Скажи гвардейцам, пусть не расслабляются, не нравится мне все это, - негромко продолжила Серая. Сейчас можно было ожидать чего угодно, вплоть до нашествия саранчи. Это-то и было самым неприятным в данной ситуации. Дети и бабы, грабящие солдат на тракте, добровольно сдающийся дракон, эльфийские воительницы в лесах. Что дальше?

+1

50

О превосходящем все рамки разумного - даже по военному времени - количеству пленных Серая могла не упоминать, как могла не упоминать о гвардейском долге - что бы ни случилось, всегда и всюду оставаться зоркими и бдительными.
Лец кивнул, драконица фыркнула, снег шел. Вслед за приказом охранять пленных исполняющий обязанности командора Имперской гвардии отдал другой приказ: определить демаркационную зону и охранять ее же. Демаркационной зоной - чертой, которую никому из обозных под страхом смерти не дозволялось пересекать и которую ценой жизни заповедовалось держать часовым - оказалась обочина тракта. Вернее, две. Та, что слева и та, что справа. Выступить в качестве стражников - воинов доблестных и мужественных - Лец предложил наемникам. И неравнодушным из числа маркитантов. Потому как на гвардию планы имелись иные. Распространяться о них Вацлав не стал.
И ничего не ответил Серой.
Снег шел. Бабка в меховом тулупе жала к себе детей. Другая бабка, в таком же тулупе, корпела над костром - чуяла: негаданный привал затянется. С неожиданной охотой бабке помогал Язеслав Гух.

Распоряжением Серой и Вацлава гвардейцы разбили палатки: одну для содержания пленных, другую - для допроса. В первой сейчас томились мальчишки-лучники, ко второй вели драконицу. Драконица не сопротивлялась. В легком шерстяном платьице, с длинными спутанными светлыми патлами и пронзительно ясными глазами она выглядела жалкой и запуганной.
Без всякой жалости исполняющий обязанности командора Имперской гвардии толкнул девчонку в спину. Сильно. Под лопатки.
Пошла!
Пошла. Буквально ввалилась внутрь шатра. В шатре, помимо двух походных стульев, не было ничего.
Не удержав равновесия, драконица споткнулась, потом упала.
Подъем! -  скомандовал Вацлав.
Девчонка поднялась.
А теперь рассказывай. Все рассказывай...
Рассказывать не спешила. Губы плотно сжались.
Не хочет, - пожал плечами Лец. - Может, ты уговоришь?
Серую Вацлав не отпускал. Кладезь потому что. Бесценное дарование.

Снег шел. Заметал следы. От недавнего сражения ничего не останется.

Отредактировано Вацлав Лец (2015-01-31 20:25:49)

+1

51

Некоторые люди созданы не для того, чтобы командовать. Это, например, можно было сказать о ней самой. Серая свято верила в то, что какой-нибудь капитан или генерал, как из древних времен, из нее естественно не получится. А вот о Вацлаве такого сказать было нельзя. Став исполняющим обязанности командора, муж только подтвердил то, о чем архонт знала и раньше – люди готовы его слушать, они готовы выполнять его приказы. Это было интересно, но сейчас занимало Кейлин не в первую очередь.
Палатки разбили быстро. Гвардейцы, кажется, были воодушевлены недавней победой. Серая почти пожалела о том, что пропустила самую интересную часть сражения, но к узнаванию причин для его начала она, кажется, успела. Кейлин не спускала глаз с их пленницы, понимая, что если той вздумается перекинуться обратно в естественную форму, действовать придется очень быстро. Драконица не перекинулась, до палатки дошли без приключений. Остались втроем. Архонт вполне понимала нежелание Вацлава сходу делиться с подчиненными информацией неизвестно какого содержания и качества. Работа палача, столь уважаема в некоторых структурах Империи никогда не числилась среди любимых занятий у архонта. Притом нечисть перед ней или человек большого значения не имело – неприятны были сами действия. Впрочем, Кейлин никогда нельзя было назвать и белоручкой, а когда речь шла о собственных жизни и смерти, не говоря уже о жизни близких людей, которые в лице Леца неожиданно обнаружились, места для сомнений почти не оставалось. Вацлаву кивнула. Если дракон на самом деле хочет говорить, ей понадобится лишь небольшой стимул, так сказать, чтобы вспомнить нужные слова.
- Садись, - бросила Кейлин нечисти, и сама же направила ее довольно чувствительно. Серая приблизилась к сидящей девице. Как ярко могут гореть глаза архонта при встрече с нечистью, если тот себя не сдерживает? Чем сильнее нечисть, чем ярче. Драконы были очень сильной нечистью, а Кейлин сдерживать себя резона не было. Неизвестно какие байки ходили в народе про архонтский взгляд, но драконице явно стало неуютно. И это до того момента, как Серая к ней прикоснулась.
- Вацлав, отойди немного, - негромко попросила архонт. Баек в народе про прикосновения архонтов почти не ходило. Многие из тех, кто испытал его на себе, вспомнить о нем уже не могли. Драконице Серая память хотела сохранить, но это не значило, что той будет легче. Архонт зашла за спину своей жертве, и положила руки той на плечи, почти у самой шеи, касаясь пальцами обнаженной кожи. Кейлин закрыла глаза и почувствовала, как энергия течет по ее рукам. Энергия, от которой у нечисти должна была закружиться и заболеть голова, а ориентация в пространстве частично потеряться.

+1

52

Под прикосновением девчонка обмякла. Взгляд затуманился. Волной прокатилась по телу мелкая дрожь.
Никогда прежде Вацлав не видел дракона. Ни серебряного, ни золотого, ни живого, ни мертвого. И не больно-то верил россказням тех, кто видел. Не без причин. Точнее «не без причины». Причина всегда была одна и та же - сивушная, этот неиссякаемый источник народного фольклора, а также стремительного обогащения нечистых на руку архонтов и ариев - в конце концов за хорошему плату любой из них с радостью соглашался погоняться за фантомами. Раз предложение есть, будет и спрос. В драконов Вацлав не верил, полагая их детищем насквозь пропитой крестьянской фантазии, и с удовольствием продолжал бы не верить. Ан-нет, вот она. Здесь. Настоящая серебряная драконица. Самое опасное из всех известных миру существ.
Естественных противников у драконов не было. Не пугал драконов ни огонь, ни лед. Нутром капитан Имперской гвардии знал об этом всегда. И в тот момент, когда велел поджигать телеги; и в тот, когда велел угостить серебряную градом горящих стрел. Знал, когда драконицу вязали. Знал, когда пинком отправлял в шатер. Знал, когда упала. Знал, когда поднялась. Единственным врагом дракона был ум - специально обученный ум истребителей нечисти, архонтов и ариев. Не стрелы, не веревки, не огонь и не лед.
Она могла высвободиться в любой момент. Без усилий могла перебить их всех. Но продолжала трястись под руками архонтки. Бледная и затравленная.
Будешь говорить? - вновь обратился к серебряной исполняющий обязанности командора Имперской гвардии.
— А если нет, - чуть заплетающимся языком проговорила драконица. - Защекочите до смерти?
Можем и так.
— Хотели бы прибить, уже бы прибили.
Хотела бы сбежать, уже бы сбежала.
— И то верно, - невесело согласилась драконица. Глаза просветлели, взгляд сделался злым. - А если скажу, мол вынудили? Лишили выбора, заставили напасть? Что тогда? Что сделаете? Повесите на суку? Испепелите молнией? Испепелишь, архонт?
Девчонка закусила губу. Лец нахмурился.
Кто заставил?
— Какая разница?
Разница всегда есть.
— Ах так! - серебряная рассмеялась. - Это ж как мне подфартило! Взяли меня благородные!
Ты не ответила.
— Нет.
Ну что ж, - вздохнул исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, - Серая, прикажи согнать пленных в лесок. Времени у нас мало, решим дело по-военному: двоих возьмем с собой в Гадару, доставим разведке презент, остальных в расход. Как говорится, и волки сыты, и мы не в накладе...
Драконица напряглась. Вацлав перевел взгляд на Серую.

Шел снег. Маркитанты бранились, требуя возместить ущерб, причиненный ближним, параллельно избегая требований ближнего возместить ущерб: пока длилось сражение почти каждый у каждого успел хоть что-нибудь да спереть.
Небо казалось свинцовым, тяжелое и низкое. Ночью тоже пойдет снег.

Отредактировано Вацлав Лец (2015-02-01 17:00:04)

+1

53

Ларгре ушел и вернулся через некоторое время верхом. Тем временем, драконицу увели и необходимости в факеле у Джона больше не было, он отдал его ближайшему военному, который не отказался его забрать. Наступило временное затишье и несколько приказов. Не все приказы Лайт понял, нахмурился. Что собиралось затеваться ему не очень понравилось. Все бы оно ничего - кроме одного - “под страхом смерти не пересекать демаркационную зону”. Отдав факел, развернулся на 180 градусов, увидел наемника Ларгре Шанаро, в рубахе, без лат, на морозе. Поморщился, подошел в нему, взглянул укоризненно снизу вверх на всадника.
- Это ты братец плохо придумал, что на морозе разделся. Сейчас не ровен час хворь чахоточную схватишь в одно мгновение, не успеешь и опомниться. Разгорячен после боя потому что. Зима на дворе, не время для такого облачения.
Джон снял шапку, подкинул ее в руки наемника и сказал:
- Возьми надень пока, а потом вот что, - он взял его лошадь за уздечку и окинул глазами колонну. Маркитанты шевелились, кто спорил, кто бегал, движение шло между людьми изрядное. Лайт нашел искомую телегу и указал на нее рукой, - езжай туда, вон к тем - что четвертые после моего обоза, скажи что от меня и в счет уплаты их долга. Они должны мне за услуги, так вот за этот счет они дадут тебе добротную теплую одежду, меховую куртку с теплой подстежкой и добротные штаны. И на голову что нибудь. Я знаю, у них это есть. Потом возвращайся ко мне. Не хотел я начинать пить до того, как кончится заварушка, но вижу тебе надо для согрева. И закусить есть что. Давай, парень, жду тебя.
Он похлопал лошадь рыцаря по холке и отправился к своим телегам, в надежде что парень последует совету и вернется. Заниматься охраной периметра он не стал, своих дел было невпроворот. Крайней необходимости в защите периметра его руками в настоящий момент не было.
Телега почти догорела, но путем огня уже растопили несколько ведер льда, и Лайт залил водой оставшиеся тлеющие деревяшки. Рассортировал выброшенные на лед вещи, решил вопрос куда все распихать и оглядел лес, что был на обочине. Почти у самой кромки дороги два деревца ему приглянулись, из них можно было восстановить сгоревшую телегу.
Наказав жене напоить и накормить рыцаря, когда тот вернется, Лайт взял топор и отправился к новоявленной границе демаркационной зоны, где стояли наемники.
- Мужики. Неужто убьете, если я это пересеку и вон за теми двумя деревцами схожу? Уж больно они приглянулись и нужны для ремонта имущества. Может разрешите все таки?
Приказ под страхом смерти не выпускать никого в лес Лайт не совсем понял. Понять очень хотел, и решил проверить.

0

54

Путь кузнецу преграждали трое, еще шестеро скучали неподалеку. Шел снег. Троица переглянулась, все как по команде оскалили зубы в ухмылке. Бывалые наймиты - в потертых бригантах, с тяжелыми двуручными топорами наперевес - военным делом на хлеб зарабатывали не первый год, знали - среди гражданских всегда найдется такой, кто собственной шкурой решит испытать крепость военного слова. В десяти случаях из десяти побеждало слово. В десяти случаях их десяти ремонту шкура не поддавалась.
— Уже убит, - гоготнул один, поигрывая топором. - А теперь будь любезен схоронись где-нибудь за телегой, пока самого не схоронили.
— За предательство, - добавил второй.
— И неподчинение властям, - присовокупил третий.
— И шпионство, - резюмировал первый.
Несмотря на язвительный тон, наемники не шутили. О том свидетельствовал весь вид: боевой и решительный. Деньгу ландскнехты отрабатывали усердно, приказы работодателей исполняли беспрекословно. Тем и выживали.
Тем и выжили.
А приказ работодателей был прозрачен и прост: не позволить маркитантам разбрестись аки полоумному стаду, тем самым провоцируя на действие гипотетических агрессоров, притаившихся в кустах. В кустах, к слову, совершенно не гипотетических. Иногда лучшая тактика - изнурить врага ожиданием. Долгим и томительным, чтобы интерес к нападению пропал. Наймиты ухмылялись. Потому что на сотню сознательных граждан Империи всегда найдется бессознательный герой, радостно готовый перепужать осиное гнездо голой задницей. С дурака и спрос.
— Иди давай. Живенько. И уясни - вдругорядь обойдемся без слов.

0

55

Однако и впрямь собирались убивать своих, и спорить тут было бессмысленно. Своих же, ревалонских. И его - за особенно предательство и особенно шпионство. Говорить было более не о чем, Лайт скрыл в глазах, опустив голову,  стремительно нарастающее  бешенство, почти неконтролируемую ярость. Развернулся и молча пошел обратно. Попадись ему под руки любая конструкция - он бы разнес к чертовой матери на запчасти. Только надо бы, что бы не было никого рядом, не должно было это все быть предоставлено на общественность. Многократно пожалел Лайт, что связался с этим всем, и этими всеми. В лицо бы дать за такие заявления, о предательстве да шпионаже, да не справится он со всеми, много их. При ближайшем удобном случае он перестанет иметь дело с этим обществом, да только случай ближайший может выдаться исключительно когда кончится война. Когда кончится война - вряд ли кому было известно на данный момент.
Ни на кого не смотрел, не сдерживалась ярость, ломать и крушить нестерпимо хотелось. Чудовищным усилием воли он заставил себя таки сдержаться, вырубил топором ямку во льду, порубил обугленных дровишек малость и развел костер. Принялся парня дожидаться, что вернуться должен был.

0

56

Наёмник и сам знал, что на морозе вот так вот нельзя. Сам знал, что подхватить можно заразу всякую, даже очень опасную. Но после боя усталость накатила и в доспехах вообще не сиделось. Оно, конечно, вторая кожа, но не вечно же её носить? Редко он снимает латы, так как хранить негде, а если сопрут, то вообще беда. Да и неуютно ему уже без лат, если бы не они, он бы давно уже мёртвым был. Каждая царапина, вмятина и залатанный пробой - свидетельство верности и исполнения своих обязательств перед наёмником. Но иногда их просто надо снять и почувствовать... Холод, бррр.
- Я знаю, устал их носить, надо отдохнуть. Да и поддоспешник надо просушить. - сказал он Джону, попутно ловя его шапку, которую, поколебавшись, надел.
Лайт посоветовал, а по тону даже указал, ехать к людям добрым, в долги к нему залезшим, и стребовать одежду. Как ни странно, это звучит куда лучше, чем стребовать деньги. Хотя деньги тоже нужны, но сейчас они не особо согреют. Вот только хранить одежду лишнюю наёмнику негде, а потому чем плотнее и крепче будет одежда, то есть, чем больше подойдёт на роль защитной одежды, тем лучше. Всё же, прав Джон, заварушка не кончилась и ещё всякое может быть. Конечно, вон Джон без брони и ничего, живой, вот только Ларгре всегда в гуще боя, не будет он стоять и выманивать по одному, потому и одежда нужна плотная. В общем, что подойдёт, то и выберет.
Кивнув мужику, он отправился к людям добрым за помощью. Люди оказались понимающими и долги свои оплатили, хоть и хотели шапку зажать, мол, у тебя же уже есть. В итоге наёмнику удалось забрать тёплую плотную куртку, шерстяные колготки, которые надел под штаны, а также меховую шапку. Жить стало чуточку теплее и чуточку безопаснее. Правда, в куртке было немного неудобно, будто она была создана, чтобы в ней лежать в снегу и не двигаться. Либо просто надеть и идти вперёд, не двигая ничем, что выше пояса.
Опять взобравшись на лошадь, Ларгре последовал обратно. В отличие от Лайта он даже не пытался подойти к обочине, чтобы не создавать прецедента для совершения инцидента, иными словами, чтобы его, по случайности, не убили без разговоров. Вернувшись к Джону, он спрыгнул с лошади и вернул ему его шапку.
- У тебя очень приветливые должники, - сказал наёмник, смотря на Джона, который выглядел... Ну, как может выглядеть человек, которому отказали в восстановлении имущества?
Ну и, как ни странно, стоять на обочине Ларгре не стал, хоть и был наёмником. Он здесь скорее как мародёр-одиночка и любитель подраться. Хорошо жить без уплаты налогов, когда все сто процентов доходов у тебя в кармане, а их размер ограничен твоей наглостью и удачливостью, ну и другими важными социальными умениями, вроде вышибания зубов. А вообще, опять же, в этих наёмниках он видел тех же варваров, что на них недавно напали, только лучше вооружённых и умеющих воевать. В отличие от них он почти рыцарь... Почти, да.
- Пошли выпьем, - предложил он, так как это было необходимо. Но немного, это тоже необходимо, если назревает ещё один бой.

0

57

Джон посмотрел на Ларгре снизу вверх, снова снизу вверх, угрюмым взглядом. Судя по всему одели его тепло, что было теперь приемлемо. Лайт молча поднялся, придвинул ближе к наемнику деревянный чурбачок, что бы тот сел возле небольшого костерка, а сам молча отправился к телеге. 
Саманта знала этот его взгляд, она внимательно следила за всем что только что произошло. Пока кузнец рылся в запасах спиртного, она подошла и положила руку ему на плечо. Лайт обернулся и покачал головой:
- Ничего не надо, Сэм, все хорошо. Будь с детьми, - и тогда она молча отошла, принимая то, что муж сам справится.
Вытащив крепкую ягодную настойку, Джон подхватил пару деревянных кружек, два стальных штыря-рогатины, и деревяшку. Вернулся к воину. Поставил емкость возле костра, сам топором вбил в лед два штыря и положил между ними деревяшку, теперь на конструкции можно было что нибудь повесить. Все так же молча разлил по кружкам ароматную настойку. Хотя шибла она в нос больше спиртом, чем ягодами. Исключительно для согрева, не больше всего то грамм по 100. В кувшине однако было гораздо больше и Лайт не был уверен, что не захочет продолжения и опорожнить кувшин целиком. Что то подсказывало, что все что произошло раньше - только цветочки. Если они подозревают в ремесленниках внутренних предателей и шпионов - это уже немного больше, чем обычный обоз с ремесленниками и торговцами, на который напала банда голодных бездельников во главе с драконом, что пустила впереди себя старых женщин и детей. С другой стороны, не спроста же тут ходит гвардия. Гребаная война. А бабка та была все же какая то странная.
Джон протянул наемнику деревянную кружку.
- На морозе согревает, и в принципе почти не заметно будет. В тепле может развезти, но нам тут тепло не особенно грозит. Кроме того - хрен его знает что там произойдет дальше, лучше не терять остроты взгляда, точности ударов  и уверенного равновесия. Ах да, вот тут можешь посушить одежу, что снял, - Джон указал на перекладину промеж стальных рогатин, - не в одних же ты латах был на голую рубаху, как я понимаю.
- Ну..,
- Лайт поднял свою кружку и немедленно выпил. Жидкость мгновенно опустилась до желудка и принесла приятное расслабляющее тепло. Стал смотреть на огонь. Огонь был прекрасен, сам по себе по своей сути. В огне плавится сталь, в огне закаляется железо. В настоящий же момент костер знатно грел, поднимался вверх дымок, ветром тепло относило к деревяшке на рогатинах. И падал снег.

0

58

Драконица не пыталась защищаться, не пыталась оттолкнуть Кейлин или сбежать. Архонт наконец ослабила хватку. Еще раз вспомнила, почему роль палача ей никогда не нравилась. Сражаться – одно дело, убить врага в бою, даже добить оного, когда он уже сдался, чтобы не бросился в спину, - это не то чтобы благородно – излишней сентиментальностью Серая никогда не страдала, но по крайней мере честно. В этом действе честного почти ничего не было… Что, впрочем, все равно не отменяло его необходимости.
Архонт слушала, как драконица пререкалась с Лецом, усмехнулась, когда девчонка обратилась уже к ней.
- Если он скажет, - кивнула на Вацлава, - То испепелю. Или если нападешь снова.
Сказала спокойно, буднично, ничуть не сомневаясь в своих силах. Драконица поверила, в глазах появилась тень сомнения. Чего она добивалась до сих пор оставалось непонятным. Зато распоряжения Вацлава были очень даже понятны.
- Кого оставим? – уточнила Серая, собираясь позвать в палатку одного из гвардейцев, дабы передать приказ. Оставлять Вацлава одного с драконом архонт не хотела, а излишней жалости к напавшим на них не испытывала. Может, только к тем двоим, кому предстоит встретиться с разведкой. Оставалось только надеяться, что Лец для этого выберет не мальчишек. Этих если уж убивать, то быстро…все-таки почти дети. При воспоминании об этом снова стало противно, и Кейлин не сдержалась – развернулась к драконице.
- Послушай меня, девочка, -  сколько лет живут драконы? Некоторые говорят, что бесконечность, другие – что около тысячи лет, что практически одно и то же. В теории. На практике драконы живут не так уж долго, потому что ариев и архонтов куда больше, чем их, больших и страшных ящеров. Сколько лет было этой драконице? По ощущениям – меньше, чем Серой, потому что огрызалась она, как подросток, и если ее слова были правдой, то и подчинить себя позволила смертным, что никак не вязалось с образом древнего и сильного дракона.
- Они, - архонт кивнула за пределы палатки в ту сторону, где находились остальные пленники, - Изменники родины. Их по законам военного времени ждет смерть на месте. И мы им ее предоставим. С тобой – другой разговор. Ты нечисть, стало быть, для тебя нет ни родины, ни законов кроме одного – ты вне закона. Для меня тоже, но я здесь, как видишь, на другом положении. Потому что обстоятельства бывают разные и польза для Империи от одного или другого создания может перевешивать такое досадное обстоятельство, как его происхождение. Мы верим, что информация от тебя может быть полезной, и если это будет так, то постараемся что-то сделать для тебя. А если нет – то молния станет для тебя мечтой. Потому что, уверяю тебя, арии будут рады заполучить дракона для своих экспериментов. А тебе это вряд ли понравится.
Смогут ли они связаться с кем-то из ариев - еще вопрос. Потащат ли в таком случае девчонку в Гадару? Вряд ли. Серая не сможет контролировать ее без перерыва, а для всех остальных она представляет куда большую угрозу. Так что эту самую молнию в случае отказа от сотрудничества никто не отменял. Но драконица об этом знать не могла. Впрочем, Кейлин почти не сомневалась, что и этот вариант ее вряд ли устроит.

+1

59

Первым делом наёмник, всё же, развесил стёганку для просушки. Она была не сильно мокрая, потому в свои доспехи влезть он успеет ещё до вечера. Собственно, доспехи можно было бы прикрепить и на куртку, но будет очень неудобно из-за малой подвижности в этой самой куртке. Зато не холодно в ней.
После наёмник сел на любезно предоставленный чурбачок и взял у Джона кружку в которой было что-то... Поднеся кружку к носу, он вдохнул и отстранился, так как спиртом пахнуло весомо. Видимо, жечь будет серьёзнее огня, что сейчас сушит его стёганку. Ладно, за здравие наше ну... Он опрокинул кружку вслед за Джоном и почувствовал, что несмотря на явный запах спирта настойка, а это оказалась она, была весьма недурна. Впрочем, сколько он этих настоек пил? В основном всё хмельное, что дешёвое. И сугрев хороший пошёл, не жгучий. А то бывало наведут невесть что, как выпьешь, так потом хрипишь с непривычки от жжения, даже закусить не успеваешь, как уже вдохнуть не можешь. А другие даже это хлещут с горла, будто воду.
- Хорошая штука, редко такие пью, - сказал наёмник, чувствуя как постепенно сугрев угасает. В отличие от Джона смотрел он в кружку, а не на огонь. Не то, чтобы хотелось залезть в кружку (или бутылку), но... Потом. Тем более, появился смысл выжить в любой, даже самой херовой ситуации. Поэтому кружку он закрыл рукой сверху, чтобы у Джона не было намерения ещё раз ему налить.
- Как ты во всё это влез? - спросил он спустя некоторое время. Ларгре-то понятно, что заниматься ничем, кроме войны, не может, а потому влезть сюда - это как для верующего в церковь сходить, тем более в праздник. А вот что здесь делает простой мужик, не наёмник, да ещё с семьёй, Ларгре было не очень понятно. Вроде как сёла не жгли, города тоже стоят, война идёт не в Ревалоне, бежать не надо. Так какой смысл идти сюда? Маркитант? Не похожь. В общем, гадать не надо, захочет - ответит, не захочет - кто же заставит-то?

0

60

Ларгре обустроился, сидел, пил, грелся, расслаблялся. Ну, до определенной конечно степени. Лайт медленно успокаивался, с одной стороны потому,  что ему удалось ответить добром на добро и помощь, с другой стороны потому что хмельная жидкость растекалась по организму и приносила расслабление. Угасала боль, ненависть и обида, сгорала в огне кострового пламени. Обида была, как он понимал, не совсем правильной. Просто не все было понятным в происходящем, а коли сопровождающие колонну военные вели речь о шпионаже и предательстве, стало быть на то у них были свои причины. Ничего личного. То политика, не всегда ему понятная, и недостаточность сведений для производства необходимых выводов. Все ж положение военное, и у военных свои соображения на этот счет. Если и когда выпадет возможность  и будет время, он спросит у главного военного этой колонны о том, что происходит. Если и когда - слова ключевые.
Вспомнил Лайт, что не принес закуску, сходил к телеге, принес мяса жареного и лепешек, нарезал кусками и протянул наемнику мяса на лепешке. К костру подошли дети, два парня и дочка. Присели рядом, протянули к огню руки. Лайт собирался закурить, почти достал трубку и табак, но при детях осекся. Дурной пример ибо.
- Неплохая вещь, да, - согласился он с парнем, - особенно когда с мороза придешь замерзший, бодрит, если не злоупотреблять. У нас в деревне делают умельцы.
- Как влез? Да работы нет, война пришла потому что. Армия на границе, там других кузнецов собрали, торговля железными поделками идет не очень, то есть совсем не идет. Опустела почти деревня, кто куда подался, кто подальше от бед, кто наоборот к ним поближе. Монстры, которые нечисть,  стаями начали приходить.  А мне семью надо кормить, зима пришла, без работы все плохо. Здесь работа есть, как оказалось - я каждому могу пригодится в обозе, кто едет в земли подальше от войны. Да и там, на юге, куда едем - мое ремесло востребовано будет. Потому и принял решение, а семью оставить там где были без защиты никак нельзя. Потому со мной они едут. А что случается в жизни - так то случается, каждый жить хочет, каждый выживает как может, да только не у каждого принципы за душой есть верные. Вот взять тех, кого мы давеча с тобой били. Не землю свою они защищали от врагов нападающих, не за правое дело бились, если честно - я не очень понял за что именно они дрались. Была ли у них какая то основополагающая справедливая идея? Зато я видел мелкого пацана, вот примерно как мой средний, - Джон показал на второго своего сына, сидевшего на корточках у костра, - который собирался защищать своих братьев и сестер, а меж тем, как я понял - его братья - одни из тех кто в нас стреляли. Голод вывел их на эту дорогу. Либо… - тут Лайт взял паузу, - .. либо кто то надоумил их.
Кузнец налил себе еще, как было видно - наемник повторять не особенно хотел. Но Джон поставил кувшин ближе к нему,
- Тебе не наливаю, захочешь - возьми сам. Такая вот штука, Ларгре, жизнь с людьми делает разное, да каждый в ней волен делать свой выбор. А ты то как сюда попал? Вижу, воин ты ладный и умелый. Отчего наемником стал?

Отредактировано Джон Лайт (2015-02-02 20:20:58)

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Путь во льдах: на юг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC