Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Одиннадцатая заповедь.


Одиннадцатая заповедь.

Сообщений 21 страница 40 из 40

21

- Спасибо.
Компания была очень кстати, Птица как раз успеет успокоиться и собраться с силами, которые не помешают ни в каком случае. Ей всегда больше нравилось слушать других, чем рассказывать самой, вот и сейчас хотелось задать Джону еще много вопросов, относительно ремесленничества и его деревни, из простого детского любопытства, только не хотелось, чтобы беседа походила на допрос. Где именно и как добывается руда, тоже не знала, но тоже было интересно, Вил решила приберечь расспросы на потом, возможно до следующей встречи.
- Нет, не нарывалась. – она отрицательно качнула головой, - Всегда везло. К тому же, одинокие путники им чаще всего не интересны, тем более, почти без груза. Хорошо, что мне не приходится возить чего-то более ценного, да и денег с собой никогда не беру. Один раз я только видела какую-то шайку, они дали проехать и, когда возвращалась, уже никого не было. Может, не разбойники, а обычные бродяги.
Девушка развела руками, не отпуская поводьев, получился довольно комичный жест, напоминающий детский танец. Они приближались к городским воротам, и Ротейм слабо толкнула лошадь каблуками в бока, стремясь поскорее вырваться на свободу. Как только копыта глухо застучали по песчаной дороге, девушка вдохнула полной грудью, хоть запахи с улиц все еще улавливались, воздух пах свежестью.
- Есть и хорошая сторона в этих поездках. В Бефсене, как и в любом другом городе, душно. – она посмотрела на кузнеца, зная, что он поймет.

Отредактировано Авилия Ротейм (2014-12-26 15:12:20)

0

22

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1412/36/a2fdd970cf17.jpg[/AVA]
Путь домой всегда занимал в душе отдельное место, и радовал отдельно. Дело сделано, беспокоиться о деле не нужно, только приятные планы и размышления, удовольствие от поездки и  совершенно уникальное чувство - возвращение домой.
- Везло, - согласился Джон, кивая головой, полуобернувшись к девушке, - но тут дело вовсе не в одиноких путниках, во первых, разбойники никогда не ходят по одиночке, во вторых они умеют определять на довольно далеком расстоянии, есть ли чем поживиться у путника, что едет им навстречу. Это, что называется, в некотором роде профессиональный опыт. Человек, везущий что либо ценное, всегда выглядит и ведет себя соответствующим образом, и при этом совершенно не важно как он одет. Тот, кому терять собственно нечего, тоже внешне отличается от того, кому есть что терять. И они это всё знают. У меня был опыт общения с этой ... частью людей, и в принципе отбиться вполне возможно, если правильно экипирован.  Но да не будем о грустном, - Джон посмотрел на Авилию, - надеюсь путь не принесет нам неприятностей.
- А в городе действительно душно, но мы уже не в городе, и можем дышать полной грудью, что не может не радовать. Даже у себя в деревне мой дом стоит несколько поодаль от всех остальных, что бы было поменьше шума и побольше природы.
С сожалением Лайт наблюдал за тем, как Авилии неудобно ехать, не очень хорошо закрепленные бочки.
- Хотите разгружу вас немного? Все ж не совсем удобно ехать, замучаетесь, -  кивнул кузнец на ее груз.

+1

23

Кузнец был прав, видимо, ему действительно доводилось иметь дело с разбойниками, в качестве кого, Вил знать не хотела, но на всякий случай информацию запомнила. Она кивнула, соглашаясь, что доехать лучше бы без происшествий. Зачем портить замечательный солнечный день встречей с не особенно замечательными людьми? Хотя, кто знал, что заставило тех людей опуститься до такой жизни, вероятно, кто-то из них таким образом заботится о своей семье. Птице хотелось так думать, чтобы сохранить уверенность в том, что плохих людей не бывает, бывают те, кого обстоятельство подтолкнули стать плохими.
Помощь принимать Ротейм не торопилось, а было не совсем удобно, но полнее терпимо. Однако, ее лошадь, которая сообразила или почувствовала возможность освободиться от груза, начала чеканить задними ногами, подкидывая бочки. Девушка пару раз дернула поводья, пытаясь усмирить животное, но в итоге сдалась: «Вот ведь характер». Она остановилась у обочины и с улыбкой посмотрела на Джона:
- Буду благодарна.
Вил так же легко спрыгнула с лошади, как и забралась, перекинув ногу через луку. Небольшие бочонки уже покачивались на крупе, сообщая, что в скором времени намерены вовсе упасть и укатиться. За порчу товара Авилию бы день, а то и два, нудно отчитывал хозяин, поэтому разгрузиться действительно стоило. Гнедая топталась на месте, соглашаясь с этим решением и намереваясь пробежаться, как только ее ношу снимут.
- У вас есть чем еще закрепить или перевяжем эти ремни? – девушка снова обернулась к Лайту, почти закончив отвязывать кожаные шнурки от седла.
Восходящее солнце торопливо нагревало землю, будто за ним гнались, лучи выпивали росу на травинках и пробуждали спрятавшиеся на ночь цветы. Природа оживала заново по утрам, как и люди. Где-то рядом носились и щебетали мелкие серые птички, сбиваясь в стайки и сражаясь за крошки или насекомых, которых удавалось найти. Вил отвлеклась, чтобы понаблюдать за этой кутерьмой, она едва слышно присвистнула на птичий манер и серые комочки затихли, обратили внимание на чужака, казалось, они смотрят удивленно и неодобрительно.

+1

24

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1412/36/a2fdd970cf17.jpg[/AVA]

Лайту нравилось, когда с ним не спорили, и тогда легко и просто можно было решить проблему, само собой, тогда, когда он точно знал правильное решение. Авилия была разумной девушкой и не стала проявлять излишнюю ненужную скромность и стеснение, разрешив ей помочь. Лайт остановил лошадей, вылез из седла, спрыгнул на землю и подошел к Птице и ее лошади, примеряясь к бочкам. Потрепал по загривку коня.
- У меня есть свободная лошадь, - сказал Джон, закончив за нее отвязывать  от бочек кожаные ремешки.
- А он чует, что сейчас освободиться, и рад этому, - улыбнулся кузнец.
Бочки отвязал, взвалил на плечо и понес ко второму своему коню, перекинул их через его седло и принялся крепить своей веревкой, которую достал из подсумка. Перевязав их в несколько оборотов, так, что бы не шатались, Джон похлопал рукой по бочкам:
- Ну вот, так гораздо лучше.
Так они и продолжили путь, не особенно спеша, солнце поднималось выше, путь лежал ближе к лесу, становилось жарче. Однако кузнец не снимал свою накидку, казавшую плотной и толстой. Дальний путь неплохо коротался за непринужденной приятной беседой, прерываемой периодами молчания. Беседы беседами, но за окрестностями Джон следил внимательно, и иногда предпочитал это делать молча.

Отредактировано Джон Лайт (2014-12-30 09:21:06)

+1

25

Лошадь под Авилией норовила свободно пробежаться по свежему лугу, но девушка сдерживала, сочувствуя, конечно. До леса добрались спокойно и весело, Ротейм поняла, что это описание подходит Лайту идеально. Он был хорошим собеседником, но до конца не расслаблялся. В итоге, бард решила довериться мужчине и не мешать своими чрезмерно радостными возгласами.  Птица отвлекалась на созерцание природы, иногда подсвистывала пению настоящих птиц, но старалась не создавать лишнего шума.
Под кронами деревьев было не так жарко, как на открытой местности, лучи солнца запутывались в листве и обжигали меньше. Легкий ветерок освежал и шевелил конскую гриву, лошади качали головами и отмахивались хвостами от липнущих насекомых. Естественную гармонию природных звуков нарушал только глухой стук копыт, сопение и шорох сбруи.
- Джон…
Заметив напряжение своей лошади, Вил тут же повернулась к кузнецу. Чем дальше они двигались по дороге, тем заметнее становился неприятный посторонний запах.
- Что-то не так. – девушка посмотрела на спутника вопросительно и сильнее сжала поводья.
Очередной порыв ветра принес с собой сильный сладковато-кислый запах и жужжание. Через секунду Ротейм увидела источник – два человека, повешенные за ноги, в стороне и вдали от дороги лежала разбитая повозка. Девушка поскакала к пострадавшим, быстрее, чем успела сообразить, что это может быть опасно. Она чуть ли не на ходу спрыгнула на землю и подбежала к трупам. Что помочь людям не получится, бард поняла только увидев их посиневшие и залитые кровью лица. Мухи ползали по темным засохшим линиям, деловито жужжали и не особенно реагировали на живых. Молодой мальчик и мужчина в возрасте безмолвно покачивались на веревках, ветка под их тяжестью поскрипывала, а Ротейм смотрела на их лица и не могла двинуться с места. Глазницы трупов стали похожи на колодцы – темные и пустые, губы старика запеклись, а рот юноши безобразно распахнут, языка нет, вены на их шеях вздуты и натянуты, одежда почти не тронута, только в нескольких местах порезана.
Все еще не в состоянии пошевелиться, девушка звучно сглотнула, борясь с тошнотой. Если бы ее зрачки могли выходить за положенные пределы, то белки уже стали бы черными, потом почернели бы веки и кожа рядом, щеки, лоб. Птица медленно умирала, как и люди перед ней, она чувствовала удушающий запах и видела, как мухи забираются в чужие ноздри, а потом вылезают из глазницы. Руки девушки похолодели и застыли, она наконец смогла попятиться назад, беспомощно мыча что-то.
В той стороне, где валялась разграбленная повозка, сочно хрустнуло, потом еще раз, послышались приближающиеся голоса. Бард не могла перебороть себя и повернуться к кузнецу, только надеясь, что он заметит засаду издали и успеет защититься.

+1

26

Солнце поднялось уже высоко, когда они пересекли границу леса, Авилия последнее несколько минут все время ехала впереди, ее лошадь была норовистой и постоянно стремилась бежать. Лайт смотрел вперед, радуясь тому, что наконец заехали в тень. Девушка обернулась с озадаченным взглядом, мельком глянув на нее, кузнец осмотрелся и прислушался, а следом ветер принес трупный запах, на что Джон чуть было не чертыхнулся, но это было бы все равно бессмысленно. Но вот неприятность, девушке обязательно захотелось поехать быстрее вперед, кузнец пришпорил свою лошадь, что бы успеть за девушкой и не опоздать, если ее угораздит влипнуть куда либо. Он уже заметил подвешенных за ноги двоих, а запах разносившийся издали говорил о том, что помогать тут уже некому. Она спешилась и направилась к погибшим повешенным, Лайт все еще молчал, только пытаясь ускориться, что бы ее догнать, наконец, поравнявшись с ее лошадью натянул поводья и спрыгнул на землю. Поправил пояс, оглянулся по сторонам. Тихо, подозрительно тихо. Хотя что еще может быть тише смерти. Разбитая телега, двое убитых. Подонки, что делали это уже давно наверняка ушли отсюда с награбленным, судя по запаху, минимум - полтора суток. Придерживая меч, Лайт пошел вслед за девушкой, которая встала как вкопанная возле трупов. Обдумывая возможность похоронить несчастных и как то выяснить кто они, Джон услышал треск и голоса со стороны разбитой телеги, оглянулся, а затем в два прыжка достиг Птицы, положил руку ей на плечо, развернул к себе. Лицо ее было наполнено страданием, ужасом и отчаянием, но совсем не до утешений было в настоящий момент, потому что очень легко было разделить судьбу этих двоих. Нет, не легко, сначала им придется как следует постараться, что бы взять Джона, а взять Джона - не каждый может.
Встряхнув девушку, кузнец быстро сказал ей на ухо:
- Вон в те кусты, прячься, - и подтолкнул.
А сам развернулся к источнику звука и рывком выдернул меч из ножен.

+1

27

Чужие руки вырвали Вил из прострации, которая могла бы перерасти в полное оцепенение или истерику полную слез. Она растеряно посмотрела на кузнеца, кивнула и скорее по инерции двинулась в сторону, в которую он ее подтолкнул. Птица шагала к лошадям спиной, не думая, что может споткнуться, и смотрела, как с одной стороны к ним приближаются плохо одетые люди. Она заметила движение и с другой стороны дороги, инстинктивно повернула голову – еще три человека. Джон уже обнажил меч и наверняка был голов отбиваться, а девушка безразлично смотрела на нападающих и делала маленькие шаги назад.
Слышно было, как беспокойно храпят и переступают с ноги на ногу лошади, как хрустят все ближе и ближе ветки, а Ротейм только и могла, что смотреть, пока не коснулась спиной конской шеи. Над ухом шумно фыркнуло, девушка вздрогнула и, наконец, моргнула, снимая с глаз пелену смерти. Реальность нахлынула огромной волной, будто смывая все лишнее. Птица осознала, в какой ситуации они оказались, и догадалась о возможных последствиях. Еще раз посмотрела на повешенных, потом на разбойников и забормотала себе под нос:
- Ну уж нет… - ее дрожащие пальцы нащупывали седельную сумку, в которой все еще должны были лежать ножи, - Пошли к черту.
Скользящим движением она опустила за спину руки со своим нелепым оружием, попятилась к кустам, на которые указал Лайт, только теперь насторожено присматриваясь к происходящему. Полноценно соперничать со здоровыми вооруженными мужчинами она, конечно, не сможет, но просто так прятаться тоже не намерена.
Решив, что добыча попалась легкая, разбойники посмеивались и показательно играли мечами и топорами, медленно приближаясь к кузнецу, на барда не обращая вообще никакого внимания, с большим интересом они поглядывали на лошадей. Возможно, Вил бы даже дали сбежать, не желая тратить время на поимку, поэтому она решила пока не привлекать взглядов. Куст рядом с деревом у обочины оказался идеальным укрытием, не шевельнув ветви, Птица спряталась, осторожно выглядывая из-за ствола, когда разбойники уже начали смыкать кольцо вокруг мужчины.

+1

28

Обернувшись, Лайт увидел причину и источник шороха и ругательств. Трое подбирались к нему, обходя полукругом, обнажив свое оружие. Кузнец отошел подальше от трупов, туда где деревья позволили бы ему иметь преимущество, и подальше от того места, куда должны была бегом бежать прятаться Авилия. Троица изменила направление вслед за ним, краем глаза он заметил еще троих, подбирающихся с другой стороны. Теперь их становилось слишком много. Лайт крепче сжал меч правой рукой, и тут увидел, что девушка пошла не туда, куда он ее попросил. Видимо та в шоке, но исправлять положение было уже поздно. Нужно максимально не привлекать к ней внимание, отвлекать их, если это получится.
Лайт левой рукой оперся на ближайшее тонкое деревце. Не опуская меч, крикнул:
- Те двое ваша работа? Неплохо нажились? Боюсь в моем случае у вас ничего не получится.
Истерический издевательский смех стал ему ответом, но Джон останавливаться не собирался.
- Судари, я не шучу, я вас честно предупреждаю, что со мной связываться не стоит. На легкую смерть не надейтесь, я сдам вас правосудию, и гибель ваша будет мучительной. Поэтому расходимся по добру по здорову, пока я не привел свои слова в исполнение.
- Слышь, козел, - заговорил один из той троицы, что подбиралась к нему не скрываясь, - кончай языком болтать, не то твой язык постигнет та же судьба, что того на соседней ветке. - Бабло доставай, если жизнь тебе дорога и давай его сюда.
- Хмх, - усмехнулся Джон и покачал головой, переминулся с ноги на ногу, все так же опираясь на дерево. Разные бывают разбойники, разные бывают у них желания. Бывают такие, как те пацаны, что он нарвался в молодости, бывают убийцы, бывают наемные убийцы. Бывают маньяки, и бывают холодные и расчетливые подонки. Жизнь человеческая для большинства из них ничего не стоит. Там висят вверх ногами старик и ребенок. С выколотыми глазами, с вырванным языком. Данные разбойники - не люди. Не в том смысле что они нечисть, нет, от рождения они принадлежали роду людскому скорее всего, но ничего человеческого в них не осталось. Джон бросил кратковременный взгляд в сторону, где последний раз видел Птицу, не заметил ее, может все таки спряталась ? Почесал шею, невзначай посмотрел назад, еще трое подбирались сзади, тоже окружали. Лайт надеялся, что Птице хватит соображалки сесть на свободную ненагруженную лошадь, пришпорить ее и ускакать отсюда во весь опор прочь.
- Я так не думаю, - крикнул Лайт снова, - ну что ж, я вас предупредил, - сказал он и рывком кинулся влево, к одному из окружавших его. Пробежал несколько шагов, и почувствовал как стрела ударила в спину. Вторая свистнула над ухом. Но неожиданно для стрелка, стрела что ударила в спину - отскочила от спины кузнеца и упала на землю. А кузнец с бешеным разъяренным лицом налетел на первого нападающего, ударил мечом по его железяке, которую тот успел поднять перед собой для защиты, повалил на землю, и с силой воткнул меч в его правое плечо.
“Пять”, отметил мысленно оставшихся. Быстро сменил позицию, побежал в другую сторону, по сложной траектории в ту сторону, где стоял второй. Сзади слышался мат  и недоумение. А Джон понимал, что в следующий раз, если не дураки - они будут стрелять в голову, и значит надо найти лучника и обезвредить его быстрее. Второго атаковать оказалось не так уж и сложно, почти как первого, а третий оказался крепким орешком. Драка с ним затянулась, и Джон начал уставать. Лучник продолжал бить, и в один прекрасный момент, схватившись в рукопашную, Лайт подставил своего врага под стрелу его соратника. Стрела вышла у того из горла, пройдя насквозь. Лайт бросил бандита и поднял меч с земли, вытирая пот, спрятался  за широким деревом, пытаясь передохнуть.
Временный передых прервал новый голос, спокойный и требовательный.
- Слышь мужик, бросай меч, прекращай дурака валять. Все кончено. Выходи.
Лайт выглянул из за дерева и нахмурился.

Несколько минут тому назад к девушке по прозвищу Птица со спины подобрался седьмой, сидящий до того в засаде. Он был главным, руководил. Сначала наблюдая за девицей из своего укрытия, он уже строил на нее планы, но ее спутник оказался более непокорным, чем предполагалось, и тогда он вышел. В спину Авилии уперлось острое лезвие, одновременно сильная рука заломила ее руку за спину, заставил согнуться от боли. Неприятный голос зашептал в ухо:
- Пикнешь - конец тебе.
Девушку грубо пнули и потащили из укрытия вон. Потом он перехватил ее поудобнее, не давая сопротивляться, и приставил нож к горлу.

- Одно легкое движение и ты отправишься на тот свет, - снова зашептал разбойник, а потом закричал громче.
- Слышь, мужик. ….. - Бросай оружие, не то я убью ее.

+1

29

Наблюдать за борьбой Птице было почти так же тяжело, как видеть смерть, которая сейчас, несомненно, нависла над всеми. Кузнец пытался говорить, что оказалось совершенно бесполезно, но теперь девушка был уверена, что мирно решить вопрос не удастся. Она как могла скрывалась за листвой, стараясь заметить лучника, который был опасен для Лайта, и помочь хоть чем-то, пока не услышала шорох рядом с собой.
- Пикнешь - конец тебе.
Сопротивляться было поздно - человек, явно превосходящий в силе, скрутил за руки; в поясницу впивалось что-то жесткое, не сложно было догадаться, что именно. Вил выронила свои ножи, пытаясь контролировать эмоции и не возвращаться к шоковому состоянию. От мужика, что вел ее обратно на поляну, несло звериным духом и опасностью. Птица всегда чувствовала такие вещи интуитивно, и сейчас шестое чувство металось по всему телу, вызывая дрожь в конечностях и панические позывы сбежать – Ротейм безуспешно пыталась вырваться, пока холодное лезвие не коснулось шеи.
- Одно легкое движение и ты отправишься на тот свет.
- Пошел к черту. – едва слышно прошипела девушка, но дергаться перестала.
Слышно было, как разбойник за ее спиной ухмыляется, все остальные, кто остались невредимыми, тоже скалились, демонстрируя пожелтевшие полусгнившие зубы. Авилия окинула взглядом поляну и посмотрела на кузнеца, пытаясь сосредоточиться и казаться не такой напуганной, сжимая губы и рефлекторно напрягая плечи и руки. Выхода из ситуации было два: сдаться и, скорее всего, быть повешенными рядом с мужчиной и мальчиком или продолжить драться. Птице не нравились оба варианта, учитывая, что в любом случае ей несдобровать, но из двух зол, как говорится. Она могла бы изобразить обморок или еще какой припадок, но не была уверена, что это хоть как-то подействует. Блефовать тоже казалось глупой идеей, но стоило предпринять хоть что-нибудь:
- Давай, режь. – она звучно сглотнула, покосившись на нож у горла, - Какая ему разница, что будет с бродячим бардом.
В следующий взгляд, которым девушка одарила кузнеца, она постаралась вложить все слова, которые не могла сказать: «Только не бросай меч, не бросай. Вообще не выходи из укрытия». Странно, что лучник не воспользовался паузой, да и все остальные слушались, стало быть, главаря.
- Ты выбрал невыгодную жертву.
Снова покосившись на чужую руку у своего плеча, Ротейм прикидывала возможные действия. Если бы ее не держали за запястья, можно было попытаться оттолкнуть нож и вырваться – ловкость позволяла – но неизвестно, насколько проворен мужик. Раз смог собрать шайку и удержать авторитет, то не все так просто. На секунду девушка пожалела, что не сбежала, когда была возможность, хоть и знала, что не простила бы себя за это.

+1

30

Ситуация стала сложной. Лайт лихорадочно перебирал в уме возможные варианты. Сзади подбирались трое, лучник наверняка обходил кругом, что бы достать Лайта в голову, видя что в тело его стрелы отчего то не берут. Когда он обойдет и прицелится - спасения не будет. И тогда девушка по имени Птица погибнет тоже, а он обещал ее защитить и проводить.
Примерно понимая с какой стороны лучник, и как ему нужно обойти что бы попасть Лайту прямо в затылок - Джон старался предугадать и двигался медленно вокруг этого широкого дуба, старясь за ним укрыться. Двое других подходить не спешили, глядя на своих уже мертвых подельников. Нельзя было умирать, дома его ждет семья, он еще должен их увидеть, обеспечить им хорошую жизнь, вырастить сыновей и дочь, вместе с Самантой состариться. А реальность была такова, что сзади наступали, а впереди у горла Авилии Ротейм бандит держал нож и требовал от него опустить меч. Вариантов решения ситуации становилось гораздо меньше, неудачно девчонка спряталась, эх неудачно. На дороге захрапела Астра, следом такой же звук издал Орион. Так звали его лошадей. И время стремительно утекало, хоть и разум работал теперь в два раза быстрее.  Выхода не было, с размаху Джон воткнул мечь в землю и сделал шаг вперед, разведя руки в стороны ладонями наружу. Все что угодно, но он должен был дойти до этого мужика, да так, что бы он Вил не зарезал при этом. Голову чуть пригнул, все больше надежды что не попадут.
- Вот, я бросил, - сказал Джон, медленно двигаясь ближе к этим обоим, - чего ты хочешь? Ее? Забирай, мне она не нужна, но меня отпусти. Я не хочу как вон они, - Джон кивнул в сторону повешенных, - нужны деньги? так они не при мне, они на лошади, сходить? или ваши сходят? Не стреляйте, а? Отпустите меня с миром, я вам отдам все, - совершенную глупость Лайт нес, старался еще голос сделать пожалобнее, сомневался что поверят, спиной чувствовал как подходят остальные.

- Не тебе, девка, судить что выгодно, а что нет, ты тоже забава знатная, ибо женского рода. С тобой то мы и развлечемся, прежде чем убивать, - шептал мужик, удерживая Авилию. Он ждал, ожидание его увенчалось успехом. И он убрал нож от ее шеи, продолжая заламывать запястье,
- Смотри, ему и впрямь нет до тебя дела.

И в этом момент кузнец преодолел оставшиеся 4 шага до бандита бешеным рывком, ухватил его руку с ножом, вывернул, второй рукой ударил его в челюсть. Свистнули стрелы, одна за одной, одна снова попала ему в спину, не причинив вреда, упала рядом. Вторая оцарапала шею, свистнуло еще, Лайт повалил на землю обоих, валясь сверху.

+1

31

Вонь от мужика была невыносимой, Вил уже начинало тошнить, что вполне могло случиться и от общего волнения. Она с надеждой смотрела на Джона и косилась на лучника, который изредка был виден, но перемещался, надо сказать, довольно умело. Когда кузнец опустил меч, девушки неслышно вздохнула, на пробу пытаясь высвободить руки, что, впрочем, сделать не удалось – чужие пальцы только сильнее сжали запястья.
«Правильно, уходи,» - она снова наблюдала за своим спутником, который осторожно подходил ближе, - «Только они все равно живыми не отпустят». Это было понятно. По рожам и оскалам догадаться было не сложно.
Когда разбойник зашептал у самого уха, к горлу Птицы подкатил огромный ком отвращения, грозящийся вот-вот вырваться. Она редко испытывала неприязнь к людям, наверное, потому что с такими еще не встречалась. Невольный взгляд в сторону висящих трупов и ноги девушки подкашивается, мужик за спиной только собирается загоготать, как Лайт срывается с места и оказывается совсем близко. Хруст рядом, Птица чувствует, как ее руки отпускают и, пригибаясь, ныряет в сторону, не сразу соображая, что делает. Над ухом свистит, кажется, стрела, бард смотрит на защитника, собираясь предупредить о наступающих со спины, хоть он и так знает, но снова слышит свист, и ногу обжигает. Она слишком долго была на одном месте – попал.
- Джон, еще трое. - все-таки кричит и переводит взгляд на стрелу, что торчит из бедра.
Ничего серьезного, хотя по ощущениям ей отрезают ногу. Авилия не привыкла к боли и не замечать ее, сконцентрироваться на чем-то другом не могла. Острие прошло под кожей, и наконечник торчит с другой стороны – даже крови не должно быть много. Девушка пытается встать и натыкается ладонью на что-то холодное – нож одного из убитых, пальцы быстро находят рукоять, и Вил бросает в сторону наподдающих, почти не целясь. Слышит, как еще одна стрела пролетает над плечом, но не задевает, только потом поворачивает голову – попала в плечо. Она не верит своим глазам, но разбойник опускает оружие и уже не так решительно идет вперед. «А он быстрый,» - замечает наконец лучника и почти ложится, тот двигается хорошо, но стреляет не слишком метко. Кровь ощутимо пульсирует выше колена, но почти не вытекает - древко сдерживает, рука пытается нашарить еще один нож.

+1

32

Грабитель оказался силен, он смог вырвать заломанную руку и вцепился Джону в горло, принялся душить. Оба покатились по земле. Вил благополучно ушла куда то в сторону, но это не значит, что она была в безопасности. Внезапно Джону стало не до чего иного, перед глазами поплыли круги, он понял, что либо сейчас, либо уже никогда. Перестал пытаться оторвать его руки от своей шеи, выставил вперед свои, ухватил его голову и последним самым отчаянным усилием повернул, сломал шею, хватка обмякла. Хватая воздух ртом и откашливаясь, Лайт сбросил с себя мертвого бандита и встал на четвереньки, озираясь. По близости Вил лежала на земле, а очередной, мать его, “воин”, неровно шел к ним с торчащей из плеча рукояткой ножа. Не долго думая, Лайт выхватил из сапога кинжал, поднялся на ноги и бросился навстречу уже раненому, схватил его рукой за одежду, притянул к себе и дважды пырнул в живот. Потом, защищаясь обмякшим телом бандита, практически неся его на себе, добежал до меча, воткнутого в землю, вытащил, бросил бандита и бегом отправился к Птице. Некогда было думать, некогда было медлить. У нее из ноги торчала стрела. Молча, Джон вернул на место кинжал, вернул меч в ножны и поднял Авилию на руки, стараясь не потревожить рану, не двинуть древко стрелы. Подхватил ее под колени и спину, пригнул голову и бросился через бурелом к лошадям.  Сзади оставались двое. И один из них - был очень опасен, потому что стрелял из лука. Добравшись до лошадей, Джон усадил Вил на свою лошадь, следом вскочил в седло сам, позади нее,  рванул пояс, развязывая. Освободил свою накидку, пригнул голову девушки и закрыл ее со стороны нападения полой плаща. Плаща, в который было врезано по всей длине тонкое стальное покрытие. Наклонился к ее лошади, схватил поводья, выпрямился и громко свистнул, пришпорив Астру. Послушались лошади, рванули с места. Орион, что нес на себе бочки Вил, побежал следом. В спину прилетела еще одна стрела. Это было ощутимо, но сталь не была пробита. Лучнику ничто не мешало выстрелить в лошадь, но небывалым образом пронесло. Неумолимо они удалялись от места действия, и их было уже не догнать пешему.

+1

33

Все тело пробирала мелкая дрожь, адреналин выходил вместе с кровью, которая сочилась по кожаной штанине. Ротейм часто моргала, справляясь с головокружением, следить за передвижениями кузнеца почти не получалось, но девушка видела, как падает еще один из разбойников. Потом силуэт мужчины снова смазался, и Джон оказался рядом. Тихо лязгнуло, и Птица почувствовала, как ее поднимают, моргнула еще несколько раз и сумела рассмотреть чужие глаза.
- Спасибо. – девушка невольно улыбнулась и обхватила руками плечи Лайта.
Перемещение в неизвестном направлении показалось неимоверно быстрым, кажется, рядом пролетели еще стрелы, или это хлестали ветки, Вил не могла разобрать. Она отчетливо чувствовала, как жжет бедро, и видела, как меняется картинка за спиной мужчины. Потом услышала фырчанье лошадей, снова перемещение, и под пальцами что-то мягкое – грива. Птица с трудом перекинула здоровую ногу и уселась удобнее, туман в голове не переставал мешать пониманию происходящего. Девушка была уверена, что нужно защищаться, но сделать этого не могла, да и надо ли было теперь.
Когда Джон сел сзади, Авилия послушно наклонилась, вдруг стало темно. Она на секунду испугалась, не догадываясь, что случилось. Лошадь сорвалась с места, и пелена друг рассеялась. Бард поняла, что опасность отдаляется, одной рукой она держалась за гриву, второй не давала упасть почему-то непривычно тяжелой накидке. По стуку копыт можно было определить, что разбойникам ничего не осталось – все животные были на месте. Девушка хотела выглянуть из укрытия, но побоялась, все еще не соображая, как далеко они находятся. Волнение неприятным холодом окутывало желудок, но дрожь Вил могла унять. От тряски ногу жгло пуще прежнего, напрягать мышцы было больно, поэтому приходилось ниже нагибаться, чтобы не сползти на землю.

+1

34

Ехали минут сорок, молча. Лайт хотел оторваться от бандитов максимально. Но остановку все равно делать было необходимо, и чем быстрее тем лучше. Потому что Авилия почти теряла сознание, была слаба, и кровопотеря, самое главное. Она не должна потерять много крови. Возле небольшой опушки кузнец наконец остановил лошадей, спрыгнул сам, и осторожно потащил девушку с лошади, стараясь не задеть стрелу. Хотя куда уж там, все равно рана уже растревожена по самое что ни есть, но как минимум что бы хуже не сделать. Уложил ее на хвойный подлесок. Наклонился над ней, посмотрел девушке в глаза, улыбнулся.
- Оторвались, теперь не догонят. Но нам нужен привал. Устал я, да и ты тоже. Посмотрю твою рану, не бойся.
Лайт вытащил нож из сапога. Тот был в крови, обтер о плащ и принялся разрезать ее кожаные штаны вокруг пробившей ногу стрелы. Намокли штаны кровью, но не критично, не смертельно должно быть. Пока что.
- За штаны не переживай, знаешь, может мода такая получится, штаны с дырками, выглядит очень даже смешно, - понес Джон всякую чушь. Сходил к коню, принес обратно подсумок. Вытащил веревку, тряпицу и склянку. Разложил рядом тряпицу чистую.
- Ты знаешь, Вил, была со мной история много лет тому назад, остановился я на ночлег на опушке однажды, и напало на меня аж целых пятеро пацанов, среди них одна девчонка и один лучник издаля стрелял.
Пока Джон рассказывал, руками - продел веревку под ногой Птицы и завязал туго.
- Так вот пришпандорили они мне плащ стрелой к дереву, сами выходят и окружают со всех сторон, гони, дескать, мужик деньги, и никаких иных слов слушать не хотим.
Смотрел Джон девушке в лицо, время от времени, приноравливаясь, отвлекая ее от того, что случиться должно,
- А я не готов как то был все отдавать, ибо вез с собой не много ни мало - а именно все. И пришлось мне с ними драться.
Хрусть - сломал кузнец быстрым сильным нажимом древко стрелы возле наконечника, и дернул с другой стороны, выдернул стрелу из ноги. Немного крови из раны вылилось, да не продолжаться не стало, хорошо веревка была повязана.
Полил тряпку жидкостью из склянки, приложил к ране и стал приматывать. В лицо Авилии посмотрел, замолчал, перестал рассказывать.

Отредактировано Джон Лайт (2015-02-26 19:55:10)

+1

35

Время тянулось медленно, но Птица не замечала его течения, она, то проваливалась в совершенно другой мир, то снова слышала стук копыт. Не прекращалось только жжение и настойчивая пульсация. Потом сильные руки снова подняли, перенесли и опустили на мягкое. Вил рефлекторно ощупала место, на котором сидела, приподнялась, опираясь на руки, и разогнула колени. Когда кузнец вытащил нож, девушка невольно вздрогнула, но быстро поняла, что опасность далеко позади, стало немного теплее. Она двинула носком ботинка раненой ноги и поморщилась, наблюдая за действиями Джона и стараясь не издавать никаких звуков. А мужчина уверенно распарывал намокшую ткань, от предчувствия неизбежного – извлечения стрелы – снова проснулись леденящие спину мурашки. Пока он ходил к лошадям, бард думала о том, как будет больно; возможно, так больно, как никогда не было.
Лайт много говорил, и это отвлекало. Ротейм смотрела в его глаза, пытаясь не обращать внимания, на то, что делают руки. Открытую влажную кожу обдувал ветер, а кровь продолжала пульсировать под ней, ритмичный стук отдавался в висках. Когда ногу сдавило, застучало немного громче и не так ровно, девушка усмиряло волнение и нарастающий страх, продолжая внимательно слушать. История была, наверное, занимательной, но Птицу беспокоило совсем другое. Она снова постаралась сфокусировать взгляд на чужом лице, отгоняя непрошеные мысли и сжимая зубы.
Хруст, а затем будто ножом полоснули. Вил замычала и задрала подбородок, жмурясь и сгибая руки, но не падая. Дышать было тяжело, а разжать челюсти почти невозможно, она едва справилась с желанием дернуть с бедра веревку и зажать ладонью рану.
- Ты их победил? – отдышавшись, девушка благодарно улыбнулась, глядя на кузнеца влажными от выступивших слез глазами.
Опомнившись, она быстро стерла влагу с ресниц тыльной стороной ладони и мотнула головой, снова сосредотачиваясь и намереваясь вести себя достаточно спокойно и мужественно.

+1

36

Больно ей было, но держалась она мужественно. Достойно держалась, оценил кузнец. В обморок не упала, и даже отвечала. Джон улыбнулся ей одобрительно-подбадривающей улыбкой. Закончил перевязывать ногу, потом развязал веревку, пустив ее кровь течь в ее жилах свободно. Повязка не пропиталась кровью сразу, значит все правильно сделал. Убедившись, что Птица больше не в критическом состоянии, сунул нож на место в сапог, и откинулся на землю, лег на спину рядом. Сорвал травинку, принялся ее жевать. И наконец решил ответить на ее вопрос.
- Нет, не победил. Побил конечно всех, но они все ж умудрились утащить у меня из телеги деньги. Одного я взял, вез его на виселицу в Бригор. Но потом отпустил. Молодой парень совсем был. А потом.. потом все кончилось не типично. Мне вернули деньги товаром. Это единственная нестандартная история разбойного нападения за всю мою жизнь. Удивительная история. , - Лайт помолчал немного глядя в небо, ни облака, ни тучи. Здесь, под соснами, было не жарко. Палящие лучи солнца не проникали, длинные сосновые лапы со множеством иголок защищали от жары, и хоть и немного парило - легкий ветер облегчал положение. Травинку Лайт почти сгрыз. Время шло, надо было ехать. Кузнец приподнялся на локте и посмотрел на Авилию.
- Рана не должна воспалиться и загнить, я полил повязку средством против заражения. Но мало ли что, скажи, в деревне, куда ты едешь - есть лекарь? И.. нам надо поспешить убраться и отсюда тоже, ты в состоянии ехать дальше?

Отредактировано Джон Лайт (2015-03-07 21:32:00)

+1

37

Нога болела меньше, но ужасно чесалась, поэтому теперь надо было собрать все силы, чтобы ее не касаться. Вил шумно дышала, раздувая ноздри и сверлила взглядом место пореза. Кровь постепенно проступала на повязке мелкими точками, но на этом дело и закончилось, получилась абстрактная картина из алых капель. Птица с облегчением выдохнула, слушая кузнеца и все еще борясь с желанием почесать бедро, которое зудело, казалось, сильнее с каждой секундой.
- И правда удивительная история. - девушка устало улыбнулась, пробуя пошевелить ногами и приподняться на руках, - Хотя, человек же не может быть абсолютно плохим или абсолютно хорошим. Изначально все хорошие, а что будет дальше, зависит от обстоятельств.
Ротейм действительно в это верила и всегда старалась оценивать людей, учитывая данную точку зрения. Она замолчала, снова расслабляясь и раздумывая, что же должно было случиться раньше с теми, кого они встретили в лесу. Неприкрытая кровожадность. Если некоторые хотели только подзаработать, то главарю явно нравился запах крови, иначе зачем так издеваться над теми, кого смогли ограбить. Бард зябко передернула плечами, стараясь не вспоминать то, что совсем недавно увидела, мысленно приказала себе забыть. От нерадостных рассуждений ее отвлек голос Джона:
- Не уверена. Там совсем маленькая деревушка, несколько домиков, да две семьи, но, скорее всего, кто-нибудь сможет помочь. - она снова улыбнулась, - Спасибо тебе.
Соглашаясь с тем, что засиживаться на месте не стоит, хоть и уехали они довольно далеко, Вил заерзала, подгибая здоровую ногу и поднимаясь, стараясь не напрягать все еще пульсирующие мышцы второй. Немного неуклюже, но встать ей удалось.
- Не могу сдержать любопытства, - отряхиваясь и хмурясь от боли после перемены положения, девушка посмотрела на мужчину, - Почему стрелы отскакивали от плаща? Что на тело надевают панцирь, знаю, но защитных накидок еще не встречала. К тому же, он довольно легкий.
Опираясь на ближайшее дерево, Птица проверяла, насколько быстро может передвигаться без ощущения дискомфорта - рана стала чесаться почти невыносимо. Она потопталась на месте, больше прыгая на одной ноге, чем шагая.

+1

38

“Изначально хорошие все”. Джон задумался над этим ее тезисом. Наивным, неопытным, идеалистическим. Ничего не сказал, головой покачал лишь, и улыбнулся горестно. Не хотел разочаровывать идеализм да неопытность. Были бы все изначально хорошими - не пребывал бы мир в состоянии непрерывно льющейся чьей то крови и боли. Не висели б там, в сорока минутах пути отсюда, старик и мальчик, подвешенные за ноги, с вырванным и языками да выколотыми глазами. Не пришлось бы тому парню, Лису из Бригора, и множеству таким как он - зарабатывать на жизнь разбоем. Не приходилось бы наблюдать взрослым, как маленькие, невинные казалось бы, дети - издеваются на кошками, птицами, ящерками мелкими, прочими, не приходилось бы наблюдать как маленький господин бьет служанку, получая от этого удовольствие. Ни за что, ни за чем, а получая извращенное удовольствие от жестокости. Все потому, что на самом деле бог создал людей с невероятным количеством изъянов и ошибок, с невероятным количеством внутреннего зла и жестокости, и только правильное воспитание и последующее самовоспитание и осознанный выбор - могут изменить это. Или по крайней мере изменить внешнее поведение. Не всякому повезло родиться с перевешивающим в душе добром над злом. Да не до философского диспута было сейчас Лайту, он лишь сожалел о том, что истинную природу вещей Авилии Ротейм по прозвищу Птица придется познать не сейчас, и только на собственном опыте, словам она не поверит. Молодость склонна к идеализму, даже с конкретными противоречащими ему примерами.

Меж тем, доктора в деревне не было, по ее словам, и Лайт нахмурился. Кроме того, он все более понимал, что его путь может удлиниться, и придется ему дать крюк и потерять изрядно времени. Жена будет волноваться, кузнецу это не нравилось. Но вот данная конкретная находящаяся в опасности человеческая жизнь - все же стоила потери этого времени. Авилия принялась вставать, и Джон тоже поднялся на ноги, подошел к Птице. Взял девушку под руку, помог добраться до лошади.
- А, плащ, в нем вшито множество пластин тонкой стали под подкладку, от арбалета не защитит - но стрелы не пробивают. Я долго работал над разными методами выплава и ковки стали и железа, искал баланс между весом, толщиной и прочностью, вот получил такой вариант, жена вшила в плащ по всей длине. Очень, знаешь, временами спасает. - Лайт стал несколько отвлечен и отрешен. Думал о другом, озирался по сторонам.
- Давай ты поедешь со мной все же, впереди в седле, пока еще слаба. Потом посмотрим как быть.

Отредактировано Джон Лайт (2015-03-15 15:31:07)

+1

39

Сначала Птица хотела отказаться от помощи - было уже по крайней мере неприлично задерживать Джона еще дольше, но, когда неудачно наступила на больную ногу и практически свалилась ему в руки, согласно кивнула.
- Если бы не плащ, не выбрались бы. - она осторожно прыгала к лошадям, держась за запястье кузнеца, - Я смогу усидеть на лошади, только боюсь рана опять начнет кровоточить, а если в деревне не получится сменить повязки… - девушка представила, как придется отдирать засохшую кровь и поежилась, - Лучше бы не тревожить.
Бард остановилась, глядя на седло и прикидывая, как удержаться будет легче всего.
- Если не затруднит, сяду впереди.
Мужчина взобрался на круп первым и помог Ротейм, она села по-девичьи - обе ноги на одну сторону, чтобы придерживать поврежденную, и держалась за гриву. Быстро они ехать не могли, но до деревни оставалось не так уж далеко.
- Надеюсь, до темноты обернемся в Бефсан. - виновато улыбаясь, светловолосая певунья смотрела на приютившиеся у реки домики, которые уже виднелись вдали.

К счастью, в деревне был лекарь. Авилии дали обезболивающий отвар и через какое-то время ступать на ногу стало легче. Повязку тоже сменили, пожелав скорейшего выздоровления и выведав последние новости. Местные жители даже не слышали о бушующих в лесу разбойниках, поэтому удивились встревоженным гостям и их рассказам.
Надолго задерживаться путники не стали. После добродушного приема и короткого отдыха Птица обменяла товар, поговорила с сыроделами, о чем просил старый трактирщик, и отказалась от тюка с вяленой рыбой, который, впрочем, все равно ей потом всунул добрейший старик рыбак. Управились быстро и выехали обратно, когда солнце только начинало садиться. Девушка уже свободно держалась на лошади, хоть и не решалась скакать - только шагом.
- Мою благодарность сложно описать словами, Джон. - остановившись на развилке, Вил обратилась к спутнику, - Вас ждут дома, а дальше я смогу добраться сама, не огорчайте жену. Уверена, что у вас замечательная семья.
Когда опасность была позади, бард из вежливости вернулась к уважительному обращению. Она не знала другой дороги в город, но в деревне ей примерно объяснили маршрут, да и сворачивать было некуда.

+1

40

[AVA]http://s020.radikal.ru/i708/1412/36/a2fdd970cf17.jpg[/AVA]
- Не извиняйся, не бойся, доедем. Никуда не денемся, не затруднит, - Джон больше не был многословен. Помог ей забраться, и поехали. Ехали медленно, Лайт был начеку. Отчего то вспомнил ее родителей. А еще он думал о тех двоих, которых и не похоронить. И все же не ошибкой было остановиться в пути, большая часть из тех бандитов больше не сможет убивать на дорогах, они получили свое по справедливости.
К счастью, в деревне Птице оказали помощь, а Джон обратно ее одну отпустить не смог. Какая, в сущности своей, была подлость сто стороны владельца таверны - отпускать барда, девушку, через лес одну. Все шансы ее больше никогда не увидеть, то есть погубить - были у этого хозяина. Непередаваемое его скотство было видно еще там, тем прошлым вечером.
На развилке Вил остановила лошадь и Джон, отвлекшись от своих мыслей, натянул поводья.
- Меня ждут, и поэтому дождутся, Вил, - кивнул Лайт, - и теперь мы поедем другой лесной дорогой - нигде не останавливаясь. Близится ночь, и памятуя том, что случилось несколько часов назад - я не возьму грех на душу, отпустив вас одну. Тем более что эту дорогу я знаю, а вы - нет. И не надо слов. Когда нибудь - у вас тоже будет семья, и я бы очень хотел - что бы вы нашли своих родителей, а для этого - как минимум нужно остаться живой, - Лайт весело улыбнулся Птице и поехал вперед в лес.
В непосредственной близости от Бефсана, когда выехали из леса,  Джон остановился. На открытом месте в непосредственной близости от города, еще не затемно - опасности больше не было.
- Удачи вам, милая девушка, - сказал он на прощанье, поклонившись, - если повезет - еще свидимся, тогда я бы с удовольствием послушал ваши новые песни.
Развернулся и скрылся в темнеющем лесу, переходя на галоп.

Отредактировано Джон Лайт (2015-03-15 20:26:17)

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Одиннадцатая заповедь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC