Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Игры с огнем


Игры с огнем

Сообщений 1 страница 20 из 66

1

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Участники: Нариил фон Берринел, Морин Крейн
Описание: С нечистью необходимо бороться, она заполоняет мир, убивает мирных граждан, им не место среди людей, но эти твари устойчивы против обычного оружия, они сильны и выносливы. Убить их могут лишь специально обученные люди - инвизиторы. Глава одного из отделений инквизии, Тахра, узнает о местонахождение логова большой и опасной стаи оборотней, она формирует отряд из восьми человек и отправляет их на задание. Возвращаются всего трое, но не с пустыми руками, а с пленником. Как оказалось, когда отряд пришел в логово, вся стая уже сбежала, остался лишь один, который и отправил на тот свет пять честных и сильных инвизиторов, пришлось ждать утра, чтобы он снова стал человеком, и только тогда оставшиеся люди смогли связать его. Его бросили в камеру и теперь ему предстояло пережить немало пыток.

Отредактировано Морин Крейн (2014-11-14 21:00:25)

0

2

[AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]В их стае было две беременных волчицы, старик, три ребенка и пятеро мужчин. Это была очень маленькая стая, таких было не много. Но даже несмотря на свою немногочисленность, это была стая оборотней, а оборотней никто не любил, даже тех, что себя контролировали. Именно поэтому ими и заинтересовалась инквизиция. Форкош узнал об этом у гадалки, что помогала им в обмен на редкие травы или ингредиенты, которые могли дать лишь оборотень. Он давал ей свою шерсть, слюну, даже давал обрезать иногда когти. Но не в этот раз. Предупредив свою семью о приближающейся опасности, волк остался, прогнав всех до единого, дабы встретить инквизицию и задержать, не дать догнать стаю. Конечно же Форкош намеревался убить всех, а затем просто догнать сородичей, но это оказалось не так и просто. Среди нападавших были и те, что обладали магическим даром. Он справился с обычными людьми, без труда перегрыз им глотки, с блаженством ощутив на зубах и языке вкус человеческой крови, но магия инквизиторов была сильнее его воли, его просто поймали в нечто, что напоминало светящуюся веревку. Сначала эта веревка оплела его крепкую шею, а затем и вовсе начала затягиваться, душа и лишая возможности дышать. Когда огромный волк свалился в обморок, его, видимо, утащили, в логово людей, где и приковали серебряными кандалами к стене. По крайней мере, именно в них оборотень и очнулся. Серебро жгло с диким упорством, пусть и не оставляло следов. Лишь прикосновение к этому металлу причиняло массу боли, с которой, правда, Форкош упорно справлялся, крепко сжимая зубы и глубоко дыша.
- Вот ты и очнулся, - пропел сквозь маску мужчина, что стоял недалеко от оборотня. Его волк заметил лишь когда тот заговорил. Темные сальные волосы, черная маска, скрывающая большую часть лица, а также черные одежды прекрасно сливались с общим антуражем, который не отличался яркостью. В руке у человека был чуть красный, горячий прут из светлого металла, а рядом тихо и мирно потрескивал огонь. Осознав, что его ждет, волк попытался вырваться, дернув руками, будто мог разрушить кандалы просто так. Но нет, они не поддались, видимо, состояли из чего-то покрепче, а серебро лишь покрывало их.
- Что тебе нужно? - прорычал он сквозь зубы, всё ещё сдерживая стоны боли.
- Мне? Лишь ответы, - донесся приглушенный ответ. - Где скрывается твоя шайка-лейка? Вот и всё, что я хочу знать.

0

3

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Убить целую стаю оборотней сложно, они быстры, ловки и выносливы, их реакция превышает человеческую. Опытный инвизитор Тахра прекрасно всё это знала, поэтому сформировала хорошую команду, отсеяла всех новичков, на задание отправились лишь опытные воины, не раз встречавшиеся с нечистью. Они должны были дополнять друг друга, действовать сообща и тактично вырезать каждую шавку. Тахра ждала, сидя в своем кабинете и читая отчеты от инвизиторов. Стандартная процедура, от нее никуда не деться, приходилось разбирать корявенькие буковки и понимать, чем занимались ее подчиненные на задании. В дверь постучали и тут же вошли, не дожидаясь ответа. Это был глава отряда, который отправили вчера в логово оборотней. Подняв глаза и отложив бумаги, женщина выжидательно на него посмотрела, мужчина медлить не стал, он рассказал всё, что видел и слышал.
- Что?! Восемь опытных инквизиторов и всего одна псина, которую вы несколько часов не могли завалить?! - Взревела Тахра, резко вскакивая и с силой ударяя кулаком по письменному столу. Потрепанный мужчина, еще не успевший отдохнуть после задания, вздрогнул и отшатнулся к двери. Женщина была в бешенстве, ее глаза пылали яростью, однако быстро взяла себя в руки и села на место, вновь беря отчет. - Распорядись о достойных похоронах, нельзя забывать о товарищах. Свободен, - Тахра отпустила побитого мужчину и опустила глаза на бумагу.
Весь день к ней подходили и докладывали об успехах пыток, точнее об неудачах, ведь оборотень не раскалывался, он кричал от боли, терял сознание, но не говорил ни слова. Верный какой оказался, семья важнее собственного тела. Женщина долго размышляла над ситуацией, она прекрасно знала, что ее инквизиторы хороши и обычно уже через день самый крепкий заключенный выдавал всё, что знал, а этот до сих пор держался. Сколько уже дней прошло? Шесть? Шесть дней этот оборотень терпел самые изощренные пытки и молчал, не выдавал ничего, что можно было бы использовать.
"Нет, здесь нужен другой подход", - Тахра поднялась с удобного кресла и направилась в подвалы, где и держали пойманного оборотня. По пути она заглянула на небольшую кухню и взяла воды и еды для пленника, ведь все эти дни ему и воды не давали, а кормили лишь болью и увечьями. Когда женщина зашла в этот "уютный" уголок, пленник валялся без сознания. Чтож, Тахре не сложно подождать, она поставила пищу на деревянный стол, села напротив оборотня и закинула ногу на ногу.

0

4

Раскаленный прет мягкого металла прошелся по обнаженному боку, от чего кожа начала тут же покрываться волдырями. Форкош взвыл, на глаза навернулись слезы, а тело изогнулось, стараясь избежать этой боли, но бежать было не куда. Если бы на оборотне не было серебра, он бы уже обратился, порвал бы в клочья мужчину, но нет, он был закован, был пленником, которого следовало допросить. Только вот говорить волк не собирался, ибо свою семью любил слишком сильно, чтобы предать вот так запросто.
На одном ожоге, конечно, дело не кончилось, мучитель пошел дальше, истязая серебром и сталью, избивая и разрывая плетью кожу спины. если бы ни дикая выносливость Форкоша и высокая регенерация, он бы уже умер от боли или потери крови. А может, просто свихнулся бы.
Каждый раз мужчина задавал один и тот же вопрос, но каждый его вопрос оставался без ответа, оборотень молчал, не собираясь предавать стаю и выдавать их положение, тем более, что он этого положения и не знал, и это было просто отлично.
Иногда человек уходил, оставляя волка наедине с жгучим серебром, и уходил он надолго, потому что ему на смену приходил другой, дабы продолжить пытки. К стене Форкоша больше не приковывали, теперь его подвесили над полом, вновь на посеребренных кандалах. Собственное тело, будучи довольно тяжелым, выворачивало суставы, а металл жег кожу адским огнем. Дышать было тяжело, как, собственно, и оставаться в сознании, да и не хотел он быть в этом самом сознании, лучше уж было вовсе умереть.
Очнулся Форкош, почему-то, на полу. Первыми он увидел начищенные до блеска черные женские сапожки на небольшом каблучке. Дальше шли облаченные в кожу стройные ноги, чтобы было за ними было рассмотреть сложно: от голода и жажды всё перед глазами мешалось и видел оборотень с большим трудом.
- Я... Нич-чего н-не скажу... - еле выдавил он, находясь на последнем издыхании. Форкош уже смирился с мыслью, что умрет за свою семью. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

5

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Ждать пришлось достаточно долго, но Тахре терпения не занимать, она умела сидеть на одном месте долгое время и просто ждать, глядя в одну точку. Всё это время женщина посматривала на оборотня, глядела на его раны, которые уже затягивались, на его исхудавшее тело, пищи ему точно не хватало эти шесть дней. Он очнулся, но встать не мог, даже говорил с трудом, чтобы разобрать его слова, женщине пришлось наклониться к нему.
- Ты и не можешь ничего говорить. Ты уж прости моих людей, они не умеют по-другому вести беседы, - ответила Тахра, поднимаясь на ноги и подходя к оборотню, который лежал на холодном полу и был готов испустить дух, этого никак нельзя было допустить. Перекинув его руку через плечо, женщина подняла мужчину с пола и дотащила до стола, на котором стояла уже остывшая пища, но всё равно весьма питательная. Посадив оборотня на свободный стул, она придвинула его к столу, чтобы оборотень не рухнул на пол и поставила тарелки с едой прям перед ним, ложка также лежала рядом.
- Тебе нужно поесть, шесть дней без еды срок немалый, - Тахра села напротив, по привычке закидывая ногу на ногу и подпирая щеку рукой. Она внимательно наблюдала за пленником, который почему-то не спешил брать ложку в руки и приступать к трапезе. - Ладно, давай на чистоту, принципиальный ты наш. Я глава этого отделения инвизиции, но я пришла сюда не пытать тебя, я не хочу причинять тебе боли, всего лишь поговорить, но для этого ты должен поесть. Знаешь, очень сложно разговаривать с людьми, когда они не могут даже языком пошевелить, - Тахра по-доброму улыбнулась и привстала со стула, перегибаясь через весь стол и подталкивая тарелку ближе к оборотню. Она всё-таки добилась своего, он начал есть, слабо, неуверенно, но всё-таки начал, а значит прогресс имеется. Когда оборотень всё съел, она помогла ему подняться и дойти до кровати, точнее до деревянной лавки, на которой заключенным предлагалось подремать между допросами. Аккуратно уложив мужчину, она взяла пустые миски и ушла, напоследок сказав мужчине в маске:
- Не трогать его, - она посмотрела на мужчину таким взглядом, что он сразу понял, если пленника тронуть хоть пальцем, она лично вгонит разогретую кочергу в задний проход всех, кто к этому причастен.
На следующий день Тахра вновь пришла к оборотню с едой, с горячей и ароматной. Поставив поднос на стол, она села на уже знакомый стул, закинула ногу на ногу, мужчина мог еле передвигаться, поэтому помогать ему добраться до пищи она не стала.
- Ты выглядишь уже намного лучше, вижу, сон и еда помогают, - губы женщины дрогнули в улыбке. - Мне очень хочется кое-что узнать, я надеялась, что ты поможешь любопытной женщине. Откуда стае стало известно, что придет отряд инвизиторов?

0

6

Стоило женщине подойти чуть ближе, и волк смог разглядеть черную юбку, на которой был вышит красный крест инквизиции, а стоило незнакомке нагнуться, как Форкош различил белые волосы и правильные черты лица. Женщина оказалась на удивление красивой для той, что убивала оборотней, ловила ведьм и колдунов. Прикосновение к телу отозвалось болью, которую оборотень мужественно вытерпел.
Она усадила его за стол, говорила что-то о том, что её люди были грубы, но сейчас он видел перед собой только еду, которую очень хотел получить, он ждал условий, на которых сможет это сделать, но их не последовало, женщина молчала, она лишь хотела, чтобы Форкош поел. И он начал есть. Его трясущиеся руки вцепились в края деревянной тарелки, чуть наклонили её, выливая в рот голодного оборотня суп, он жадно глотал влагу, которая была в супе, ибо пить хотел ещё больше, чем есть. На столе рядом стоял кувшин с водой, но его удержать волк сейчас просто не смог. Тут помогла незнакомка, она наливала стакан за стаканом, но не позволяла пить слишком быстро и слишком много. Когда же Форкош доел, женщина оставила ему воду кувшин с водой, уложив на деревянную скамью, где оборотень довольно быстро уснул.
На следующий день женщина пришла вновь. Его и вправду никто не трогал, он спал беспокойным сном, но всё-таки спал, а не был где-то в беспамятстве. Она вновь принесла еды и оборотень, ведомый сладким ароматом, вяло двинулся в сторону стола.
Руки всё ещё подрагивали, но ложку держать уже могли, только вот эта ложка так и не коснулась супа. Его вновь допрашивали, спрашивали, правда, совсем другое, но это ничего не меняло. Форкош отложил ложку и отодвинулся, чтобы затем уйти и лечь на скамью, спиной к инквизиторше. Говорить оборотень не собирался.
[AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

7

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Сегодня заключенный выглядел немного лучше, он уже мог передвигаться и даже держать ложку в своих трясущихся руках. Всё-таки с пытками ее люди немного переборщили, но с другой стороны, Тахра сама виновата, приказала выведать информацию любой ценой, вот инквизиторы и разошлись на всю катушку, нужно было не ждать до последнего, а приходить с деловыми предложениями на пару дней раньше. Вопрос был воспринят в штыки, в принципе, вполне ожидаемо, он не сдался под натиском боли, значит не захочет и говорить под натиском приятного аромата горячего супчика, но был у женщины план - она хотела втереться к нему в доверие, просто болтать с ним, может даже перевести в комнату с удобной кроватью, а там, гляди, сможет узнать крупицы ценной информации. Единственное, она слишком поспешила и перешла сразу к делу, чем подпортила свой же план, иногда Тахра могла совершать весьма необдуманные поступки.
- Ты прав, такое говорить незнакомым людям не стоит. Скажи тогда свое имя, представиться же ты можешь? - Спросила женщина, поворачивая голову к оборотню и глядя на его спину, полную ожогов и шрамов. Этот вид ей очень понравился, даже захотелось присоединиться и поставить свою роспись на пояснице, где оставалось еще пустое местечко без повреждений. Тахра закусила нижнюю губу, представляя, как она тонким раскаленным до красна прутиком выжжет на коже псины свое прекрасное имя, можно еще и на руке поставить автограф. Однако инквизитор отвлеклась, она же пришла сюда не пытать его, а просто беседовать, легко и непринужденно.
- Я бы на твоем месте всё-таки поела, скоро суп остынет, станет совсем невкусным, - как бы между делом заметила женщина, приглашая жестом подойти мужчину к столу и продолжить прерванный обед. У блондинки продолжали возникать мысли взять пару острых вещиц и попробовать лично выбить из оборотня информацию, необходимую инквизиции для дальнейшего поиска стаи. Они же могли быть где угодно, могли в любой момент решить полакомиться деревенскими тельцами, нужно было остановить их, истребить, очистить землю от гадости. Но Тахра продолжала следовать своему плану - она улыбалась, терпеливо ожидая, пока покалеченный мужчина скажет хоть что-то, или сделает. Втираться в доверие оказалось очень утомительно, особенно к оборотню, которого несколько суток доводили до обморока, выводили из него и продолжали наносить болезненные удары.

0

8

Она отступила, но наверняка вскоре вновь начнет задавать вопросы. Своё имя Форкош выдавать тоже особо не хотел, но если он собирался хоть немного передохнуть от пыток, то следовало сказать хотя бы его, ведь все знают, что инквизиция не шутит с нечистью.
- Я Форкош, - ответил волк глухо. Ему не доставляло удовольствия общение с людьми, но что поделать, общаться приходилось, как ни крути, особенно сейчас.
Вновь поднявшись со скамьи, он дополз до тарелки с супом, взял деревянную ложку и принялся есть. Пока за еду ничего не требовали, он собирался есть, он и не думал отказываться от пищи, пусть она приходилась ему и не по вкусу. Форкош был рожден оборотнем, а потому с самого детства ел почти только сырое мясо. Вкус варенного казался довольно странным, да и овощи не вызывали энтузиазма. Можно было попросить мясо с кровью, но только волк знал, что всем плевать, что он ест, его просто надо было привести в чувство и затем продолжить пытки, не так ли?
- Я всё равно ничего не скажу, - произнес он тихо, но твердо. В глазах Форкоша светилась непоколебимая уверенность, он просто не мог предать свою маленькую стаю. Не мог дать Рикке и её не рожденным детям умереть, он бы проглотил серебряный стержень, лишь бы старый Кирин умер не в бою, а мирно и спокойно во сне. Оборотень был готов на всё, и это читалось в его обозленном взгляде. Конечно же он был зол, ведь они охотились на его семью. Себя же Форкош считал уже трупом, который в итоге будет плавать где-нибудь в канаве. Раздуется от грязной воды и станет неузнаваемым даже для близких родственников. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

9

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Мужчина всё-таки передумал и решил не только назвать свои имя, но и вернуться к еде, совершенно не заботливо приготовленной на кухне инквизиторов. Тахра удовлетворенно кивнула, она получила то, что хотела, это не могло не радовать. В принципе, такими ненавязчивыми разговорчиками она надеялась добиться цели покрупнее и поважнее. Форкош дрожащими руками поглощал суп, запивал водой, голодный песик, злые дяди инквизиторы не кормили его почти неделю, но ничего, добрая Тахра спасла его из лап злыдней, она не только принесла покушать, но даже не бьет раскаленными предметами, святая, а не человек.
Женщина достаточно длительное время молчала, ибо подумала, что задавать вопросы жующему человеку не слишком хорошая идея, пусть сначала всё съест, насытится, а потом можно и о жизни поболтать, так и она ему мешать не будет, и речь станет более внятной. Мужчина съел всё достаточно быстро, было видно, что он голоден, что же, это на руку инквизитору, она не прочь приносить ему пищу каждый день ради информации, это даже проще, чем раскалить железо.
- Совсем ничего? - Удивленно вскидывая брови, спросила женщина. - Даже не расскажешь, как тебе наша еда? - Признаться, Тахре было совершенно неинтересно знать, понравилась песику еда или нет, ей не было интересна и его жизнь, она ничего не стоила, но убивать его она не хотела, сначала он должен послужить благой цели.
- Что означают эти татуировки? - Поинтересовалась, женщина, суть склоняя голову и внимательнее разглядывая лицо мужчины.Ей действительно было интересно узнать, что это за рисунки, ведь раньше ей не доводилось видеть человеческую форму оборотня с такими интересными татуировками, как правило, Тахра умудрялась убить волосатую ипостась, до разглядывания кожи руки не доходили.

0

10

Мужчина скривил нос, отодвинув слабыми руками тарелку. Ему не нравилась еда и об этом он мог спокойно сказать, всё равно он уже труп.
- Дрянная у вас еда, - ответил он, принявшись языком выковыривать кусочки мяса, что застряли между зубов. Делать это ногтем было бы просто невежливо, особенно в присутствии женщины. Раньше ему было всё равно, но после того, как к их семье присоединился перепуганный герцог, укушенный бешеным оборотнем, все в их стае вдруг начали думать о манерах, ну, почти все. Некоторые вещи соблюдать, конечно же, было бы просто смешно в их не самой легкой жизни. Так, например, зажратый герцог вскоре начал рыгать и преспокойно пускать ветры, а казалось бы, что приличный человек, на такое не способный.
- Татуировки? Они выдают мою классовую принадлежность. Когда я жил в племени, я был охотником там, об этим они и говорят,- ответил оборотень. Это была не секретная информация, ею можно было поделиться, чтобы прожить хотя бы ещё чуть-чуть.
- Помимо стай бывают ещё и племена, в которых все оборотни чистокровные и... Сильные, не такие, как обращенные новички, - добавил он затем, дабы пояснить, почему он жил в каком-то там племени.
Чистокровные оборотни сильно отличались от новообращенных, они были не только сильнее, но и значительно крупнее, выносливее, и даже реагировали на серебро не так остро, как их меньшие родственники. Сам же Форкош прожил уже довольно много лет, около пятидесяти, но узнал о таких ребятах совсем недавно, когда покинул племя. Точнее, когда его оттуда прогнали. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

11

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]А Тахра-то всё наблюдала и ждала, как отреагирует чуть окрепший мужчина на вареное мясо и овощи, она знала, что оборотни такую пищу не любят, им мясо сырым подавай, но было крайне интересно, спокойно съест или всё-таки откажется. А пес-то оказался с характером, мало того, что выносливый, смог пережить пытки увлекшихся инквизиторов, так еще и стойкий, говорить про стаю не желает, есть сваренную пищу тоже. Тахру очень заинтересовал этот человек, она за всю свою карьеру инквизитора еще не встречала такие волевых людей, захотелось поговорить с ним подольше.
- Хочешь кусок сырого мяса, волчонок? - Спросила женщина, ставя на стол локти, скрещивая пальцы в замок и кладя на них подбородок. Ее взгляд был крайне заинтересованный, а губы украшались деловитой улыбкой. - Я могу принести тебе огромный кусок сырого мясца, если ты ненароком обмолвишься, в какую сторону пошли твои сородичи. Всё просто, а самое главное, никто даже не узнает, что ты помог мне, - сказала женщина, а затем негромко добавила: - Это останется нашей маленькой тайной, - Тахра продолжала, совершенно не стесняясь, разглядывать татуировки Форкоша, ее пронзительный взгляд быстро перебегал с лица на плечи, а затем обратно, снова на лоб и глаза.
- А если захочешь сменить профессию? Что тогда станет с татуировками? - Главный вопрос был задан, Тахра предложила вполне себе интересную сделку, а пока мужчина обдумывал ее деловое предложение, она продолжала изучать его. Вопросы женщины, возможно мешали думать, но всё в этом мире не так просто, надо привыкать.
- Да-да, я знаю о племенах, мне даже довелось однажды встретиться с чистокровной псиной. Горел он эффектно, - в этой непринужденной физиономии проскочила искорка удовольствия, женщина вспомнила, как убила оборотня, от чего не смогла удержать свой жестокий нрав. Однако вслед за удовольствием на мгновение дрогнули брови, Тахра чуть нахмурилась, но быстро взяла себя в руки, скорее всего Форкош и не заметил ее эмоций. А хмурилась она по одной причине - встреча с большим и опытным оборотнем вышла для нее боком, она, на самом деле, чудом смогла с отрядом завалить его, на прощание эта тварь оставила три огромных шрама во всю спину, как напоминание, что не стоит недооценивать противника.
- Ну так что, не хочешь рассказать мне совсем немного о своей стае? Спасешь мирное население... женщин и детей. Они будут тебе благодарны до конца дней своих, - на мужчину глядели всё те же добродушные глаза, словно женщина сейчас говорила о высадке цветов из горшков, а не о стае оборотней, которых очень хочет найти смерть в лице инквизиции, Тахра даже намеревалась лично отправиться на это задание, раз ее люди еле пережили встречу с одним только Форкошем.

0

12

Несмотря на то, что съел он крайне мало, сил всё-таки прибавилось, а также прибавилось дерзости, которая была свойственная Форкошу. Скривив морду, он откинулся на спинку стула, даже не дав знать, как это было болезненно для его спины. Оборотень обладал невероятной выдержкой.
- Предать семью за кусок мяса? Я похож на идиота? - поинтересовался он у женщины. - Ты бы выдала мне свою семью за картошку? За пару клубней, даже если бы они были невероятно большими. Сказала бы, где твои маленькие братья и сестры, просто за какой-то шмат еды, зная, что я приду и убью их? - продолжал спрашивать оборотень, чья улыбка становилась хищной и дикой. Его просто унизили таким предложением. - За дни пыток я не выдал их, так теперь выдам  за простой шмат мяса? Мда... - трясущаяся рука прошлась по грязным волосам, вызывая чувство омерзения. Как же хотелось мыться.
- У вас свои дети и женщины, люди, у меня свои. Для меня вы - пища, мне нет смысла о вас заботиться. А потому, скажу лишь одно. Я понятия не имею, где моя семья сейчас. Мы не договаривались о том, куда они пойдут. Если бы там, в логове, я перебил бы всех, то выследил бы их и нагнал, а теперь... Их и след простыл, а потому вы зря тянете из меня эту информацию, просто потому, что я ею не владею. Я выиграл время для своих, это всё, что для меня важно, - произнес оборотень, противно ухмыляясь. Голос его был твердым, пусть и тихим, сил ещё не было достаточно на громкие вопли.
- И это всё потому, что я ещё и защитник, - он указал на татуированные плечи. - Я достаточно тренирован, чтобы защищать стаю и не выдавать её никому.[AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

13

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Форкош всего за мгновение из забитого покалеченного волчонка превратился в самоуверенного и нахального оборотня, который не боялся дерзить не какому-нибудь инквизитору-новичку, а самой главе, женщине, которая заняла эту должность не за красивые глаза, а за успехи в истреблении нечисти. Но Тахра не злилась на него, она не оскорблялась таким неуважением и не хотела прижать его к стене и всадить серебряный клинок прямо в сердце, она испытывала эмоции совершенно противоположные - ей понравились эти изменения в поведении, мужчина еще больше заинтересовал ее. Однако выражение лица женщины оставалось неизменным, ни один мускул на лице не дрогнул, когда оскорбленный таким предложением Форкош обрушивал на Тахру массу вопросов.
- Мне бы никогда не предложили рассказать о своей семье за клубень картофеля, семьи у меня нет и это очень облегчает жизнь, знаешь ли, - девушка едва наклонила голову набок. Ее, казалось, вообще не удивляют его слова, она сидит спокойно и просто смотрит. Как показала практика, многих бесит, когда Тахра не реагирует на слова и действия, лишь внимательно смотрит и чуть улыбается. Родственников у инквизитора и правда не было, она потеряла всех очень рано, поэтому даже не грустила, она просто не успела привязаться к родителям и сестре. К слову, сестра была убита ведьмой, а родителей забрала болезнь.
- Не за простой, а за очень большой и сочный, - не выдержав, девушка откинулась на спинку стула и залилась своим безумным смехом, который иногда даже пугал некоторых людей, особенно ночью. Успокоившись, Тахра взглянула на мужчину, ее глаза светились решимостью, отчаянной и сумасшедшей. В голову пришла отличная идея и женщина поспешила воплотить всё в жизнь.
- Тебя не сломать, признаю, но давай на чистоту. Рано или поздно мы найдем твою стаю, как нашли неделю назад, но в этот раз сбежать им не удастся, ибо я лично займусь этим делом, - самоуверенности женщине было не занимать. - Но! Здесь есть одно очень важное но, - Тахра широко заулыбалась. - Твоя стая будет в безопасности, охота на нее прекратится, если ты станешь моим личным ловчим, ведьмы нынче очень хитрые пошли, их не так просто поймать, но с тобой всё станет легче, - женщина продолжала улыбаться, а стоявший у дверей инквизитор побледнел, он вжался в стену и с ужасом посмотрел на женщину. Он был в ужасе от одной только идеи Тахры - ручной оборотень, да не простой, а который за ночь отправил пять лучших инквизиторов на тот свет, он не понимал, как вообще такая мысль может прийти в голову?! Однако пришла и очень пришлась по душе женщине, она давно хотела себе завести собачку.
- У меня даже есть ошейник и поводок, - довольная собой Тахра по привычке закинула ногу на ногу и ухмыльнулась, представляя спящего на полу мужчину в ошейнике. Затея была опасная, настолько, что инквизитор у дверей всё-таки решил сказать об этом женщине, но она проигнорировала его, Тахра была увлечена оборотнем, она зло ухмылялась, желала сломать таким предложением дерзкую тварь, стереть ухмылку с его лица, заставить подчиняться. Тахра находила такую сделку весьма жестокой и потому она нравилась ей с каждой секундой всё больше.

0

14

Женщина поставила оборотня перед невероятно сложным выбором. Он был сильно удивлен этим предложением  и не знал, что ответить. Лично ловить ведьм, обратиться против другой нечисти и спасти семью? Такое уже случалось, он убивал вампиров и колдунов, покушающихся на безопасность его семьи, но теперь всё было иначе. Теперь требовалось сломать его гордость, дать унизить себя, дать нацепить ошейник, а к этому готов волк не был.
- Я думаю, они ушли достаточно далеко, вряд ли вы их найдете, - ответил он, отворачиваясь. Нет, он не собирался склонять колени перед людьми и становиться охотничьим псом.
Конечно же этот ответ не пришелся по душе инквизиторше, а потому, когда она вышла, вытки продолжились. Теперь его пытали в своё удовольствие, мучили, терзали тело серебром, кнутом, а также инструментами, чьих названий он не знал. Так длилось изо дня в день, пока не приходила эта женщина. К замученному до полусмерти волку она являлась как спасение, поила его, давала есть, даже укрывала пледом, а потом пытки продолжались, пока он не стал ассоциировать её со спасением из мира боли, пока не стал льнутьк её ногам, целуя начищенные до блеска сапоги. Как ни крути, но он был и животным, которое приручить было возможно.
- Когда вы убьете меня? - спросил он, устав от пыток и боли. Прошло, наверное, уже недели две и от былой красоты осталось мало, а от дерзости и гордости и того меньше. Но зато он всё равно молчал, не выдавая и гадалку, которая рассказала о приходе инквизиции.
- Я хочу, чтобы это прекратилось, - прошептал Форкош хрипло, глядя на носги кожаных, блестящих сапог. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

15

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]В своей голове Тахра уже давно получила согласие на свое унизительное предложение и представляла, как ее личный оборотень будет приносить в зубах тела ведьм да вампиров, эта картина очень нравилась женщине. Однако в реальности оборотень оказался очень уж гордым, он ни в какую не соглашался на сделку. Своим неприемлемым поведением он стер улыбку с женского лица, взгляд потух, снова скрывая в закоулках сознания любовь к опасным играм, Тахра выглядела спокойной. А инквизитор, стоящий у двери, вздохнул с облегчением, он был счастлив, что у женщины ничего не вышло и что теперь она не будет подвергать опасности всех инквизиторов своим домашним питомцем.
- Чтож, дело твое, - Тахра смерила мужчину взглядом, выражающим скорбь всего мира, ей даже жаль стало этого блондина, но менять решение женщина не намеревалась, она взяла поднос и вышла прочь, вслед за ней вышел и мужчина, оставляя оборотня наедине с собой. Тахра была очень упертой, всегда добивалась своих целей и приручение опасного противника также не должно было бесследно исчезнуть из списка задач, она даже мысленно возвела Форкоша на первое место, он стал самым важным. Раз не удалось договориться мирным путем, женщина пойдет привычным - пытки. Информация ей теперь была не нужна, она разрешила своим ребятам просто от души развлекаться, испробовать на нем всё, что в голову придет, но не убивать, он должен жить, зная, что боль не прекратится никогда. Сама же Тахра продолжала приносить заключенному еду, иногда даже кормила своими руками, а пару раз даже сырого мяса принесла. У нее был план, гениальный, но длительный, он должен был сработать - пытки будут продолжаться до тех пор, пока шавка не начнет молить о смерти, а Тахра, заботливая женщина с едой предложит ему помощь. Конечно же, о какой стае может идти речь, гарантировать их безопасность инквизитор не собиралась, Форкош же не согласился на первоначальное предложение, а значит упустил свой выгодный поезд.
В очередной раз Тахра пришла с пищей и услышала заветные слова, ради которых так старались ее умелые мальчики. Она расплылась в улыбке, пальцы в воздухе уже сжимали невидимый ошейник, женщина была близка к выполнению заветного желания как никогда, особенно уверенности прибавлял тот факт, что пес был рад видеть ее, он припадал к ее ногам и даже целовал черные сапоги. Присев на корточки рядом с оборотнем, Тахра заботливо провела холодной рукой по его лбу, убирая с грязного и потного лица прилипшие волосы. Как ни крути, а за две недели ежедневных встреч с оборотнем она даже привязалась к нему, а еще допустила ошибку, из-за которой когда-то чуть не поплатилась жизнью, она начала недооценивать противника, воспринимала Форкоша лишь как слабую собачку, не способную открыть пасть.
- Я могу избавить тебя от страданий. Ты ведь помнишь мое предложение? - Тихо спросила женщина, продолжая убирать с его лица прилипшие волосы. - Я напомню. Пытки прекращаются, если ты становишься моим ловчим, я даже не буду тебя кормить вареной и жареной пищей, только сырой, - Тахра чувствовала, что она близка, уже практически видит, как сломленный оборотень становится ее собственностью, однако не спешила, чтобы всё не испортить. Она терпеливо ждала ответа, ведь говорить Форкошу было не просто, да и вообще шевелиться, его тело было похоже на одну большую рану.

0

16

Казалось, что это предложение поступило к оборотню совсем давно, он уже забыл о нем, забыл, что у него есть шанс на спасение и теперь, когда женщина повторила свои слова, он был готов согласиться. Форкош был готов на всё, лишь бы женщина прекратила все эти мучения.
- Я... - он с жутким хрипом втянул в легкие воздух, чтобы дать полноценный ответ. - Я согласен, - произнес он на выдохе. Да, теперь он был готов носить ошейник и быть ловчим, убивать вампиров и ведьм, лишь бы не жить в этой жуткой боли, е видеть наглые ухмылки инквизиторов. Конечно же он хотел видеть мертвыми и их, но сейчас речь шла не об этом. Форкош согласился, чему и сам был рад. По сравнению с пережитым, несколько мертвых тел казались сущей глупостью. Может, он потом пожалеет о своем выборе, но сейчас оборотень крайне желал, чтобы его забрали из грязной камеры, воняющей не только кровью, но и потом, а также испражнениями.
По приказу инквизторши с оборотня сняли серебряные кандалы, которые ни на мгновения не переставали причинять ему боль, а сам волк тут же кинулся к её ногам, целуя сапоги и благодаря за спасение. Его потрескавшиеся, искусанные в кровь губы зудели, но он продолжал тешить самолюбие женщины, унижаясь, выставляя себя на посмешище. В углу камеры послышался смешок, который на мгновение отвлек Форкоша. Но мгновения хватило, чтобы оборотень послал мужчине убийственный взгляд, в котором было обещание расправы. Мстительность была одной из черт оборотня. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

Отредактировано Нариил фон Берринел (2014-11-15 17:16:45)

0

17

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Это была безоговорочная победа, которая возвысила самооценку и самолюбие Тахры до небес, а может и выше. Она сидела на стуле, закинув ногу на ногу, и самодовольно улыбалась, пока побледневшие инквизиторы снимали кандалы с оборотня. Женщина совершенно не понимала их страха, она считала, что справится с этой тварью голыми руками, даже если он наберется сил, восстановит прежнюю форму и обернется волосатой шавкой. Она выслушала и прочитала подробнейший отчет о той ночи, когда его схватили, поэтому считала, что знает Форкоша достаточно хорошо.
Оборотень был рад, что с него сняли серебряные оковы, настолько рад, что кинулся к ногам Тахры, целуя ее обувь, обнимая ее. Сломленный зверь весьма жалкое зрелище, инквизиторы смеялись, издевались над оборотнем, женщина же лишь ухмылялась, гордая за себя, ведь в истории инквизиции еще не было человека, решившего не убить нечистую тварь, а заставить работать на себя. Первооткрыватель. Единственная и неповторимая. Если бы самолюбие можно было видеть, оно бы сейчас затопило всю комнату или даже весь подвал.
- Вставай, - приказала Тахра, поднимаясь со стула и помогая подняться на ноги и мужчине. Она прекрасно понимала, что для того, чтобы добиться своей цели, ей пришлось отправить волка чуть ли не на тот свет, а значит сначала предстоит откормить его и помыть, прежде всего отмыть с него этот отвратительный запах, а лишь потом можно отправляться на охоту. Женщина взвалила его на свои плечи и понесла в свой кабинет. Так уж вышло, что Тахра жила и работала в одном месте, у нее не было семьи, не о ком было заботиться, поэтому и отдельный дом ей казался не нужным, слишком много места для человека, посвящающего почти все двадцать четыре часа работе. Женщине вполне хватало комнаты, соединенной с кабинетом, там же было и подобие ванной, куда приносилась нагретая вода. Форкош был не легким, пришлось даже поднапрячься, но в конце концов женщина всё-таки дотащила его до своего кабинета и усадила в большое кресло. Воду уже несли, инквизитор отдала приказ сразу же, как вышла из вонючей камеры.
Своего личного домашнего питомца женщина отмывала сама, будь он в форме псины, она бы еще и заботливо вычесала его шерсть. Инквизитор воспринимала его как самую обычную собаку, способную укусить, но которую легко пнуть, она заскулит и убежит, поджав хвост. Поэтому и не боялась оставаться с ним наедине, к тому же после двух недель пыток Тахра знала, что он и дышит-то с трудом, какое тут проявление характера, если от него еще что-то осталось.

0

18

Женщина приказала встать и он поднялся на трясущиеся ноги, но далось это невероятно тяжело. Оборотень потратил все свои силы на то, чтобы просто подняться, идти он был не в состоянии, но и тут помогла его благодетельница, она дала ему опору, которой не хватало и потащила к себе в комнату. Конечно она могла приказать своим инквизиторам унести Форкоша к ней в комнату, но ему было намного приятнее, что женщина этого не сделала, что она сама обняла его и довела, где посадила на кресло. Сидеть было больно, но в горячей ванне было намного неприятнее. каждая рана на теле протестующе заболела, от чего вновь наворачивались слезы на глаза, а сам оборотень сильно напрягся. Но настоящим испытанием стала жесткая мочалка, которой женщина мыла Форкоша, при каждом прикосновении он то шипел, то поскуливал, а когда мочалка коснулась свежего ожога, мужчина буквально взвизгнул, будто его вновь жгли каленым железом, но потом успокоился, стоило только ей миновать болезненный участок тела. Вода окрасилась в цвет грязи, отлипающей от голого, израненного тела. Некоторые раны кровоточили и к странному коричневатому цвету прибавлялась пугающая краснота. Но жаловаться оборотень не спешил, он терпел до последнего и это обернулось долгожданной чистотой. Мокрые волосы липли к лицу, но он был счастлив на столько, на сколько в его положении это было возможно.
Помимо горячей ванны, мужчине достался и довольно большой шмат мяса, мяса сырого и свежего, в которое он жадно вцепился острыми, крепкими зубами. Настроение росло, а любовь к Тахре вместе с ним. Завершающим день приятным сюрпризом была мягкая постель, в которую уложили изувеченного оборотня. Засыпал Форкош улыбаясь. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0

19

[AVA]http://s020.radikal.ru/i701/1411/87/7768e68bd75d.jpg[/AVA]Заключенных никогда не моют, их редко кормят, о них совершенно не заботятся, да и зачем, если им суждено помереть, как только их губы и язык произнесут слова, которые так необходимы инквизиторам. Однако с Форкошем всё обстояло немного по-другому, убивать его никто не собирался, хоть многие и очень хотели, вместо этого Тахра притащила его к себе в комнату, куда редко кого пускала, и начала мыть. Занятие было длительным и болезненным, для мужчины, конечно же, для инквизитора эта простая для любого человека процедура стала чем-то особенным, как же давно ее уши не ласкала эта прекрасная музыка из поскуливания, шипения и визгов. Тахра настолько увлеклась, что с силой проводила по совсем свежим ранам, снимая жесткой мочалкой слой засохшей крови и открывая раны, а личный песик скулил еще громче. Однако долго это продолжаться не могло, женщина же не хотела, чтобы только что заполученная игрушка истекла кровью и сломалась. Она помогла вылезти уже чистому Форкошу из ванны, намочилась в итоге сама, пока держала его мокрое тело, кое-как вытерла полотенцем и, что ни одна нечисть никогда не получала от святой инквизиции - перевязала кровоточащие раны.
Пока оборотень наслаждался куском сырого мяса, Тахра распорядилась найти односпальную кровать и принести ее в комнату, ибо в свою пускать оборотня она не желала, а спать мужчине на полу пока нельзя, он должен набраться сил.
- Это кровать твоя, временно, - сказала женщина, укладывая мужчину в вполне себе сносную постель и накрывая его одеялом. Пока он засыпал, Тахра сидела в кабинете и занималась делами, ведь из-за двухнедельных похождений в подвал к пленнику, она совсем забросила бумаги, необходимо было это как можно скорее исправить.
"Какая забота с моей стороны к зубастой твари, мне необходима премия как самому добродушному человеку в этой чертовой глуши", - инквизитор ухмыльнулась и опустила взгляд на бумаги. Быстро пробежавшись по строчкам, она нахмурилась, судя по отчету, ее люди справились отвратительно, мало того, что вампира упустили, так еще и оружие потеряли, неучи. Новички очень утомляли Тахру, бесили ее, иногда она хотела сдавить их глотки и отправить обратно на обучение, ведь они постоянно всё портили, но с другой стороны, чтобы стать хорошими инквизиторами, необходим опыт, который они и получали, проваливая задания.
Была глубокая ночь, когда глаза женщины не выдержали напряжения и веки захлопнулись, она уснула прям за столом. Проснулась всего через четыре часа, совершенно не выспавшаяся, а разбудило ее движение за спиной, резко повернув голову, она увидела блондина. Разум еще не проснулся, воспоминания прошлого дня еще не всплыли перед глазами, поэтому она восприняла Форкоша как угрозу, схватила со стола кинжал, но через мгновение рука разжалась и она устало потерла глаза.
- Выспался на новом месте? - Ухмыляясь, спросила Тахра, отворачиваясь и садясь в кресло, в котором спала последние часы.

0

20

Спал Форкош крепко. Сил у него не было, а потому он не видел даже сновидений, просто спал, пока не выспался окончательно и не проснулся.
Тело ломило, каждое движение отзывалось болью, но зато он был чист и лежал на мягкой кровати, которую получил заслуженно. После стольких пыток он не мог не получить хотя бы капельку добра, которую нашел, почему-то именно от главы этого штаба инквизиции.
Поднявшись на ноги, оборотень постарался расходиться. За ночь раны подзатянулись, а те, что уже давно пытались зажить, превратились в тонкие шрамы. В целом он чувствовал себя намного лучше. Нагой, замотанный в бинты, он искал хоть что-нибудь, чем можно было прикрыться, но не нашел ничего дельного. Зато наткнулся на зеркало, в котором отразилась его изувеченная туша и уже не такое и красивое лицо. Отеки, синяки и мелкие порезы делали из него кого-то, в ком было сложно узнать того самого Форкоша, что был приведен в подвал инквизиции. Но это было и не страшно, вскоре всё заживет, можно было не волноваться.
Вскоре волк вышел из комнаты и попал в кабинет, где спала его спасительница, он тихо подошел к ней, чтобы рассмотреть лицо, которое знал крайне смутно. Раньше было сложно различить и лица его мучителей, Форкош знал всех только по запахам.
Долго любоваться женщиной не пришлось, она очнулась, схватившись за кинжал, но быстро успокоилась, видимо у Тахры было много врагов, раз она так реагировала на него.
- Да, спасибо, - ответил он, переминаясь с ноги на ногу. Оборотень не знал, чего ждать, но зато мог просто побыть с женщиной, что была так добра к своему естественному врагу. [AVA]https://pp.vk.me/c623727/v623727979/a08e/-sIC3RRaB48.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Альтернативные линии » Игры с огнем


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC