Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Одиннадцатая заповедь.


Одиннадцатая заповедь.

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

http://sa.uploads.ru/t/PirxK.png

Время:
Август 1656 года.
Место:
Ревалон, Бефсан.
Обстановка:
Таверна, набитая трезвым и не совсем народом, далее ближайшие окрестности города, лес.
Действующие лица:
Джон Лайт, Авилия Ротейм.
Описание:
Чем может обернуться обычный вечер в совершенно обычный день? Для тех, кто живет обычной жизнью, наверняка ни чем интересным. А для тех, кто любит лезть на рожон? Совершенно точно, новыми проблемами. Только, можно ли считать проблемой тот путь, который выбираешь сам из желания помочь или просто проявить милосердие?
О причинах поступка не принято задумываться, когда время действовать.

Отредактировано Авилия Ротейм (2015-03-15 17:40:20)

+1

2

В Бефсан кузнец Джон Лайт выехал ранним утром и днем ехал неспешно, прибавив скорость только ночью. По давней привычке, он предпочитал не останавливаться на ночлег в лесу, если ехал один, особенно если ехал с ценным грузом. В этот раз Лайт ехал с действительно ценным грузом - он вез с доставкой исполненный персональный заказ для сына бефсанского барона Майгеля, доспех и меч, с индивидуальными именными отличиями и фамильными подписями на стали. Заказ был прибыльный и удачный, Джон ехал на легке, ведя с собой только вторую лошадь, что везла груз, и которая обратно пойдет порожняком, наслаждаясь бегом в свое удовольствие.
Ракхайн по шаткому мосту он пересекал уже ночью, а следующий ее приток по броду - со следующим рассветом.
Приграничный с Тиверией город Бефсан был достаточно шумным для того, что бы через какое то продолжительное время весьма утомить путника, больше ценящего единение с природой, нежели чем многочисленное людское скопление, проще именуемое толпой. Джон Лайт был именно таким человеком, гораздо более ценящим человеческое уединение, в  кругу любимых людей, в окружении матери природы, что способна дать человеку из своих недр все то, что ему может быть нужно, и творчество, которое рождается из глубины собственной души и мысли. Однако в городе Джон не собирался пробыть долго, слишком долго для того что бы устать от толпы, и потому после успешной сделки и уплаты налога с интересом проезжал по улицам Бефсана, наблюдая за местной жизнью и активностью. И уж конечно Джон никак не мог отказаться от того, что бы посетить местную таверну и выпить пива, не столько что бы напиться, но ровно столько что бы почувствовать приятное  расслабление тела и разума. Не говоря уже о том, что пиво было любимым его алкогольным напитком.
Оставив в конюшне обоих своих лошадей, Джон вошел в таверну. Эти заведения бывали порой веселыми, и за свою жизнь кузнец успел поучаствовать в нескольких массовых побоищах в тавернах, сопровождающихся битьем посуды, лавок, стульев, иногда о головы клиентов, иногда даже с одновременным опустошением местного бара. Да, иногда Джон умудрялся напиваться до такого, что бы в этом поучаствовать, но в данный момент в его планы такое не входило, он намеревался лишь слегка расслабиться и поехать домой.
Заказав пива и мяса , Лайт дождался заказа у стойки, и вместе с ним пошел к свободному столику.

+1

3

Вечером в таверне Харлина было удивительно спокойно, относительно других питейных заведений, что приходилось видеть Вил. Люди ели, шумно разговаривали, иногда затягивали песни (некоторые путники даже на родном языке, не понятном ревалонцу), но никто не выходил за рамки приличий. За два года пребывания в этом месте девушка только трижды стала свидетельницей настоящей драки в стенах трактира. Возможно, причиной тому был скупой и сварливый хозяин, который непременно сдирал с участников потасовки стоимость испорченного имущества и, часто, еще и золотой за моральный ущерб. Каким бы вредным не был старик, нельзя было отрицать, что с обязанностями начальника он справляется превосходно.
- Эй, сколько можно? Принесите еще бочку!
Харлин ругался на рабочих и постоянно поторапливал Авилию и всячески старался придраться, но добрые тетушки с кухни – в их числе и жена хозяина – старались помочь девушке. Хозяйка даже подобрала для нее платье, чтобы Вил не выступала в лохмотьях, в которых работала.
- Птица, заканчивай с мытьем! Зал полный! – старик выкрикивал все свои указания в кухню, - Я за что тебе плачу?!
Девушка наскоро вытерла руки о передник и выглянула в зал, чтобы осмотреть посетителей, потом повернулась к Харлину:
- Я переоденусь и начну выступление. – она тепло и добродушно улыбнулась, зная, что все равно услышит ворчание.
- Мне-то что… - старик, как и ожидалось, раздраженно хмыкнул за своей стойкой, но не сложно было заметить, как смягчился его взгляд.
- Снова характер показывает? – поинтересовалась румяная и распаренная от готовки хозяйка.
- Да… - посмеиваясь, покачала головой девушка и убежала наверх.
Спустилась Вил уже с инструментом, причесанная и опрятно одетая, держа в руках лютню, как маленького ребенка. Она проплыла мимо столиков, улыбаясь знакомым посетителям и рассматривая новых. Специально для воскресных выступлений отгораживалось место у камина – импровизированная сцена – чтобы всем было удобно смотреть и слушать. Акустическая система, которую построила сама Авилия (особенно плотные занавески на некоторых окнах и штора у двери в складское помещение), предусматривала хороший чистый звук даже при толпе в помещении.
Девушка встала на свое место и широко улыбнулась, теперь окидывая взглядом всех людей. За столиками зашептались: «Птица!», и шум быстро стих. Все, кто знал, зачем девушка появилась, с интересом ждали, остальные же продолжали разговаривать. Вместо приветствия Вил провела пальцами по струнам, некоторые натянула сильнее для большего звона, и тихо запела:
В деревне далекой, в деревне лесной,
Старец живет одинокий.
Он лучше всех знает и видит порой,
Как солнце садится далеко.

К концу четверостишья голос Птицы набрал высоту и заставлял обратить на себя внимание. Девушка прогуливалась по свободному пространству и, продолжая петь про мудрого старца, который знал все на свете, улыбалась смотревшим на нее мужчинам и женщинам. Песня становилась все веселее, а музыка все громче и быстрее, звуки заполняли зал и поднимались к потолку, напоминая пение настоящих птиц, что резвятся весенним утром в ветках деревьев.

+1

4

Свободный столик Джон нашел, несмотря на то, что таверна стремительно набивалась народом, значительная часть которого медленно но верно приходила в состояние алкогольного опьянения. Не собираясь ни с кем контактировать, имея в планах лишь выспаться перед утренней отправкой домой, Лайт находился в благодушном состоянии духа, все больше погружаясь в собственные мысли, планы и мечты. При всем этом, кузнец не позволял себе расслабиться полностью, следя за происходящим вокруг краем глаза. Отметил сам про себя, что на удивление, в таверне приграничного города вполне сносно и вкусно кормят, что на самом деле не идет ни в какое сравнение с тем, как готовит его жена. Жена всегда готовила лучше.
Раздумывая над тем, взять еще пива или нет, Лайт рассматривал несколько отрешенно рассматривал посетителей, пока произошло нечто не совсем ординарное, то что Джон наблюдал достаточно редко в таких заведениях. А именно - стих шум и гам, недовольства нерасторопными разносчиками, которые на самом деле почти сбивались с ног, но все равно не успевали быстро обслужить всех, а следом в поле зрения кузнеца попала девушка с лютней, которая заняла свое место для выступления вдохновенно запела песню, сначала тихо, так, что пришлось напрячь слух, а потом громче.
Идти спать на постоялый двор Джон тут же передумал. Музыка радовала его сердце, и пение было под стать музыке, а слова в песне имели смысл, кузнец решил дослушать до конца все, что девушка собралась поведать зрителям. Этой песни, что она исполняла, кузнец никогда не слышал, порадовался тому, что это он удачно зашел этим вечером.
Заказав еще пива, Джон пересел поближе к тому, что можно было назвать сценой, за соседним столиком подслушав, что исполнительницу называют “Птицей”. В надежде, что за первой песней последует следующая, кузнец смотрел на Птицу повернувшись к сцене. Если и было что то вечное в этом изменчивом мире людей и нелюдей, наполненном жестокостью, интригами и часто бесчестием - то музыка была по крайней мере одной из таких вечных вещей и полной противоположностью всему неправедному. Музыка и хорошие стихи вдохновляли Джона, и этим вечером свою порцию вдохновения и удовольствия он пропустить не собирался.

Отредактировано Джон Лайт (2014-11-22 23:46:54)

+1

5

Сказание о старце закончилось на шутливой и поучительной ноте – тот, кто знал все на свете (как он сам считал), влюбился и погряз в чувствах, а женщина взаимностью не ответила. Так седовласый и зачах, питая бесполезные надежды и мечты. Зрителей такой поворот событий очень развеселил, все посмеивались и потешались над старцем, будто действительно его знали. Мало кто понял мораль истории: не задирать нос слишком высоко. Впрочем, Птицу это не особенно волновало, ей нравилось петь, а посетители хлопали в ладоши и радовались – вечер начался отлично.
- Приветствую вас. – улыбаясь и легко поклонившись, произнесла бард, не прекращая играть уже новую тихую мелодию, - Сегодня будет еще много веселых историй, а пока послушайте рассказ о далеком и прекрасном…
Она не стала сильнее дергать струны, но слушатели замерли – что-то новое, Вил не играла эту легенду раньше. Когда Птица начала так же тихо и вкрадчиво тянуть мычащие звуки, создавая нужную атмосферу, все притихли настолько, что стало почти отчетливо слышно возню на кухне. Музыка не становилась громче, она звучала неторопливо и шуршащее, напоминая плеск волн, а голос девушки казался шумом ветра, что лезет в уши, не спрашивая разрешения. Авилия не поднимала взгляда, пока не начала говорить:
За горами и степями, за пустыней вдалеке,
Есть свобода с хладным ветром,
Где воде не видно края… Что уж там реке.

Вступление она именно проговорила, на распев и успокаивающе, полушепотом, лишь помогая себя игрой, устанавливая нужный темп. Птица плавно двинулась со своего места и направилась к противоположной части зала, где была развешана изолирующая ткань, похожая на паруса.
За горами и степями, за могучими лесами
Спит великий и жестокий,
Спит неведомый, далекий,
Стерегут его киты с длинными усами…

Ее журчащий голос переходил в пение, будто сам собой, окончания тянулись приглушенно, но звонко, мелодия баюкала. Девушка смотрела в глаза каждому, кто смотрел на нее, пока не остановилась под навесом, замаскированным под занавеску на окне.
Укрывает он богатства, на волнах качает,
Чьи-то кости вязнут в иле,
Чьи-то мачты сгнили в тине,
Океану все равно – вечно он скучает.

Дальше рассказ пошел об отважных моряках, что решили покорить водные глади и добыть несметные сокровища, прославить себя отважными и непобедимыми героями. Зрители слушали, затаив дыхание, а Вил невольно покачивалась, будто сама стояла на палубе корабля и видела все, что происходило вокруг. Описывая сражения в песне, она переходила на более низкие ноты, иногда переставала играть, позволяя атмосфере и интересу слушателей накалиться, а после с новыми силами и потоком воздуха выпускала из себя обволакивающие разум звуки.

+1

6

Кузнец старался запомнить слова песен, что бы потом пересказать жене и детям. Дети будут особенно рады такому. На Птицу спустя какое время смотреть перестал, целиком погрузившись в музыку, слова, и звук ее голоса. Будучи человеком увлекающимся и склонным к сосредоточению до такой степени, что мог почти отключаться от внешнего мира, Лайт таки достиг это прекрасного состояния, с удовольствием слушая истории.
Истории про путешествия, море, иные земли, которых и сам Джон знал пару-тройку в стихах, было много. Не говоря уже об историях, имеющих некий намек, мораль. Еще десять или двенадцать песен исполнила Птица, и Джон с удовольствием осознал, что вечер удался.
Но всему хорошему рано или поздно приходит конец, и лютня стихла, вместе с ней закончилось и выступление. Посетители, отдав должное певцу, отхлопали в ладоши и вернулись к своим делам, а именно - не все пиво не во всех бочках было выпито, не вся еда была съедена, не все грязные, не совсем честные дела и сделки были обсуждены. Некоторые представители, как было видно Джону, провожающему девушку от сцены взглядом, пожирали ее явно не трезвыми глазами и очевидными, хоть и неудачными намерениями хлопнуть пониже поясницы. Однако в целом все было спокойно, и Джон понял что не хорошо вот так не отблагодарить сказителя за истинное удовольствие, все что он мог сделать это угостить ее ужином, а перспектива познакомиться с интересным человеком и узнать о ней была как нельзя более желанна в данный момент. Он даже порадовался тому, что не много пива выпил, то есть не должен был произвести плохого впечатления и напугать эту немного хрупкую с его точки зрения  девушку.
Она уже уходила, и кузнец подскочил со своего стула, не забыв подхватить с собой и сумку, в которой помимо прочего лежала его выручка. Догнал девушку. Как ее зовут - не знал, “Птица” подслушанное за другим столиком - это же не имя, это несколько романтическая замена и их, актеров, традиция, но для того что бы позвать в первый раз - сгодится.
- Птица, - негромко сказал он, догнав ее уже у стойки. Она не была высокой, кузнец смотрел на нее сверху вниз, - такое красивое выступление у вас было, - сказал он, когда она обернулась, - вы уж простите меня, но я думаю, что оно не должно остаться не оплаченным. И если у вас еще есть время, согласитесь ли вы составить мне компанию за ужином?

+1

7

Играть и петь не так сложно, как, например, заниматься физическим трудом – драить заплеванный пол или засаленные котлы, но к концу выступлений Вил все равно уставала. Она отдавала много энергии зрителям, а некоторые песни требовали выкладываться и эмоционально. Направляясь к стойке, чтобы выпить воды, девушка привычно вежливо улыбалась, больше не обращая ни на кого внимания – ее дело на сегодня сделано.
- Птица, - позвал мужской голос, и Авилия послушно обернулась, все так же бледно улыбаясь. - такое красивое выступление у вас было, вы уж простите меня, но я думаю, что оно не должно остаться не оплаченным.
Она не сразу поняла смысл слов, но благодарно кивнула, только после подняв взгляд на лицо мужчины. Откликнулось мимолетным уколом в затылке, так происходит, когда встречаешь давно знакомого человека, но кто перед ней Вил не знала, поэтому списала ощущение на то, что могла видеть незнакомца среди постояльцев раньше.
- И если у вас еще есть время, согласитесь ли вы составить мне компанию за ужином?
Опасным собеседник не выглядел, да и пьяным, как большинство людей в зале, тоже, поэтому Птица согласно кивнула.
- Хорошо, только пойдемте туда, - она указала на стол в дальнем конце комнаты, за стойкой и бочонками, - А то очень шумно.
Хозяин таверны проводил их недовольным взглядом, но ничего против не сказал, поскольку пахло парой лишних монет. Девушке часто предлагали выпить, а те, кто останавливался на ночь, еще и подняться в комнату, но все те предложения были скользкими и грязными, как и сами предлагающие, поэтому Вил всегда отказывалась – прислушивалась к интуиции. В этот раз никакого дурного предчувствия не было, значит, причин отказываться тоже. Проводив мужчину до стола она вежливо указала рукой на один из стульев, предлагая сесть, сама же только поставила к стене лютню и сложила руки на чистеньком, но поношенном, переднике.
- Чего желаете? Разносить еду сейчас некому, а я все-таки работаю, - она снова улыбнулась, на этот раз немного виновато и будто оправдываясь, но все так же приветливо, - Вы хотели побеседовать? – Вил вопросительно подняла тонкие брови, пытаясь понять мотив приглашения, чтобы знать, к чему готовиться.
Все же, ей немного неловко было говорить с незнакомым человеком в такой обстановке. Хоть и приходилось почти каждый день общаться с торговцами и ремесленниками, все те разговоры были сугубо по делу, а теперь, кажется, Ротейм предстоял абстрактный диалог, возможно даже, что по душам. Больше всего она надеялась, что интуиция ее не подвела, и незнакомец не окажется очередным любителем девочек, только более приличным на вид.

Отредактировано Авилия Ротейм (2014-12-02 14:00:17)

+1

8

Она заметно устала, что означало наибольший шанс на то, что она примет его приглашение. Потому что по всей видимости петь песни в трактире не было ее единственной обязанностью, и теперь она должна будет вернуться к другой своей работе. Некоторое время отдыха ей не помешает.
В дальнем конце комнаты как нельзя вовремя освободился стол, хотя таверна была действительно наполнена почти до отказа.
Когда дошли до столика, Джон сел, полагая что Птица сядет тоже, но она встала в позу официанта, и ему стало не совсем ловко. Он всем корпусом повернулся на стуле, глядя на нее теперь снизу вверх, и сказал:
- Эээ.., я не для этого вас позвал, - Джон глянул вокруг, что бы отвести глаза, и встал, от чего девушке пришлось отступить назад на шаг, - садитесь, я сам принесу. Это не очень сложно. Народу много, есть хочется, быстрее еду можно получить если принесешь сам.
А потом в ее взгляде он заметил растерянность,  вопрос, неловкость. И вспомнил про вопрос о намерениях. Очевидно, девушка была порядочной и боялась домогательств. Кузнец даже немного пригнулся, и после легкой паузы продолжил:
- Да, я хотел поговорить, просто поговорить. Скоро вернусь, надеюсь вы не против вареной рыбы, она была сегодня вкусной, и я не прочь повторить.

Оставив Птицу за столиком, Джон дошел до стойки и попросил заказ. Пока ждал, трактирщик вышел лично, довольно и злорадно улыбаясь.
- Слышь, мужик. Ее время и ее услуги стоят денег. И если хочешь на ночь, то за номер, что ты уже снял - придется доплатить.
- Не вопрос, - ровно ответил Джон, не меняя позы, вытащил из за пазухи несколько монет итого в 15 грошей, - столько хватит? Два часа, на большее я ее не задержу. Никаких ночей, ничего иного, никакой порчи ее репутации. Ты хочешь денег за ее время, так бери.
- Дай еще, - скривил рожу трактирщик.
Джон молча достал еще две монеты и положил на стол. Это место переставало ему нравиться, да собственно оно никогда и не нравилось. Он продолжал ждать заказ, размышляя о городском бытие.
Наконец еду принесли с кухни и Джон понес две тарелки в конец зала. Рыба пахла вкусно. Он поставил тарелку перед Птицей, поставил себе, сел напротив, и несколько секунд рассматривал ее, пригнувшись. Для того, что бы смотреть на одном уровне в глаза.
- Меня зовут Джон Лайт, я кузнец, из деревни не особенно далеко отсюда. - сказал он наконец, - в городе бываю не часто, да и не люблю я город. Но вы меня поразили. Такое не часто увидишь.

+1

9

- Да, я хотел поговорить, просто поговорить. Скоро вернусь, надеюсь, вы не против вареной рыбы, она была сегодня вкусной, и я не прочь повторить.
Авилия невольно выдохнула, с облегчением, но стараясь скрыть это; кажется, мужчина тоже немного смущался, что казалось совсем необычным. Она вновь виновато улыбнулась и, кивнув, села за стол, сложив руки на коленях и провожая нового знакомого взглядом. Птица видела, как трактирщик с ним разговаривал, и знала, что Харлин предлагает, от этого становилось стыдно почему-то ей. Она заметила, что мужчина заплатил больше, чем стоит ужин, отчего инстинктивно напряглась, снова борясь с сомнениями. Хозяин таверны был явно очень доволен, а это могло означать либо легкие деньги, либо удачно провернутое грязное дело – Вил сжала в кулаки ткань подола платья.
Когда мужчина вернулся за стол, девушка изо всех сил постаралась не думать о худшем и вести себя естественно, в конце концов, хотя бы сыграть непринужденность. Джон представился, и ей стало немного легче убедить себя, что все будет хорошо.
- Спасибо за лестную оценку. – бард широко улыбнулась, глядя в глаза собеседнику, - Авилия, но тут привыкли к Птице, реже зовут Вил. – она все еще чувствовала себя сковано, однако, не подавала виду. – Я из рода торговцев Ротейм, мои родители путешествуют… - на секунду девушка запнулась, изображая крайнюю заинтересованность ужином, после снова посмотрела на кузнеца, - Но, как видите, мне пришлось оставить их и задержаться в Бефасане на время. Не самый приятный город.
Без особых усилий справляясь с разделыванием рыбы, Вил не спешила есть, тревога постепенно сменялась любопытством – разговаривая, девушка успокаивалась.
- Вам интересны песни? – она всегда думала, что ремесленников занимают только их профессии, а искусство воспринимается в качестве развлечения во время питейных мероприятий, поэтому была немного удивлена, - Я видела, как вы… - Птица помедлила, подбирая подходящее описание, - Как вы сосредоточенно слушали, будто никого вокруг не было. – и кивнула в сторону переполненного зала.
За угловым столом было достаточно тихо, поэтому говорить можно было не выкрикивая слова, как это делали все остальные люди в зале, так что звуки сливались в жужжание, словно рой гигантских шмелей запустили в одну маленькую банку. В полутьме помещения шум казался особенно густым, Вил еще раз отметила про себя плюсы акустических штор, решив, что стоит предложить хозяйке небольшую перестановку и отделить от общего гама еще несколько столов, брать за них символическую плата. Такая идея наверняка понравилась бы скупому старику, который периодически косился в сторону бочек, но на самом деле очень хотел подглядеть, а лучше подслушать беседу.

Отредактировано Авилия Ротейм (2014-12-06 23:48:21)

+1

10

Лайт смотрел на Авилию и внимательно слушал, отмечая про себя ее возрастающую неловкость и попытку быть непринужденной. Скорее всего не часто кто-нибудь разговаривал с ней просто так, да и судя по трактирщику, тот был не прочь продавать не только ее время. Хотя она вовсе не была похожей на тех женщин, которые продавали свое тело. Ее взгляд был совсем иным. И это было хорошо, Лайт, человек строгих понятий о чести, не смог бы понять в одном человеке возвышенное искусство и одновременно то, что предлагал хозяин заведения. Совершенно точно подобные его действия были оскорблением, которые наверняка тяжело сносить. Это тут не деревня, где случайный заезжий может позвать девчонку на сеновал,  а та с полной уверенностью может ответить, что придет с кузнецом и ведь придет. С кузнецом. И либо заезжий не явится, либо уж точно однозначно женится. Ибо кузнец имеет вид авторитетный, и никакую девчонку в обиду не даст. Лайт пару раз так приходил, не один, а с кувалдой.

- Знаете, Авилия, интересны, - сказал Джон, дослушав ее, - песни, музыка, слова. Видите ли какое дело, природа очень интересная штука. Птица на ветке поет по утрам, кузнечик в траве тоже умеет. Не всякий слышит. Человек слышит то, на что настроен. В моем деле - никак без музыки. Сталь поет под молотом, и опущенная в воду после жаркой топки - она тоже поет. Но уже по другому. Хорошо закаленная сталь хорошо поет в бою, плохо сделанная вещь - не поет а надрывно стонет о несовершенстве своем. Так и у людей. А еще - очень важны слова, что вместе с музыкой. Бывают песни, ничего не дающие для души, даже если мелодия хороша. А бывают песни, заставляющие думать. Стихи, сказки, истории, песни - не развлечение. Это нечто большее. То, что позволяет человеку учиться быть человеком. У меня двое мальчишек и дочка, я думаю, это все должно быть очень важным в их воспитании.
Наконец Джон отделил рыбу от костей, и продолжил.
- Сосредоточенно, это верно. Любое важное дело требует сосредоточения. Не мимоходом, но полностью нужно отдавать ему внимание.
Родители ее путешествовали, а ей пришлось остаться. И оставить. Отпустили ее родители ?
- К нам на моей памяти раз 5 приезжали бродячие артисты. Они ставили свою палатку и показывали представления. Это было.. интересно. А.., почему вам пришлось оставить родителей и задержаться здесь?

+1

11

Мужчина рассуждал здраво и откровенно, это удивляло и одновременно восхищало. Стереотип, который построила для себя Вил, медленно рушился, благодаря конкретному примеру. «Неужели он действительно это слышит?» - Птица не сдержала пораженного взгляда, когда кузнец заговорил о пении стали. В живом воображении девушки моментально возник образ раскаленного и искрящего от ударов молота клинка, а после благодарно шипящего металла, который опускают в воду, все видение окутало паром, и Авилия невольно улыбнулась. «Почему про простые вещи никто не складывает песен?..» - она снова смотрела на кузнеца, однако, на словах об оружие в бою все внутри непроизвольно сжалось. «Да, лучше воспевать убийства и кровопролитие.» - досадный факт.
- У меня двое мальчишек и дочка, я думаю, это все должно быть очень важным в их воспитании.
Вил снова улыбнулась и кивнула, соглашаясь, ведь именно так ее воспитывала мать – наблюдать за миром вокруг и воспринимать прекрасное, то что не всегда замечают люди. Она снова кивнула, соглашаясь и с тем, что сосредоточенность необходима. Лайт отдаленно напоминал Ротейм отца – сурового на вид, но умного и вежливого в общении, наверное, именно это помогало почти до конца побороть смущение.
- Бродячие артисты…
Тихо повторила светловолосая и беззлобно хмыкнула, услышав вопрос мужчины.
- Из-за них и… - она замялась, решая говорить правду или приукрасить собственную глупость. – Мы с родителями были в Велеграде по торговым делам, там я впервые увидела бродячих артистов. – девушка говорила легко, стараясь не отводить взгляда от лица собеседника, - Можете считать меня сумасшедшей или безрассудной, но тогда я была уверена в правильности решения. Ничего не сказав родителям, собрала вещи и отправилась в путешествие вместе с труппой. Они – артисты – казались мне совершенными созданиями, одухотворенными и возвышенными, на деле оказалось, что я ошибалась.
Птица замолчала, чтобы перевести дух. Воспоминания не были болезненными, не огорчали, но девушке было стыдно за необдуманность действий. Она наклонила голову чуть в бок и так же спокойно продолжила:
- Мы проехали вместе несколько деревень – труппа как раз направлялась в Тиверию или в Харматан, не знаю – и главный в их шайке предложил… - это уже было не совсем приятным эпизодом, но Авилия улыбнулась, надеясь, что мнение кузнеца о ней не изменится в худшую сторону. - Он хотел, как и Харлин, кстати, - она кивнула в сторону стойки, - Чтобы я не пела, а обслуживала клиентов. Конечно, мне пришлось от них сбежать, пока уговоры не перешли в принуждения. Ближним от стоянки артистов городом оказался Бефсан, вот и осталась тут у знакомого отца.

+1

12

Как и обычно, слушая любого человека, Лайт слушал внимательно. Она теперь его больше не боялась. Причины, по которым она могла его бояться, были просты и понятны. Но похоже все это ее подозрение благополучно сошло на нет. А откровенность и простой нормальный разговор располагали к хорошему нормальному разговору и общению.
И впрямь, Харлин, как видимо звали владельца таверны, судя по направлению взгляда Авилии, хотел зарабатывать деньги грязным способом, не ограничиваясь своим прямым делом.
Джон не стал это комментировать, лишь понимающе кивнул.
Что же касалось ее истории, ..эх молодость. Безотвественность. Молодость такая, что уж тут поделать. Внезапно он представил, что бы было с ним, и женой, если бы кто то из его детей повел себя так же. Бросить родителей без уведомления. Что бы это значило ? Он представил свою безутешную жену, и свои действия по розыску своего ребенка. Его братья ушли не так, их решение было обоснованным и обсужденным. Старший ушел в Орден Искателей, после знакомства с адептами этого Ордена, на что скрепя сердце получил свое благословение от отца. Младший ушел искать счастья в путешествиях, и тут отец тоже пожелал ему удачи, видя что парень не будет счастлив там, где он есть сейчас. Когда вырастут и уйдут его дети, Джон тоже не будет препятствовать их свободному выбору. Он лишь надеялся, что не так.. Что из за его отцовских ошибок они не бросят мать и отца, не рассказав о своем желании в жизни.
- Да нет, не буду я вас считать сумасшедшей или безрассудной, молодость такая штука, молодость слишком импульсивна, - сказал кузнец, отведя взгляд. - А ошибки - учат. Хорошо если они учат успешно. Знаете, а вашим родителям наверняка было больно потерять вас. Они могли считать что вас убили в подворотне, им наверняка было очень плохо от того, что вы не вернулись однажды.
Джону захотелось еще пива, но пожалуй он закажет его позже.

+1

13

Представлять, что чувствовали родители Авилии не хотелось, она как могла избегала этих мыслей. Если отец переносил все стойко, то бедная пожилая матушка наверняка извела себя переживаниями. Единственный любимый ребенок исчез, ничего не сказав, кто знает, что могло случиться? Лайт, видимо, думал о том же, Птица видела это по выражению лица мужчины. Кузнец знал, что значит иметь детей, а значит и понимал ситуацию лучше. Но в этом побеге (ошибке?) была и еще одна сторона – Вил переживала за своих родителей не меньше. Когда они путешествовали все вместе, женская доброта матери и дочери сглаживали суровость главы семейства, кто знал, что он может натворить без этой поддержки. Девушке оставалось надеяться, что все будет хорошо до ее возвращения, что она сможет снова стать частью семьи и заслужить прощение за свою безрассудность.
Бард кивнула, соглашаясь с собеседником.
- Надеюсь, они поняли, что я просто ушла. Мама могла догадаться почему, ведь лютня пропала вместе со мной. – девушка интуитивно потянулась к инструменту и провела пальцем по струнам, так что звук едва различимо коснулся ушей.
Она немного помолчала, оценивая обстановку и понимая, что вечер стоит продолжить так же хорошо, как он начался, а не подталкивать Джона в сторону недобрых мыслей.
– Наверное, это не самая радостная тема для разговора. – ее тонкие губы растянулись в немного печальной улыбке, - Вы говорите, что сказки и песни помогают в воспитании детей? Жаль, что я не знаю ни одной детской песенки, зато могу рассказать множество сказок и легенд, если захотите. Никогда не рассказывала их детям, а взрослым не интересно слушать истории про волшебство и наивную любовь. – она легко пожала плечами. – Какие истории вам нравятся больше всего?
Птица вспомнила, что на тарелке перед ней остывает угощение, и, посчитав свое поведение невежливым, принялась за еду. Рыба действительно оказалась хороша на вкус, хозяйка решила испробовать новые специи и очень успешно – неприятного запаха почти не осталось, зато появилась сладость и пряность во вкусе. Насколько Вил могла помнить, раньше в таверне готовили намного хуже, она решила перед уходом от Харлина выведать несколько рецептов у его жены.

+1

14

Видно было, что тема о родителях для нее болезненна, видно было по лицу. Мучается и страдает девушка от того, что случилось. Таверна не лучшее место для нее, в конце концов еще не слишком поздно для того что бы что то изменить, если она захочет что-то менять.
Она сменила тему, и Лайт поспешил порадоваться этому, потому что позвал он ее вовсе не для того, что бы говорить о печальном, и сам ни в коем случае не хотел причинять ей неудобств своим поучением, но не высказаться не мог, надеялся лишь что не причинил лишний раз боли. И на то надеялся, что послужил благодатным слушателем, потому что всякому человеку высказаться иногда хочется, и надо что бы его выслушали.
Хоть и немного печально, но она улыбалась, и потому следовало в том же духе и продолжать. Джон довольно откинулся на спинку стула.
- Помогают. И сказки помогают, и легенды. Моя жена знает кучу, и рассказывает их. Сдается мне иной раз, что она на ходу их сама придумывает. Но тут такая штука, что сказка ложь, а в ней намек, и иной раз детскую сказку сам с удовольствием слушаешь, потому что в ней имеется важный урок. Другое дело, что как его рассказать, что бы было понятно мелкому. Что до меня, - Джон снова оперся руками о стол, - я люблю песни и истории о путешествиях и людях, которые поступают правильно в ситуациях, которые с ними случаются. Кстати, сам я петь ни разу не умею. Но как сказал кто то из умных - что это не так уж и важно, главное уметь слушать. Вот такое например я помню, - Джон отвел глаза и начал вспоминать, рассказывая и сбиваясь, -
Мир твоих упований и грез,
Сад твоих самых светлых надежд
Так ажурен и хрупок,
Что не выдержит ливней и гроз
И вторжения грубых невежд,
Зубоскалящих глупо.

Загляни в иероглифы лиц,
Что тебя окружили кольцом -
Может встретишь родное,
Озаренное светом зарниц,
Закаленное льдами лицо,
Опаленное зноем
.
- Или вот такое:
Сквозь какой-то там тыщу-лохматый год,
Протоптав тропинку в судьбе,
Полосатый, как тигр, Корабельный Кот
Научился сниться тебе.
И ползли по норам ночные крысы твоих невзгод,
Когда в лунный луч выходил Корабельный Кот.

Он входил в твой сон, разгоняя страх,
Принося уют и покой,
И блестела соль на его усах,
И искрился мех под рукой.
И, казалось, вот он в толпе идет

[b]Эээээ….

Если ты крутой - то полный вперед -
В руки флаг и в справку печать.
Ну, а если ты - Корабельный Кот,
То об этом лучше молчать:
Это твой меч, это твой щит и твоя стезя...
От того-то Кот и молчит, что об этом всуе нельзя.
А пока над форпостом бузят ветра,
Выдирают паклю из стен,
Минус сорок пять на дворе с утра,
Флюгерок замерз на шесте.
Ну, а Кот возвращается на корабль провиант от крыс охранять,
Чтоб, когда настанет пора - присниться опять.

- Вот как то так.

авторские права

в ходе использованы тексты Александра Ощепкова и Олега Медведева, не для коммерческой выгоды, а исключительно для их самих популяризации.

+1

15

Вил кивнула на слова кузнеца. Женщины всегда знают, как правильно учить детей, как лучше объяснить им то, что необходимо для хорошего фундамента человека, по крайней мере, Птице так казалось. Приходилось видеть обратные примеры, но о них лучше не думать – исключения подтверждают правила. Простые и интересные сказки с воспитательным подтекстом воспринимаются намного лучше, чем поучительные речи в назидательном тоне. Детям вообще не стоит доказывать, что ты умнее, они уверены в обратном.
- … и иной раз детскую сказку сам с удовольствием слушаешь, потому что в ней имеется важный урок.
Снова соглашаясь, кивнула. Взрослым тоже не помешает мораль.
Джон пересказывал песню, которую девушка раньше не слышала, но в груди потяжелело – текст был более чем близок. Не все слова можно понять, для некоторых нужен определенный момент, моральная подготовка, чтобы впитать весь смысл, заметить главное. Вил постаралась запомнить то, что ее так задело, и позже разобраться подробнее, она подберет мелодию и будет петь для себя – эти стихи не для публики.
Про Кота бард знала и поэтому мысленно воспроизвела мотив, слушая пересказ уже с беспечной улыбкой. Ее живое воображение сразу нарисовало крупного пушистого кота  с мохнатыми лапами, который ходит по кровати и щекочет усами щеки спящей девушки, потом неслышно выпрыгивает в открытое окно и поднимается на крышу, смотрит в сторону порта, где стоит его корабль.
- Замечательные песни. – ответила девушка, когда Лайт закончил, - Жаль, что не все любят подобное. Хотя, все волшебство слов тогда бы испарилось, они бы перестали быть чем-то особенным и подверглись изменениям. Люди любят коверкать хорошее…
Ее прервала девушка разносчица, которая пробегала мимо стола к чулану:
- Тебя Харлин зовет.
Невольно помрачнев, Авилия посмотрела на собеседника.
- Извините, я сейчас вернусь.
Она упорхнула к стойке, оставив инструмент у стула. Старик как всегда встретил ее недовольством, поворчал, пока разливал остатки пива по кружкам.
- Завтра поедешь к Мирану за сыром, у нас закончился. Лошадь знаешь где, к вечеру чтоб привезла заказ. – он было отвернулся, но, подумав, через плечо добавил, - И бочонок ему отвези.
Обернуться за день было не особенно сложной задачей, но выехать в таком случае стоило рано, вместе с рассветом. Вил ничего не ответила, только мотнула головой, избавляясь от желания выругаться: «Мог бы кого-нибудь из мужиков отправить, не спокойно в лесу». Спорить бесполезно, поэтому пришлось смириться с участью. Взять лошадь порезвее - должна унести. Девушка собрала пальцами волосы и перекинула на одно плечо, все еще успокаиваясь, только когда глаза снова стали светлыми вернулась к кузнецу.
- Прошу простить, мне нужно идти работать. – она искренне разочарованно вздохнула, разговор был интересным и так прерывать его не хотелось. – Рано утром хозяин просит съездить в соседнюю деревню. Боюсь, мы больше не увидимся.

Отредактировано Авилия Ротейм (2014-12-15 21:14:39)

+1

16

- Каждый любит свое. - Сказал Джон, глядя на Авилию, с удовольствием наблюдая за ее реакцией, потому что ей нравилось. Вечер был хорошим, сегодня он узнал еще одного достойного человека, а мир, полнящийся людьми достойными - не безнадежный и не потерянный мир.
Ее позвали и она отошла. Лайт давно закончил с едой и теперь просто ждал, рассматривая ее инструмент, что назывался лютней. Дома у него была заготовка для флейты, которую он отлил уже полгода назад, с тех пор все дорабатывал, изменяя размеры отверстий для воздуха, потому что ему все никак не нравился звук.
Время шло, а как известно - все хорошее рано или поздно кончается. Вот, Авилия вернулась и сообщила что ей уже пора.   Лайт согласно, и, слегка сожалея, кивнул.
- Боюсь, мы больше не увидимся.
- Как знать.. Авилия. Но в любом случае - спасибо вам за прекрасный вечер и беседу. За музыку и стихи. И, я желаю вам удачи. И отыскать родителей.
Здесь Лайт не был уверен, что она хочет их отыскать, но что то подсказывало, что это нужно было сказать.

Пива он все таки еще заказал. В этом Лайт себе отказать не смог. Сегодняшняя сделка была как нельзя удачной, следующие полгода семья могла жить сносно без всяких проблем.
С пивом он поднялся в номер и еще некоторое время сидел на подоконнике, потушив свечу. Небо было ясным, и звезды было видно хорошо. Ему казалось что в эту ночь Саманта тоже смотрит на вот ту их любимую звезду, и таким образом они вместе, хоть и разделяет их два дня пути. А парням и дочери уже давно пора спать, и Сэм сидит у окна одна.
За горами и степями, за пустыней вдалеке,
Есть свобода с хладным ветром,
Где воде не видно края… Что уж там реке.

Есть такие места, где солнце садится в море, и закат полыхает в глубине.
Джон этого сам не видел, но зато живо представлял себе.  Когда нибудь он это покажет своим.

В конюшню кузнец пришел почти с рассветом. Принялся седлать обоих лошадей, проверять крепления и подковы. Выдал медный грош заспанному конюху, поблагодарил за уход и заботу о верных своих спутниках.

Отредактировано Джон Лайт (2014-12-15 23:53:19)

+1

17

Попрощавшись с кузнецом и все еще находясь в приподнятом настроении, Вил вернулась к своим прямым обязанностям – отправилась на кухню драить котлы. Когда на втором этаже было уже совсем тихо, девушка неслышно прокралась к своей коморке и почти не чувствуя рук повалилась спать.
Утро застало ее в постели, первые лучи солнца уже пробирались в комнату через маленькое окошко у потолка, Вил нехотя открыла глаза и потянулась. Духота маленького помещения, темные стены, посторонние звуки то ли от грызунов, то ли от ночующих, снующие поблизости люди… Девушка снова закрыла глаза, больше всего ей хотелось сейчас оказаться в поле, в тени широкого могучего дуба, на ароматной траве.
- Ты проспала, Птица, поднимайся. – в и без того тесную комнатку ворвалась румяная хозяйка, поставила на полку чарку с водой. – Поторопись, пока старик не проснулся! – она тронула светловолосую за плечо и так же стремительно умчалась прочь, на удивление бесшумно.
Нужно было встать. Пока есть цель, к ней нужно идти. Вставать, умываться и идти. Нужно.

В конюшню Авилия вбежала, на ходу застегивая ремешки кожаного сюртука, летнее солнце уже вовсю согревало улицу. Бард, не останавливаясь, махнула парнишке, который все еще дрых в стогу сена:
- Счастливый ты! – собирая растрепанные волосы в копну и перетягивая пряди тонким шнуром, Вил улыбалась.
Ее лошадь была уже запряжена, значит конюх все-таки просыпался, оставалось только закинуть на круп перевязь с бочками. Оглядевшись и убедившись, что никто на нее не смотрит, Птица сунула в седельную сумку пару железных ножей. Она знала все слухи, что распускают торговцы, и о паре грабежей на дороге, по которой предстоит ехать тоже. «Жаль лука нет» - рассеянно подумала девушка и похлопала свою гнедую по крепкой шее, лошадь всхрапнула и переступила с ноги на ногу, повернула голову.
- Пойдем, милая. Надеюсь, ты сегодня в хорошем расположении.
Ротейм потянула за поводья, направляясь к выходу, и только тогда заметила мужчину, который, похоже, был рядом все время.
- Доброго утра, Джон. – она была рада видеть вчерашнего собеседника, он произвел более чем хорошее впечатление, - Тоже уезжаете? Осторожнее на южном тракте.
Поравнявшись с Лайтом, Авилия придержала лошадь, снова похлопала свободной рукой и широко улыбнулась мужчине, мысленно желая удачи и спокойно добраться до семейного очага. Тепло наступающего дня чувствовалось уже и под навесом, еще немного и совсем разогреется, нужно успеть добраться до леса - там больше тени.
- Мне нужно спешить, но с удовольствием побеседую с вами снова. Если будете в городе, заходите.
Девушка смотрела на кузнеца снизу вверх, невольно прищуриваясь, и добродушно улыбаясь. Лошадь фыркнула, стукнула копытом и сама потянула во двор.
- Что, пробежаться не терпится? – Вил пошла за ней, раздумывая над наиболее безопасным маршрутом.

+1

18

Кузнец расчесал гриву о обоих своих лошадей и как раз закончил проверять все ремни, контролируя надежность закрепленного груза. Груза на обратном пути собственно то и не было почти. На обратном пути поскачет налегке.
Его вчерашняя собеседница тоже собиралась куда то по раннему утру.
- Доброе утро, Авилия, - сказал Джон, остановился, удерживая обоих своих лошадей за уздечки, направляясь к выходу, пропуская девушку вперед. Та спешила, и не только она, то ли по собственному почину, желая пробежаться после долгого простоя, то ли чувствуя спешку седока, ее лошадь тоже рвалась на улицу, вон из конюшни.
- Да, домой. Знаю тракт, разбойники кишат, все им неймется. Спасибо.
Вышел вслед за ней, поставил ногу в стремя и забрался на лошадь. Наклонился ко второй, поймал упущенную уздечку.
- Буду в городе - обязательно зайду, послушать новые песни. А Вы куда в такую рань? - спросил он не торопясь отъезжать, легонько натягивая поводья, что бы остановить свою Астру, которой уже не терпелось пуститься в бег. Отчего то еще стало интересно, как Авилия заберется на коня.

Отредактировано Джон Лайт (2014-12-17 19:28:12)

+1

19

Во дворе девушка еще раз проверила ремешок седла и крепление бочек. Они висели неудобно, помешают сидеть и будут упираться в бедра, но брать повозку или еще одну лошадь не хотелось – потеря в скорости. Лайт вышел следом, его лошади тоже норовили поскорее вырваться на природу. «Как я вас понимаю…» - подумала Вил, проверяя копыта своей, когда мужчина задал вопрос, обернулась к нему и тут же прикрылась рукой от солнца:
- На юго-восток к реке, где приток расходится. Там живут замечательные сыроделы. Деревенька совсем маленькая, на пять домов. Жители еще иногда продают рыбу.
Она привычно ухватилась за холку гнедой, поставила ногу в стремя, чуть повернувшись, подтянулась и села боком, снова посмотрела на Джона:
- Старик меняет их продукты на самодельное вино, но сам ездить уже не может, поэтому приходится мне.
Птица похлопала по бочке у ноги, показывая, что имеет в виду, и легко подтянула вторую ногу, перекинула через луку и уселась удобно, взялась обеими руками за поводья. У домов уже суетились люди, еще сонные, но сосредоточенные и деятельные – готовились к рабочему дню. Ротейм поздоровалась с соседями и направила лошадь шагом к воротам, придерживая, чтобы ехать рядом с кузнецом.
- Вы много путешествуете, Джон?
После задержки на долгое время в одном месте Авилия все чаще вспоминала о путешествиях. Она собиралась уехать из таверны, но не знала, как одна справится со всеми трудностями. Раньше рядом всегда были люди – сначала родители, потом артисты. Девушка не представляла, как сама будет ночевать в лесу или в поле, хотя прекрасно знала охотничьи хитрости и полезные приемы. Ей одновременно одолевали сомнения и желание перемен. «Вспоминаю о той, что когда-то, что когда-то крылатой была – она давно умерла…» -  всплыли в памяти строчки песни, которую любила петь матушка, но с особой задумчивостью и грустью, уголки губ Птицы дернулись вверх.

+1

20

- А, тогда нам частично по пути, немного вас провожу, - сказал кузнец, видя что Птица благополучно забралась на лошадь. Развернул лошадей и поехал к выходу со двора таверны. Девушка поехала рядом.
Солнце поднималось выше и светило в глаза, приходилось щурится. Однако он любил ранее утро, время когда воздух еще свеж и прохладен после ночи, трава покрыта росой, и жара наступит лишь через пару часов. В это время лучше всего выезжать, скакать подставив лицо свежему ветру и солнцу.
- Не слишком часто, но регулярно. Железная руда добывается не рядом с моей деревней, раз в три месяца или раз в полгода я за ней езжу. Иногда бывает, что случайный заезжий путник, посмотрев образцы моего производства захочет сделать что нибудь себе, и если ему недосуг ждать пару тройку дней, то я обычно доставляю туда, куда ему надо. Вот так и в этот раз.
Джон ехал не быстро, груз на лошади Авилии не позволял ей скакать во весь опор.
- А что, вы нарывались уже на разбойников?

Отредактировано Джон Лайт (2014-12-19 15:29:47)

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Одиннадцатая заповедь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC