Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Кроличья лапка.


Кроличья лапка.

Сообщений 41 страница 46 из 46

41

Подремать не случилось. Парнишка вновь на верх забрался.  Видно мальчонку интерес взял. Этак оно лучше будет.
- Маришкой меня кличут,- девочка поднялась на кровати и обняла согнутую коленку рукой, - не, не с благородных. В доме богатом с дитём титёшкалась, в няньках была, - девочка кивнула на маленькую Лотту, - вот с такой же. А потом побили всех. Война же пришла.
В комнате было сумрачно, свет от очага подрагивал, рождая тени на стенах. Девочка вздохнула и поднялась с кровати. В помещении по прежнему пахло палёным - горящие кости воняют долго и смрадно. Об этом допплер знал не по-наслышке.
- Вы-то давно тут сидите? Сбежать не пытались?
Маришка подошла к решётке и тихонько дёрнула её руками. Дёрни она и сильней эффект был бы тот же - нулевой. С её-то тонёхонькими руками-веточками.
Что-то не давало покоя. Какой-то тихий звук идущий снаружи. Маришка оглянулась на окно, там маячила тень. От очага? Нет, тень явно была самостоятельная.
"Сольвейг!" - допплер непонимающе качнул головой, - "что она затеяла?"
Если арийка вмешается сейчас, то они ничего не докажут. Ну и что, что дети за решёткой. "Для их же блага" - так говорил Амвросий. Сытые, не битые. Охрэ не понимал, чего хотела женщина. Но детей нужно как-то подготовить. Не дай Создатель, визг поднимут.
- Зачем нас тут собрали не знаешь? - допплер вопросительно посмотрел на мальчика.
[AVA]http://sf.uploads.ru/AcTjl.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-04 10:21:03)

+1

42

Гуннар слушал девочку с интересом. Когда та заговорила о войне, он досадливо пнул ножку кровати.
- У всех тут «война»…
Молчаливая девочка плотнее обхватила руками колени и уткнулась в них подбородком. Самая младшая пленница мирно посапывала во сне. Она еще не понимала, что такое война, да и не до войны ей было.
Услышав о побеге  мальчик вскинул голову.
- Пытался! Даже этого дутого господина хотел укусить, когда понял, что в клетку ведет. Не успел укусить, зато оплеуху заработал.- Гуннар фыркнул, увидев, как Маришка взялась руками за решетку.- Ты ее не сломаешь. И через нее не пролезешь. Пробовал: слишком узкая.
Уловив тихий стук, старшая девочка настороженно посмотрела в окно. За ним мелькнула тень, а на оконном стекле, покрытом инеем были какие-то закорючки. Читать молчунья не умела, а  потому просто удивленно смотрела на написанные чьим-то пальцем слова, не понимая их смысла.
Сольвейг, стоявшая за окном, отошла в ночную тьму, продолжая следить за Охрэ. Она подождет еще несколько мгновений, пока тот прочтет ее послание. На замороженном окне она вывела слова:
"За городом."
"Буду."
"Жди."
Гуннар не обратил внимания на звук, продолжая разговаривать с Маришкой.
- Я тут третий день, вместе с Лоттой попался. Сам бы, может, и убежал, а с ней не разбежишься… Мальчишка скривился и почесал пятерней затылок, по-видимому не желая показывать, что беспокоится за малышку. – Подобрал ее на улице, поэтому и пришел сюда. Не на морозе же ей оставаться. Она только свое имя и знала. Выбросили ее, наверное, как кутёнка.
Гуннар запрыгнул обратно на верхнюю кровать и закинул ногу на ногу.
- В монастырь нас сбагрить хотят. Чтобы голову побрили, молились да скамейки стругали - попы потом их продают на рынке. И корзины плетеные продают. По мне так гадость! Я кузнецом хочу быть.
Сольвейг протянула руку к окну, надпись начала медленно бледнеть, а потом исчезла вовсе. Через несколько минут на ее месте был лишь морозный узор густых инеистых веток.
- Колдовство.
Тихо пробормотала доселе молчавшая девочка, пристально смотревшая на окно. Ее лицо было растерянным и бледным. Она плотней укуталась в свое тряпье и, едва заметно раскачиваясь на месте, продолжала смотреть уставшими глазами на оконное стекло.
Шустрый мальчишка, услышав ее, свесил голову с кровати и, заметив, что та вглядывается в окно, тоже внимательно в него уставился. Не увидев ничего, кроме заиндевевшего стекла, он с чувством произнес.
- Нет там ничего, дура.
Вероятно, Гуннар и правда так думал, соотнеся в своей голове ее многочасовое молчание с единственным словом, которое девочка наконец-таки произнесла.

+1

43

Охрэ вполуха вслушивался в то, что говорит мальчик. Он больше смотрел за глазастой девчонкой. В тихом омуте, как говорится. Но та лишь что-то пробормотала, так и оставшись на месте и продолжая дальше своё молчание. Малышка продолжала спать, а мальчишка рассказывать о своих злоключениях.
Надпись на окне исчезла так же, как и появилась. Охрэ стало гораздо легче, когда он понял, что Сольвейг не собирается лезть сюда прямо сейчас.
- Да, кусаться смысла нет, - задумчиво, о чём-то своём, произнесла Маришка, - одного укусишь, так от двоих по зубам заработаешь. Тише нужно. Осторожно. Когда никто не видит. Вот как она.
Маришка кивнула на молчаливую девочку.
- Ну, кто на неё внимание обратит. Как мышь. А когда забудут, привыкнут, подвоха перестанут ждать, вот тут и тикать.
Допплер делился своим опытом с мальчишкой. Судьба у допплеров такая - прятаться и бегать. Это ж ему только приспичило с людьми связаться. О чум он уже пожалел и не одну сотню раз. А сейчас деваться уже было не куда. Уже привык, знакомствами оброс. Торговля опять же. Жалко. Но иногда всё же хотелось плюнуть. Только и плюнуть было некуда - кругом люди и не спрячешься. чего уж там. Охрэ вздохнул и поинтересовался у Гуннара.
- Вас по ночам проверяют? Ну, приходят посмотреть, что тут и как?
[AVA]http://sf.uploads.ru/AcTjl.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-18 17:41:41)

+1

44

Дом Отиса.

-А куда мы денемся из этой клетки? Спят они, чего им ходить…- Заговорив о сне, Гуннар зевнул, устроился на своей кровати поудобнее, укрывшись овчиной и подложив другую себе под голову.  Вскоре он заснул, крепко, как и маленькая Лотта. Молчаливая девочка еще долго сидела не шевелясь и пристально вглядывалась в темноту за окном, но вскоре и ее веки начали слипаться. Подернув плечами, она все же последовала примеру других детей  и, натянув свое овчинное «одеяло» до глаз, свернулась калачиком на кровати.

* * *
- Подъем, цыплятки!- Заспанный отец Амвросий зашел в комнату, позвякивая ключами. Где-то неподалеку Хагар Отис окатывал своего слугу бранью, сдобренной пинками. Тот перепил вина и посмел заснуть на охранном посту у дверей, ведущих из внутреннего двора в дом. Отису было невдомек, что здоровому сну увальня поспособствовала арийская магия. Растерянный слуга покорно выслушивал проявления недовольства своего хозяина и попутно вяло растирал щеки, успевшие обморозиться за ночь.
Красное лицо рассерженного Отиса, показалось в дверном проеме. Тот оценивающе окинул взглядом своих пленников, а затем вновь обратился к слуге- По одному их выводи. Да клеть запирай каждый раз.
Детей закутали в овчины, под которыми те спали ранее и по одному повели вдоль длинного коридора без дверей и окон. Видимо, это был коридор прислуги, который вел в другую часть дома. Он выходил под лестницей в богато обставленную парадную. Оттуда детей выводили на улицу, где их ждала небольшая повозка, сверху венчавшаяся довольно низкой клетью. Пол ее устилал толстый слой соломы. Находиться в повозке дети могли только сидя. В таких обычно перевозили мелкий скот на продажу, впрочем, отношение к пленникам у Отиса мало чем отличалось от отношения к породистым овцам, из шерсти которых можно было получить тонкую дорогую пряжу.
- А теперь, мои дорогие, мы отправимся в путь к монастырю!- Торжественно произнес отец Амвросий. Его лицо, все еще немного помятое со сна, тем не менее, имело выражение восторженное, призванное дать понять глупым юнцам, что их ждет большая честь следовать в святую обитель.
- Сам в монастырь иди, плешивый!- проворчал Гуннар, глядя исподлобья на улыбающегося священника. Лотта мало понимала, что происходит, но, успокоенная сахарным петушком на палочке, который ей сунули в руки, сонно жалась к Гуннару. Старшая девочка забилась в угол, внимательно наблюдая за происходящим.
- Неблагодарный засранец!- Раздраженно рявкнул Отис.
-Мы укроем вас от непогоды, да и так теплее будет- Амвросий кивнул слуге и тот накрыл клеть тентом из толстой промасленной кожи, которая и впрямь была хороша и от дождя, и от холода: ветер уже не пронизывал детей, и воздух в клети через некоторое время стал несколько теплее.
- Трогаемся.- Объявил Отис, держа поводья в руках. Священник устроился на козлах  рядом с ним. Повозка сдвинулась с места и покатилась по улице, ведущей к южным воротам.

+1

45

Это хорошо, что не проверяли. Маришка забралась под овчину и укуталась с головой. Малютка Лотта засопела ещё, когда они разговаривали с Гуннаром. Сам мальчик уснул тоже быстро, деревянная кровать легонько поскрипывала под ним, когда мальчик ворочался. Самой последней сон забрал молчаливую девочку. Где-то там за окном пряталась Сольвейг. Охрэ слушал, как сопят дети и думал о своём. Его тело медленно трансформировалось и вот под овчиной уже бугрился гораздо более крупный силуэт, чем туда забирался. Допплер знал, что не потеряет маскировку и во сне, да и перекидывался он днём, так что времени было достаточно. Но как говорится на Бога надейся, а сам не плошай, чем позже было возвращение к естественному облику, тем дольше ему это не понадобится. Охрэ вытянул когтистые пальцы.
Если бы дети проснулись сейчас и увидели недавнюю Маришку, то уснуть они не смогли бы ещё долго. А от их визга решётка отгородившая их от остальной комнаты, сама бы прогнулась. На кровати лежал монстр, чудовище, при взгляде на которое мороз пробегал по коже. И в то же время оно было тем, кого меньше всего нужно было бояться спящим детям. Всё было, как всегда.

Бледная щека Маришки оторвалась от овчины. Она потёрла глаза, зевнула и поёжилась. Утренний подъём никогда не доставлял допплеру удовольствия.
Их вывели на улицу. Кормить, как понял Охрэ, детей не собирались. Он влез в клетку месте со всеми и устроился, прижимая свой узелок к груди. Стало темно, их накрыли пологом. В животе допплера буркнуло.
Охре порылся в узелке, достал несчастную горбушку хлеба и разломал её на пополам. Одну половину Маришка сунула в руки молчаливой девочке, а вторую протянула Гуннару, нашарив в темноте и коснувшись его руки.
- Пожуй, возможно кормить не скоро будут.
Где-то там снаружи была Сольвейг.
[AVA]http://sf.uploads.ru/AcTjl.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-27 08:23:09)

0

46

Южный тракт. Окрестности Аверны.

Спешным шагом направлялась Сольвейг к южным городским воротам. Она сменила свой шаг на тяжелую поступь, лишь когда приблизилась достаточно близко для того, чтобы охрана ее заметила.  Ноги старицы неторопливо шаркали по заснеженной мостовой, а клюка отмечала каждый пройденный шаг тихим стуком о мерзлые камни.
- Кто? Куда? - Встрепенулся один из привратников, доселе крепко спавший на своем посту.
- Создатель в помощь, мил человек,- скиталица подняла руку в благословляющем жесте.
- Шла бы ты отсюда, старая.- Недовольно крякнув, привратник поежился от холода, настойчиво заползающего под ворот куртки.- Нечего тут тебе делать, весь честной люд еще спит –некому милостыню подавать.
- Дык я паломничаю, служивый, в благословенные земли святого Ксенофонта путь держу. В монастырь, то бишь. Вот засветло и встала…
- Рано ты, бабка, встала. Ну да дело твое. - Стражник пропустил старицу и вернулся на свой пост.

Четверть часа отделяла Сольвейг и Отиса, чья повозка неспешно катилась по дороге, везя детские души в чужие земли. Когда привратник скрылся из виду, арийка ускорила шаг. Постепенно она перешла на бег. Наконец, когда вдалеке показалась повозка работорговца, Сольвейг замедлила темп, уйдя от дороги в сторону и скрываясь в ночной темноте и придорожной растительности. Около часа она продолжала свое преследование, пока не заметила, что путешественники остановились.
Еще не начало смеркаться, но небо медленно меняло цвет, становясь из черного темно-синим. На пустынной дороге словно вспыхнула зарница: это раскрылся магический портал. Хагар Отис спешился и, ведя лошадь под уздцы пошел навстречу. Из портала появились две фигуры. Одна из них принадлежала человеку рослому и коренастому, с ног до головы одетому в меховые шкуры. Насколько можно было рассмотреть в свете факелов, торчащих над повозкой, человек этот был смугл и черноволос.
-Проклятая земля неверных! Даже ветер здесь кусает, словно стая ос!- Поеживаясь пробормотал рослый человек, в котором и по внешности и по говору угадывался житель Харматанской империи.  Не смотря на теплые одежды, он явно страдал от мороза.
Его спутник ,светловолосый  человек тонкокостной конституции и обладатель беспокойного взгляда, очевидно был арием. Именно он сотворил этот портал.
- Рады снова видеть вас в наших краях, господин Мансур!- подал голос отец  Амвросий.
- Я хочу увидеть товар! – Мансур проявлял деловой подход и не разменивался на лишние разговоры. Отиса несколько нервировал этот  дикарь западных земель, верно причины у него были: он знал харматанца достаточно хорошо. Хагар снял один из факелов, молча поспешил к повозке и стащил с нее кожаный тент.
- Как всегда – товар первосортный,- Амвросий ловко соскочил с козел и направился следом за Мансуром, который,  в свою очередь, подошел к клети, желая взглянуть на товар получше. Молчаливая девочка, сначала сощурилась от света факела, а потом, разглядев прямо перед собой харматанца, звонко взвизгнула, забившись в угол. Лотта проснулась, недовольно хныкая и пытаясь плотнее укутаться в овчинку. Гуннар не сразу понял, кто это в шкурах стоял перед ним, но упомянутый в разговоре «товар» вкупе с диким взглядом узких черных глаз здоровяка не оставил ни малейших сомнений. Мальчик был настолько потрясен, что смотрел на окруживших клетку людей с раскрытым от удивления ртом.
- Как видите, здоровые, прехорошенькие! А вот это, – священник указал длинным пальцем на Маришку,- Это наш сюрприз! Умненькая девочка, знакома с грамотой, читает, пишет, господам кланяться обучена…
- Не слишком ли тощая?- Недовольно прорычал харматанец. Он явно хотел закончить товарную операцию побыстрее, но об оплате речи не заводил. «Торгуется», подумал Амвросий.
- Это так кажется! Хагар, покажи ее поближе, пусть господин убедится, что она вполне откормлена!
Отис открыл клетку и, взяв Маришку за шкирку, вытащил наружу, подвел к харматанцу, возводящему глаза к небу то ли от вселенской усталости, то ли от нетолерантного отношения к погоде. Хагар крепко держал Маришку за плечи, а харматанец  меж тем открыл девчушке рот, дабы убедиться, что зубы здоровы. Он довольно хмыкнул: осмотр его удовлетворил.
Сольвейг, засевшая в кустах неподалеку, решила, что настало время действовать. Старица продолжила путь, тяжело опираясь на свою палку и кряхтя время от времени. Ее заметил арий, доселе молчавший и беспокойно всматривавшийся в темноту.
- Здесь кто-то есть! Смотрите!
Хагар вытянул факел вперед, его глазки беспокойно бегали. Харматанец, чертыхнулся на своем наречии, положил руку на кинжал и дал арию команду быть наготове. Из ночной темноты показалась сгорбленная старческая фигура.
- Бабка.-  С облегчением выдохнул Отис.- Бабка обыкновенная.
Харматанец с досадой сплюнул на землю. Арий продолжал настороженно вглядываться в силуэт.

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Кроличья лапка.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC