Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Спортивный интерес


Спортивный интерес

Сообщений 21 страница 29 из 29

1

Время: вторая половина октября 1657 года
Место: Андор, Аквилея
Участники: Авилия Ротейм, Охрэ, Асвальд Рейнеке
События: с началом войны в Андоре набирают популярность подпольные гладиаторские бои. Факт, который разведка не может оставить без внимания.

0

21

Дрянь. Дрянь было оружие. Была бы секира, её бы взял. Да, не было выбора. Что уж было предложено.
Допплер с досады рыкнул. Сплюнул бы, как и тогда, когда копался в куче хлама и выбирал, но слюны во рту не было. Пересохло всё ещё с его пробуждения.
То ли услышав его, то ли сама додумалась - девочка отступала.
"Умница, милая" - не подумал, лишь хотел было, да стало некогда.
Рёв медведя заставлял ноздри раздуваться, втягивая громко воздух.
- Ыыаа! - досада воплем вырвалась.
С лап медвежьих закапало. Жиденько. Не струёй пошло, белый песок делая алым. Что это - капельки. Значит не судьба. Защититься от сети наверняка в него летящей он не успеет.
"Чтоб ты подавился своей рухлядью, харя твоя эльфийская!" - сердце бухало, - "мать твою в темечко".
Только и смог, что поднять пику, в надежде поймать летящее и успеть обернуться.
Но тут это не стало надобно.
Медведь, словно взбесился с удара. В сторону бросился. Тут и дварф с ума сбрендил.
Хотя... Нет, не сбрендил.
Остроухий всё-ж таки подавился. Своим же, и судя по тому, как прошло насквозь, расщепляя кресло за спиной остроухого - качественным оружием. Сбылось желание допплера.
Чтоб ещё загадать-то. Может сбудется?
Пока крутили ретиария, Охре к Вил метнулся. Загадывая, чтобы о них подзабыли сейчас. Хоть на пять минут, да не вспомнили. Может хватило-б ему. И они бы скачки устроили.
Но на подавившемся дармовщина закончилась. За остальное, кажется придётся заплатить сполна.
На руках Рейнеке полыхнуло и отнюдь не празднично.
Остановился допплер от девушки в пяти шагах. Знал, что там вспыхнуло допплер. Ранее такое угощение пробовал. До сыта.
Шкура Охрэ передёрнулась. Заныло под ложечекой. Засосало в поддыхе по-чёрному. Вопль плюгавого об Империи и не расслышал. На пламя в руках его пялился. В ушах звон цепей гремел.
С хрипом выходило из горла дыхание. По спине катили крупные градины.
Да, лучше сдохнет он! Мысли прыгали.
Пальцы сжали древко, поперёк тела поднимая. Глаза с усилием от рук мага отвёл, на девочку глянул - улыбнулся криво, перекошено. Шагнул в сторону, чтобы стоять меж ней и медведем. А там, глядишь не до неё будет Рейнеке.
С лап медведя всё ещё капало.
То, что случилось сейчас непонятно было допплеру. Расслышал про "сложить оружие". Снова на огонь в ладонях Асальда уставился. Набыченно.
Древко глухо упало в песок. За рёвом бурого и вовсе беззвучно. Всё было молча. Нечего было говорить.
Оставалась ждать. Только чего?

[AVA]http://sa.uploads.ru/EYKUo.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-02 23:28:14)

+1

22

Когда девушка уперлась лопатками в решетку и поняла, что пятиться дальше некуда, дварф воткнул трезубец в эльфа. Казалось, что ничего кроме хруста кости и звука удара острия в дерево не было слышно, вокруг Птицы будто образовался вакуум, медведь рычал где-то далеко, охранники кричали из других комнат, а шар сжимался, приближая барда к мертвецу, давая возможность насладиться зрелищем. Вил тряхнула головой, избавляясь от навязчивого ощущения. Еще мгновения она смотрела на совсем недавно зевавшего остроухого, потом опустила взгляд на Рейнеке, который кричал:
- Никому не дви… - дальше голос снова терялся.
Уже сползая спиной по стене и выпуская из пальцев меч, Ротейм судорожно пыталась сообразить, что произошло; песок едва ощутимо отпружинил, когда девушка вытянула ноги и опустила руки. Происходящее долю секунды тянулось невыносимо медленно, вот Охре двигается в ее сторону, медведь беззвучно разевает пасть, рефери снова кричит, охранники дергаются и плывут, как насекомые в густой похлебке. Авилия понимает, что еще немного и потеряет сознание то ли от страха, то ли от волнения, поэтому с силой щипает себя за бедро и вздрагивает от боли. Коленка рефлекторно дергается, звуки возвращаются сшибающей волной, все снова происходит слишком быстро.
Ладони Асвальда вспыхнули, по крайней мере, так показалось Птице, она снова дернулась, еще одной волной вернулись все запахи - в нос шибануло отвратительно-сладковатым кровавым, потом вернулась вонь оборотней, сухой запах песка. Все смешивалось и пульсировало в голове, теперь девушке грозил обморок от переизбытка эмоций. Она была рада, что бой закончился и они с Охрэ живы, но ужасно боялась того, что будет происходить дальше – ариев опасалась на подсознательном уровне. Следующим, что увидела Вил было копье, которое отпустил оборотень, она уставилась на него абсолютно безэмоционально, продолжая поглаживать кончиками пальцев светлый песок. Нужно было как-то начать соображать. Сознание подкидывало несвязные воспоминания, вроде слов Рейнеке об Империи, моментов странного поведения ныне покойного эльфа и собственном желании сбежать, но мысли сталкивались с мозговыми тканями и рассыпались, после снова срастались и рассыпались, и так до бесконечности.
«Возьми себя в руки!» - девушка упрямо нахмурилась и вцепилась короткими ноготками себе в бок там, где кожа более чувствительна. Через пару болевых вспышек она уже могла здраво оценивать ситуацию, при этом решила никуда со своего места не двигаться и смотреть, что будет дальше.

Отредактировано Авилия Ротейм (2015-02-04 15:30:43)

+1

23

Охотнее других на приказ Рейнеке откликнулись стражники - так и замерли, самым что ни есть парадным образом - навытяжку. Воцарилась тишина. Медленно, очень медленно переводя осоловелый взгляд с одного стражника на соседнего, Рудик-ретиарий, оборотень-дварф, воспользовался случаем - прочистил горло, смачно выругался и смачно высморкался, безупречно точно отправляя ком желтой желчи, избыточность коей в организме по сей день и от недр веков свидетельствовала о скверном нраве и дурном темпераменте, на ближайший сапог.
— Какого хрена? - впервые от начала вампуки членораздельно заговорил он. - Что происходит?
Ничего хорошего, - поспешил ответить судья на поле, беспристрастный арбитр и просто Рейнеке, Асвальд Рейнеке, глава разведки Величайшей Империи, - убийство и предположительный бунт. Никем не санкционированное, самопроизвольное с наигубительнейшими последствиями освобождение от метафизических уз, предпринятое с целями, осмелюсь предположить, естественно бытового характера, а именно - сокрушения вполне осязаемых, физически-металлических оков.
Желваки на скулах ретиария вспухли, покрылся испариной лоб.
— Что-о-о?
Ваш господин мертв. Милейший, дражайший, достопочтенный господин Альвер Альт’Рээн, скажу бесхитростно - подох, - пояснил Лис Императора, после чего позволил себе улыбнуться - по крайней мере продемонстрировал зубы и небольшой участок десн.
In commune bonum, я имею полное право прекратить деятельность сего многоуважаемого заведения, опечатать имущество и распорядиться о проведении расследования, очень пристрастного и беспредельно пристального. Каковое невозможно, разумеется, без сбора первичной информации, а именно опроса свидетелей. Начать предполагаю с этих троих, - продолжал улыбаться Рейнеке, взглядом указывая на девчонку, допплера и Николку-медведя, который, в свою очередь трагически взвыв, доказал всему мировому сообществу, что он в общем-то никакой не медведь. Хмуро, исподлобья, насупив брови, на Лиса Императора смотрел поджарый, побитый жизнью и временем мужик.
А поскольку всем выше означенным для восстановления благоразумия и чувств требуется время, всех выше означенных распоряжаюсь освободить. Временно. Под мою ответственность и под мой контроль. Что скажете, господа свидетели? Возражения есть? О, не подумайте! На все четыре стороны я вас не отпущу, вовсе нет. Вы отбудете со мной в Аверну, прекраснейший из городов, алмаз в короне нашей Величайшей Империи. На раздумья - минуту. До отбытия - час.
Густо-зеленые глаза Рейнеке поблескивали. Видит Бог, это был наичудеснейший план.

+1

24

Охрэ дышал громко. Охрэ дышал сильно. Мышцы на плечах и груди ходили ходуном, как и желваки на лице. По спине всё катилось. Крупными градинами. Такие же - крупные - сидели на блестящей лысине. Пальцы сжимались и разжимались в кулаки. А маг всё говорил и говорил. Всё умные, порой непонятные слова говорил. С улыбочкой. Взвыть хотелось: Да, перестань ты уже изгаляться-то. Прибить хочешь, так тут и прибей, чего измываешься. Душу тянешь... Ах, да. Ведь нечисть она бездушная.
Допплер ждал. Допплер умел ждать. Умел выжидать. Умел прятаться. Если хотел. Но бывают времена, когда не спрячешься, даже если есть такое желание. Сейчас оно было. Было желание, а возможности не было. Потому было страшно. По настоящему.
Плюгавый заговорил о свидетелях. О чём это он?
Допплер слушал Рейнеке, а смотрел на медведя, который был не медведь вовсе, а мужичонка потрёпанный, что судя по виду совершенно недоволен был положением. Ни своим, ни друга. Хотя своё его видно устраивало больше, чем ретиария. Охрэ посмотрел на скованного драфа. Свидетели...
"Да, о чём ты говоришь, морда твоя магическая? Какие свидетели? Чего?" - Охрэ всё не мог понять, почему Рейнеке говорит так словно оправдывается. Нет, не словно он курёнка в хлеву спёр и пойман был, а так, будто разъясняет кому-то, что-то нужное. Кому? Так кто свидетели? Доппельгангер посмотрел на Вил.
"Девчонка в почти бессознательном состоянии? Я, который не думал в тот момент ни о чём кроме, как выжить, потому и не понял ни черта? Или медведь? С животины-то какой спрос? А может ретиарий?"
Взгляд допплера прыгал соответственно мыслям. Стоило было только задуматься и страх прошёл. А может спрятался. Но думалось отчаянно. Очень быстро думалось допплеру.
"Стоп" - Охре во все глаза смотрел на Асвальда, - "о ретиарии речи, как свидетеле не было".
Доплер осматривал охранников. Поднял голову и смотрел почти на каждого.
"Сколько их? А сколько Рейнеке? Да, и вёл себя ретиарий растеряно, словно очнулся. Совершенно не понимающе. Так, словно не знал он, кто убил остроухого. А есть ли за остроухого мстители?"
Кому рассказывал Рейнеке? Чего они свидетели?
Времени не было.
Было согласие.
Хотя и насмешкой казалось, что спрашивают, Охрэ отчётливо кивнул головой. Пот на спине и лысине высох.
[AVA]http://sa.uploads.ru/EYKUo.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-11 20:51:15)

+1

25

Сознание прояснялось, но ясности это совсем не добавляло. Ощущение было, что Вил наблюдает театральную постановку, как в детстве на базаре, когда разодетые артисты разыгрывали разнообразные сценки, только в этот раз сценка была намного правдоподобнее. Птица словно наблюдала все со стороны, разнопланово и красочно, пока Рейнеке не задал вопрос, относящийся непосредственно к ней с Охрэ. Скорее, то был не вопрос, а утверждение, непонятно для чего произнесенное с вопросительной интонацией. Выбора, понятное дело, не было. Бежать после демонстрации способностей ария как-то расхотелось, точнее, хотелось, но инстинкт самосохранения вовсю протестовал.
Ротейм беспомощно посмотрела на оборотня. По его напряженной и взмокшей спине не сложно было понять, что мнения их относительно побега сходятся. Не время. А потом пришло понимание. Авилия будто заново услышала все слова, сказанные Асвальдом.
- Слуга Империи, конечно. – она тихо несвязно бормотала, поднимаясь с песка, - Ну конечно.
Чуть больше, чем за минуту, девушка решила для себя несколько простых вещей. Во-первых, Империя благоволит к законопослушным гражданам. Во-вторых, она более чем законопослушна и ни разу ничего плохого не делала, к тому же, из семьи честных торговцев. В-третьих, учитывая первые два факта, простому безобидному барду наверняка ничего не грозит. Слабость в теле незамедлительно сменилась относительной бодростью и приподнятым душевным состоянием. Вил была уверена, что теперь она в безопасности. По крайней мере, пока находится под контролем вышеупомянутого слуги Империи. Однако, ноги слушаться не спешили, и Птица неровно заковыляла к Охрэ, стараясь не повалиться, особенно вниз лицом. Насколько благосклонно к ней будут относиться, не было даже малейшего представления, но попытаться стоило:
- Никаких возражений, сеньор. – максимально ровным голосом и учтивым тоном отозвалась девушка, - Позвольте только умыться и найти свои вещи.
Она осторожно тронула оборотня за запястье в первую очередь, чтобы не упасть, уже во вторую надеясь, что он не сделает ничего, что может вынудить мага применить силу. Никаких сомнений относительно правильности происходящего не возникало, раз представитель Империи так говорит, значит так надо. Охранники, опустившие оружие и присмиревшие были, похоже, согласны полностью, а вот мужчина рядом нет. Птица коротко глянула на оборотня, ожидая дальнейших указаний Рейнеке. Дальнейшие судьбы остальных участников представления - а именно бывшего медведя и убийцы эльфа - ее не особенно интересовали, учитывая собственное положение.

+2

26

Николка-медведь схватился за голову.
— У-у-у-! - подвывал он, пряча узловатые пальцы под черными, сальными космами. - Ну что ты наделал, башка твоя безбородая! - «Башка безбородая», машинально отметил про себя Рейнеке, среди адептов «Культа Спящих Братьев» жутчайшее проклятие. Еще похуже, чем людское обвинение в отсутствии мужских половых признаков, а вместе с ними, полагается, - самого мужества. - Опять нанюхался? Опять нанюхался?
С каждым мгновением понималось все отчетливее - идти своим ходом Николка-медведь не сможет. Причиненные допплером раны - широкие порезы под икрами по-прежнему кровоточили. Лицо Николки бледнело с каждым мгновением. Вот - белое, а вот - восковое, желтое.
Николка упал. Рудик молчал. С подиума на арену спрыгнули двое охранников.
Не стоит беспокоиться, я сам, милсудари, - упредил порыв подхватить гладиатора под руки Его Лисейшество. - Я помогу. Негоже по-зверски обходиться с... ценными свидетелями, - улыбнулся Асвальд Рейнеке, переводя взгляд на девушку. - Разумеется, вы умоетесь, моя милая. И не нужно вам искать никакого имущества. Весь причиненный вам ущерб - обещаю клятвенно! - вам возместит Империя. Слово Лиса, то бишь мое - Асвальда Рейнеке.
Закончил Его Лисейшество и явно не без труда подхватил оборотня. Оборотень по странности не противился.
Насколько я понял, - продолжал глава разведки Величайшей Империи, - ваш друг, дварф, не гнушался так сказать... допинга?
Николка молчал. На песок капало.
Это печально. Это трагедия. Но объясняет многое.
У ворот, ведущих в коридоры, Рейнеке передал оборотня охранникам. Пройдя в карцер, вернее в переоборудованную из него уже знакомую оружейную, замедлился.
А вы двое, - заговорил Лис Императора, убедившись, что остался наедине с пленниками. - Сейчас мне поможете. Я сотворю портал. Даже два. В один помчишься ты, доппельгангер. Помчишься так быстро, как только сможешь, попутно благодаря Господа за... монструозное, нечеловеческое везение. Ты, моя милая, останешься. А почему? Потому что кто-то должен остановить кровотечение, - рядом с допплером вспыхнул портал, в левой руке Рейнеке блеснуло лезвие... И тут же ударило под ключицу. Кровавое пятно расплылось по рубахе Его Лисейшества. - У тебя пара секунд, допплер. Моя рана не смертельная, а чтобы сжечь тебя, руки мне не требуются...
Лицо Рейнеке бледнело. Бледнело в точности, как недавно бледнело лицо Николки-оборотня: вот - белое, вот - восковое, желтое. И только оспины не менялись в цвете - темно-лиловые.
А второй портал, думал глава разведки Величайшей Империи, решит ее будущее, девушки-певуньи, то ли похожей, то ли непохожей на мать Рейнеке - то ли Линду, а то ли Лидию. Трудно сказать.

+2

27

А Птаху-то шатало милую. Зашуршал за спиной песок, и прохладные – её – пальцы его руку тронули. Мысли по прежнему прыгали блохами. Но не дёрнулся, не рванулся. Словно понял Птаху с касания. Чуть обнял рукой, придерживая, немного за себя пряча. Чтобы в случае резкого прыжка на спине могла оказаться. А чего, на верблюде хмельная удержалась, так и на скачущем прочь допплере сможет.
«Держись, девочка, скоро решится всё».
А на белый песок капало. Странно было. Вроде оборотень, а раны не затягиваются. Допплер пристально оглядывал присутствующих. Охрэ совершенно не верил Рейнеке. Понимал, что идёт представление, в котором доппельгангера место совсем крайнее, примерно пятого в четвёртом ряду дерева. И совершенно допплеру было плевать на империю, про которую вдруг нести стали все поголовно. Это его совершенно не трогало. Асвальду же не верилось абсолютно.
И пока подставлял своё плечо Рейнеке под падающего оборотня, допплер рылся пальцами в своём поясе. По спине снова потекло каплями. Успеть бы, пока не заметили. Крупные пальцы личины Эвана путались в широком, перекрученном кожаном, но всё же умудрились, достали, и ладонь сжала круглое.
Пока шли коридорами, да в комнатуху входили, в которой брали оружие, то сунул кругляш в ладошку девушки, которую так и приобняв, вёл с собой рядышком. Сунул и ладонь её в кулак сжал, обнимая своей рукой. На неё не смотрел. Лишь одними губами шепнул.
- Сбереги,  - и шагнул от неё  в сторону, оставив в кулаке девушки золотую монету. Старинную. С полустёртым изображением и надписью, словно стёсанной. Он по прежнему не верил Асвальду. Особенно, когда тот их с Вил разлучил. Приособенно, когда увидел алое.
Везение говорит. И издевается.
Зубы допплера сжались. Дёрнуть бы сейчас Птаху за руку, в мерцающий прямоугольник проваливаясь. И дёрнул бы. Да, только про «сжечь» верил Охрэ плюгавому. Этот спалит обоих и не поморщится. Он пристально смотрел в бледное лицо Лисейшества. Затем перевёл взгляд на девушку. На секунду расплываясь дрожащим маревом.
Раз - секунда успела закончится.
На Вил и Асвальда глянуло лицо совершенно не бледное, а оспины остались прежними, как и волосы - рыжеватые с проседью, и глаза – совершенно зелёные, из которых один успел подмигнуть Птахе.
«Береги монету, девочка. Ещё встретимся».
Доппельгангер-Рейнеке исчез в портале, придерживая обожжённой рукой штаны. На пять размеров больше нужного.
Два – вторая секунда кончилась.

Отредактировано Охрэ (2015-02-25 21:11:21)

+1

28

Девушка последовала за рефери и оборотнем, которому была безмерно благодарна за поддержку. Хоть ноги и стали понемногу слушаться, все равно колени норовили расслабиться в любой момент. Она боязливо отшатнулась от охранников, не поднимая на них взгляда. «Неужели все закончилось?» - мысленно спрашивала себя бард, но подсознание нашептывало, что все только начинается. Было предчувствие, Вил не могла разобрать чего именно, но оно было так же ощутимо, как пальцы оборотня на ее ладони. «Что?» - она вопросительно посмотрела на Охрэ, потом на собственный кулак и кивнула. А потом заговорил Рейнеке.
В присутствии старого знакомого Птица чувствовала себя намного увереннее, но ему нужно было бежать, и девушка была этому даже рада. От его перевоплощения невольно вздрогнула, но что до сих пор пугается, виду не подала. "Удачи" - а чего еще можно было пожелать? Ротейм посмотрела на Асвальда, который становился все бесцветнее, в голове мелькнуло глупое: «Интересно, кто из нас бледнее?». Немного запоздало, все еще не сосредоточившись полностью, Вил заметила кровоточащую рану мага.
- Тут же нет ничего чистого, - она беспомощно осмотрелась, зрачки расширились от очередной порции адреналина – такого поворота событий она совсем не ожидала, - Нет перевязочного материала, даже воды.
Пальцы девушки беспокойно задергались, в нос снова ударил запах крови, привыкать к которому совсем не хотелось. Авилия на секунду попросила Всевышнего сделать так, чтобы все происходящее было только сном. Она хотела проснуться на том самом дереве в лесу, где засыпала несколько дней назад. Но алый цвет неторопливо, будто ленивое пламя, расползался по плечу и груди слуги Империи. Вряд ли такое реалистичное зрелище могло присниться.
Птица вопросительно посмотрела на второй портал и снова на Рейнеке. Странно, но паника больше не сковывала, наверное, дальше было уже некуда. Если жестокость девушка видела и раньше, то любое проявление магии было для нее в новинку, к которой относиться с доверием как-то совсем не получалось. Она ждала решения.

+2

29

Ценность собственной жизни и собственного достоинства не в последнюю очередь диктуется той ценой, которую ты готов за спасение этой жизни и этого достоинства заплатить. Судя по прощальному жесту допплера, свою собственную жизнь он не ставил ни в грошь, чего никак нельзя сказать о достоинстве Рейнеке. С легкой завистью Его Лисейшество вынужден был констатировать: к обеспечению комфортных условий содержания упомянутого достоинства допплер подошел с той самой развязностью, которую по причинам государственного характера, в том числе необходимости соблюдать дресс-код, Его Лисейшество никак себе позволить не мог. В связи с чем и до скончания эпох вынужден был мириться с некоторым, так сказать, «стеснением»... первым делом в груди, разумеется, а также в области порток. И ничего не попишешь, признавал Рейнеке. Всеобщее спокойствие требует равенства, а чем больше твое достоинство - тем явственнее общественный дискомфорт.
Портал схлопнулся. Все, что осталось от допплера - кругляк в руке девушки и стойкий запашок.
Ничего страшного, моя милая, - ухмыльнулся Рейнеке. - Эта передряга - сущее ничтожество в сравнении с теми, где мне доводилось бывать.
Второй портал переливался ультрамариновым. До Рейнеке донеслись шаги стражников. Вот тогда Лис Императора обмяк, тяжело навалившись на представительницу милейшей профессии, начал заваливаться вбок:
Нападение! - кричал Лис Императора. - На меня напали! Оцепить здание! Я ранен! Мне нужно наверх!
А более слов не требовалось. Схватив девчонку за руку свободной рукой, глава контр, внешней и внутренней разведки Величайшей Империи шагнул в портал.
В воздухе пахло кровью. В целом, типичные для такого заведения запахи - кровь, моча и песок.

Портал перенес их в столовую. Ту самую, которая еще хранила следы недавней трапезы - точно также пахло овощами и фруктами, точно также ветер колыхал забытый на тарелке Его Лисейшеством маринованный капустный лист.
Вот и все, - подал голос маг. - Для тебя все закончилось. Поздравляю, моя милая Авилия, теперь ты снова свободный человек. К слову, можешь не беспокоиться: рана пустяковая. До смерти заживет, - ухмыльнулся Лис Императора. - Ты только оглядись вокруг! Какая роскошь! Какое расточительство! Все-таки дьявольским распаскудником был этот Альвер Альт’Рээн. И наверняка дурил гладиаторов наркотиками. Очень, ну очень нехороший был... человек, - продолжал улыбаться Рейнеке. - Однако прошлое прошлому. Видишь ли, какое дело, его смерть спасла тебе жизнь. Думаю, самое время поговорить о будущем...
Вампука подошла к финалу, тем не менее визит в Аверну придется отложить.

+2


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Спортивный интерес


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC