Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив незавершенных эпизодов » Чем черт не шутит.


Чем черт не шутит.

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

Кажется, Птаха слегка успокоилась. Или это можжевеловка сделала своё дело? Допплер уверен не был, но всё же резких движений старался не делать. Хотя какие там резкие. Жгучая жидкость из бутылки делала движения плавными, какими-то плавающими. Вил сидела на бочке и так же как он бормотала что-то невнятное.
- Ну, не человек. И что же теперь? Орать? Вилы ещё возьми или факел, - вздохнул и взял из рук девушки булыль, щедро глотнул ещё раз и вернул бутылку обратно, - ну, считай это чем-то вроде огромного пятна родимого на моей роже... ну вы же на таких не пялитесь? - и покачал головой, - а нет, пялитесь.
Охрэ вздохнул, вспоминая на какие ему вопросы ещё нужно ответить. Ну не умеет он людей успокаивать. Не приходилось.
"Лошадь?" Он непонимающе смотрел на девушку, - "Ааааа... лошадь! Но она же в конюшне... Не здесь. Здесь верблюд! А где он?"
Доплер тяжёлым взглядом обводил сарай, девушку, бочку. Его тело стало расплывчатым и через мгновение перед Вил сидела сама Вил в огромной, падающей с плеча рубахе. Он задумался, как же ей объяснить - кто такой верблюд. Было сложно. Охрэ несколько раз открывал рот, рисовал руками какие-то фигуры в воздухе, чаще они напоминали пики гор, один раз были похожи на какую-то спираль. Сам себе Охрэ напоминал дурного мага, забывшего как творить заклинания, во всяком случае бормотал он так же.
- Это какой... вот такой... конь... с горбами, - смутно понимая, что он сейчас несёт чушь, допплер закрыл рукой лицо, - с мордой овцы...
В глубоком разрезе рубахи виднелась девичья грудь. Охрэ уставился на себя и поднял на Вил полный озарения взгляд.
- Во! Горбы! - он огибал грудь ладонями и счастливо восклицал, - во! Такие! У коня! Верблюда! На спине! Но спизд…крали! Не горбы - верблюда! Нужно найти! И в клетку его.
При упоминании Вил клетки, в его голове созрела шикарная мысль и Охре, придерживая спадывающие штаны, сдёрнул с клетки полог. Ну, как сдёрнул. Сил личины не хватало и Охре повис на сползающей тяжёлой ткани.
Полог медленно стягивался, постепенно открывая взгляду жующее двугорбое животное, мирно лежащее в клетке.
- Верблюд...
[AVA]http://sf.uploads.ru/4pLvC.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-01-06 23:50:43)

+1

22

Пока оборотень отвечал на вопросы, которые девушка уже забыла, но на автомате продолжала бормотать, как заведенная, комната расплывалась. Все кружилось, было жарко и непривычно бодро, Вил с трудом повернула голову и сфокусировала взгляд на Охрэ, который тоже покачивался, и увидела себя. Бард застыла, снова округлив глаза, хохотнула, покрепче обняла бутылку, которую до этого не совсем удобно держала.
Ее отражение продолжало говорить про какую-то овечью морду, девушка невольно пощупала свои губы – не шевелятся ли. Зеркала раньше видела, да и в воду смотрелась, но, насколько она помнила, ни вертикальной лужи, ни зеркала в сарае не было. Тем более, говорящих. Когда отражение стало объяснять про грудь на спине, Вил так же, не замечая собственных действий, проверила на месте ли ее собственные «горбы», все было на месте, она с облегчением выдохнула.
- Верблюд?..
На всякий случай повторила, убеждаясь, что она и отражение не одно целое, что она не сошла с ума и не умерла, а теперь видит все со стороны. Убедилась и громко икнула от удивления, поняла, что бутылку лучше отложить, поэтому бережно, чуть не свалившись с бочки, поставила сосуд на пол. С трудом поднявшись и покачиваясь, Птица последовала за отражением, наблюдая за тем, что оно делает. Приходилось присматриваться к сложно различимым и покачивающимся предметам на полу и держаться за постоянно убегающую стену. Когда покрывало, наконец, сползло до конца и позволило увидеть содержимое клетки, девушка снова икнула, прикрыла рот ладонью.
- Лошадь горбатая, вот ведь… - пробормотала бард, приближаясь к прутьям, - И цвета какого странного.
Верблюд повернул к ней голову, глянул без особого интереса и вздохнул, поднимаясь на кривые несуразные ноги с распухшими коленями. Ротейм отшатнулась, как маленький ребенок глазея на животное:
- Вот это да… - еще раз икнув, заявила Вил и вздохнула. – Где же ты его взял?
Пока одна часть мозга осознавала факт существования такого неуместного животного, вторая решила принять факт того, что оборотни вполне реальные существа и, видимо, не сильно опасные. По крайней мере, выглядят менее странно, чем это непривычно пахнущее, которое называется верблюдом.

Отредактировано Авилия Ротейм (2015-01-11 19:05:43)

+1

23

Вместе с тканью сползал он, а с него сползали штаны, размерами отличающимися от размеров Вил. Этого он не хотел. Совсем. Тело вновь заплавало, возвращая формы Эвана.
- Ты красивая, - Охрэ посчитал, что сделал комплимент, ему быть Вил очень даже понравилось. Было очень весело и пьяно. Только штаны спадывали. Он завязал тесёмки, удерживающие штаны на поясе. Крупные пальцы долго путались в петлях, но наконец справились. Охрэ поднялся с пола, отошёл за бутылкой и, покачиваясь, подошёл к Вил. И правда было весело - верблюд встал и переминался с ноги на ногу. Потому губы допплера растянулись в улыбке, он икнул и развёл руками.
- А я вот, страшный, да? Но верблюд же тоже.. ик, не красавец , - как-то неуверенно он спросил и посмотрел на Птаху.
Та разглядывала верблюда.
- Сам поймал я, - он хлопнул себя ладонью по груди, - я ж охотник! Вот!
Охрэ полез на телегу и скинул на пол доски из которых обычно делал для верблюда помост по которому тот спускался. Затем допплер спрыгнул, верней вывалился с телеги и сам. Верблюд жевал, вздыхал и смотрел сверху. Кажется он устал быть на одном месте и топтался возле дверей клетки, уже зная, что означают доски, которые ставил Охрэ.
Почему это цвет странный?
Охрэ возмутился.
- Хороший верблюжий цвет!, - нужно передохнуть и сделать глоток, - он как песок, как барханы в Харматане.
И он снова изобразил руками какие-то волны, затем отпил из бутыли и снова сунул её в руки Вил.
- П-подержи-ка...
Наконец он вывел животное. Верблюд важно опустился по доскам. Почти полутонная громада нависала над девушкой и дпплером. Горбы, что так наглядно недавно показывал охотник, предстали во всей своей красоте - заканчиваясь почти в трёх метрах от пола. Допплер облокотился локтем на брюхо животного.
- Покатаемся?
Он гыгыкнул и вдарил своей большой ладонью по верблюжьей заднице. Животное, что было потянулось к рукам Вил в поисках чего-нибудь съестного, осело, становясь сразу ниже. Ни о какой конспирации пьяный допплер совершенно уже не думал.
[AVA]http://sa.uploads.ru/EYKUo.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-01-08 21:44:54)

+1

24

На оборотня Вил внимания почти не обращала, только рассеяно кивнула на комплимент и удивленно подняла брови, когда узнала, что Охрэ поймал это животное сам. При упоминании о Харматане, в голове всплыли какие-то отдельные картинки, видимо, Птица бывала там с родителями, но сейчас вспомнить этого не могла совершенно, оно и не надо. Запоздало девушка вспомнила про вопрос:
- Вы оба красавцы, - рассеяно посмеиваясь, она пыталась пощупать шкуру верблюда, дотягиваясь через прутья клетки, - А куда у него?..
Она не договорила, стала наблюдать, как мужчина ставит доски. Горбатая лошадь оказалась очень высокой большой при рассмотрении близи, и бард попятилась, пока не прижалась спиной к стене сарая. Особого интереса зверь все равно ни к чему не проявлял, только казался уставшим и грустным. Он повернул голову к девушке и неторопливо подергал ушами, выражение его морды можно было перевести как «есть че?» Ротейм снова начала хихикать, не в силах себя контролировать, печальные черные глаза без особого интереса ее рассматривали, а огромный нос, похожий на овечий, собирался обнюхивать. Не подумав, что верблюд может и укусить, Птица протянула ему ладонь.
- А куда ему седло надевают? – она вопросительно подняла брови и посмотрела на Охрэ, все еще не представляя, как на этом можно кататься, - Он же не это… Не ездовой! – бард снова икнула, - Да и здоровый, вон какой!
Забывая о том, что руки движутся уже самостоятельно и отдельно от тела, Птица задрала правую, показывая что-то непомерно громадное по ее мнению, снова икнула. Стена сарая служила удобной подпоркой, и о равновесии можно было не беспокоиться.
- Если взять лошадь и поставить на нее жеребенка, то получится почти такой же!..
Все еще удивленная, она жестами пыталась показать объемы и схему соединения бедных копытных, все еще хихикая и периодически икая. Решив, что объяснения бесполезны, да и забыв уже, что старается построить в своем воображении, горестно вздохнула и честно призналась:
- Я не умею на таком ездить. – печально поглядела на мужчину, разведя руками и, совершенно искренне расстроившись, пожала плечами.

+1

25

- Куда седло... куда... - он солово осматривал животное, - ну, знаешь... не ездовой. Ездовой ещё какой, - выставляя вперёд челюсть и дёргая головой вверх, допплер тянул время.
Куда тут засунуть седло, он и вправду не знал. И не интересовался никогда. Даже не задумывался. А сейчас не думалось совершенно.
- А зачем ему седло? - допплер задумчиво отпил из поднятой с пола бутылки, - ему и не нужно седло. Что он, лошадь что ли? Он верблюд!
Охрэ возмутился, да и обидно было за своё животное. Ну и пускай, что оно не своё, а на заказ. Допплер молча ворчал про себя, снимая с воротин деревянную перекладину-засов. Он что зря по песку в жаре бегал?
- Да, и вообще - дарёному коню, то есть верблюду горбы не считают. 
А то ишь ты, то цвет её не устраивает, то езда. Ещё не ездила, а уже не устраивает.
- Не умеешь - научим! - рявкнул он, громко вздохнул и подхватил Вил, усаживая её меж горбов.
Животное тут же потеряло свой лениво-равнодушный вид. Верблюд был совершенно не домашним. Охотник отловил его глубоко в пустыне и на родине двугорбый видал людей разве что издалека, а уж под всадником и не ходил вовсе. За время путешествия к Охрэ он притерпелся, да и не шибко-то с ним поспоришь - даст громадной ладонью за вторым горбом, только зад проседает. К тому же и еда приходила из рук этого человека. Да и устало животное от долгого путешествия. Потому ни норова, ни дикости своей не проявляло. Но стоило Вил очутиться на необъезженной спине, как харматанский нрав взял своё и верблюд взбунтовался.
-Хороший верблюд. Почти новый, - допплер перекинул поводья через голову и горб, пытаясь сунуть их Вил в руки, - и здоровый. Это да.
Последнюю фразу Охрэ произнёс гордо и уже лёжа. Верблюд мотнул башкой, пихнул допплера, всхрапнул, вздрогнул мощным телом и рванул в ворота, с которых допплер снял засов. Ворота открылись и двугорбый сиганул на свободу. Охотник пьяно икнув смотрел вслед отбывающей Вил.

[AVA]http://sa.uploads.ru/EYKUo.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-01-14 18:46:26)

+1

26

Перемещение с пола на спину огромного животного показалась Птице волшебным путешествием, потому что с непривычки к крепкому алкоголю мир все еще качался и норовил упасть. Так же и девушка, не сразу сообразив, что надо делать, чуть не съехала со спину верблюда в сторону и обратно на пол, только на этот раз лицом. Рефлектора она сжала бока горбатой лошади, как делала это сидя на обычной. Бормотание Охрэ витало в воздухи и окружало голову барда, влетая в одно ухо и вылетая из другого. Когда дикий зверь зашевелился под ней, Вил громогласно икнула, пытаясь схватиться хоть за что-нибудь, очень удачно под руками оказался горб, а потом и поводья, которых «ездовой» явно не слушался. Чувствуя, как мир снова ощутимо дрогнул, только на этот раз на самом деле, Ротейм беспомощно смотрела на удаляющегося оборотня:
- Надо сначала нау… - она пригнулась, чтобы не потерять голову благодаря верхней балке ворот, - Научить сначала надо, а потом сажать!
Видимо, мужчина уже не очень слышал, что кричит Птица, потому что верблюд очень бодренько бежал по мостовой, пугая прохожих и укачивая наездницу. Догадавшись, что можно хотя бы попытаться управлять животным, Авилия потянула поводья на себя, на что получила громогласное недовольное и грозное фырканье – верблюд побежал еще быстрее.
Ощущения у сидящего между двух непонятного назначения горбов, прямо сказать, не самые лучшие. Огромное животное качало сильнее, чем лошадь, а вместе с ним качались отличительные от нее - лошади - черты. Держаться за него ногами было сложнее, особенно без седла и стремян, зад испытывал весьма заметный дискомфорт.
- Милый, ну куда ж ты… - начала бард ласково уговаривать своего мучителя, - Давай хоть помедленнее.
Ее голос дрожал от неровного шага, а мимо проплывали испуганные лица подвыпивших прохожих, которые – Вил могла поклясться – бросят пить после такого зрелища. Пятки с песочного цвета боков постоянно соскальзывали, приходилось держать в напряжении все тело, но девушка не унывала:
- Родной, ты хоть вернись потом туда, откуда приехали, - она до рези в глазах всматривалась в дома, пытаясь определить свое местонахождение, - Давай, дорогой, поворачивай.
Бард потянула поводья в сторону, и верблюд на удивление послушался, может, потому что сам понял, что заблудился.

+1

27

Среди погонщиков верблюдов в Харматанской пустыне была такая забава. Сесть на верблюда, чтобы прокатиться, стоило всего ничего, можно сказать, что за спасибо. А вот, чтобы слезть с животного, за это брали дорого. Высота сидящего - и тут Вил была совершенно права - ровнялась почти двум высотам лошади. Пойди, слезь с такой горы.
"Спёрла!" - внезапная мысль осветила мутную голову допплера.
Охрэ смотрел вслед и не верил собственным глазам. Девушка уводила верблюда и тот бежал совсем не медленно, а так, что только раздвоенные копыта мелькали.
- Э-ээй! Стоой! К-кудаааа? - допплер поднялся и выбежал следом за всадницей, - верни верблюда!
Его не услышали, верблюд в прискочку переставлял узловатые ноги и удалялся, скрываясь за поворотом.
- Вот же конь горбат-тый, - икнул Охрэ, стягивая рубаху.
В шкуре крупногабаритного Эвана, ускакавших было не догнать. Однозначно.
- Вот же морда овцы! - он снял штаны и отправил их следом за рубахой в телегу.
Его пошатывало. Он разбежался, расплываясь на ходу, прыгнул и земли уже коснулись четыре мощные лапы.
Что может быть хуже пьяной, громадной собаки? Только пьяный допплер в виде громадной собаки. Скачки пса были странными, его передние лапы слегка отставали в движении от задних, от чего он иногда перекувыркивался через собственную голову.
Запах от верблюда был мощный, даже захоти Охрэ, не потеряешь и допплер зигзагообразными скачками нагонял беглецов.
Он их обнаружил на третьей улице, верблюд потеряно брёл меж домов. Отчего Охрэ подумал покричать Вил, что он здесь, допплер потом не понял, но подбегая к всаднице он крикнул: "Птаха! Я тут!"
- Ввоф-ввофф, - прогафкал мастифф.
Верблюд, оживлённо поднял морду. Увидев несущегося на него огромного пса, он развернулся и помчался прочь. Охрэ добавил скорости и, нагнав, ничего не придумал лучшего, как прыгнуть. Челюсти сомкнулись на крупе животного. Верблюд присел, скакнул и, взревев, помчался.
Если редкие прохожие после проскакавшей Вил ещё не бросили пить, то после зрелища скачущего верблюда и вцепившегося зубами в его зад мастиффа, уж точно перестанут прикасаться к бутылке. Какая-то девица, что обжималась с парнем в темноте, завизжала и бросилась прочь, за углом только белая юбка мелькнула. Её же ухажёр, открыв рот, провожал взглядом несущегося верблюда с Вил меж горбами и Охрэ висящим на его крупе.
От поднятого переполоха на улицу выскочило несколько охранников. Мимо верблюда просвистели стрелы. Охрэ сильнее сжал зубы, чтобы не свалиться. Наконец, верблюд не выдержал, наклонив голову и ревя, рванул мимо двух человек с факелами, попутно плюнув в одного из нападавших.
- Мои глазааа! - за спинами Вил и Охрэ взвыл оплёванный.
Слюна верблюда вещь едкая, бьёт прицельно и пуму отгонит, если в глаза попадёт.
Верблюд вылетел из города и понёсся в лес.
По морде хлестали ветви. Охрэ не выдержал и, разжав челюсти, свалился с несущегося верблюда. Прихрамывая, он ещё пытался догнать животное, но стрела торчащая из ляжки ограничивала его движения. Всё-таки один из стрелков не промазал.
Охрэ задрал морду и завыл.
[AVA]http://se.uploads.ru/iYST9.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-01 10:19:07)

+1

28

От неслабой качки Вил начинало клонить в сон и одновременно подташнивать, а верблюд все не унимался. По всей видимости, он сам забыл, откуда сбежал, и побрел хоть и в обратную сторону, но в другом направлении. Девушка почти лежала на горбе перед собой, когда совсем рядом раздалось громогласное гавканье.
- Пожалуйста, пусть мне это привиделось...
Она беспомощно бормотала, сидя в пол оборота, глядя на мастиффа и цепляясь за все, что только можно, а горбатый продолжал бежать пуще прежнего.
- Милый не гони! – орала бард и тянула за шерсть.
Лошади с мордой овцы было все равно, что ему говорят, поводьев зверь слушаться совсем перестал, а когда огромная собака вцепилась в круп, понес, не разбирая дороги и почти сшибая прохожих. Пейзаж смазался слишком сильно, и Ротейм уже не могла различить даже дома, даже если бы захотела. Она слышала редкие взвизги и ругань, наклонившись вперед и нагнувшись, почти прижимаясь лбом к горбу, чтобы голова не закружилась еще больше; казалась, так можно было бы и поспать. Только верблюд так не считал, его стало мотать еще сильнее, иногда дергало, при этом он издавал не обещающие ничего хорошего звуки.
- Мои глазааа!
Авилии стало интересно, что же там такого случилось с глазами несчастного, она снова выпрямилась и обернулась: городские ворота стремительно отдалялись, а пес все еще держался зубами за чужой зад.
- Э, э, э… - поворачиваясь лицом к морде горбатого, она тянула поводья, - Залетный, куда ты?
Обезумевшее животное со всех своих неуклюжих ног неслось к лесу, который, возможно, видело впервые в своей жизни. Кататься в полной темноте Птице было страшновато, она надеялась на благоразумие скакуна и способность оного огибать деревья. По лицу больно захлестали ветки и бард была вынуждена пригнуться, но попытки затормозить зверя не оставила. Тот через какое-то время начал сбавлять ход, поняв, наверное, что оказался не в родной пустыне и даже не близко к ней, фыркал и мотал головой.
- Все, все, приехали. – дотянувшись и чуть не рухнув на траву, Вил погладила длинную изогнутую шею, за что почти лишилась пальцев, - Грозный какой… - она осмотрелась и страдальчески вздохнула, - И как мне с тебя слезать?
На свежем воздухе мутить стало меньше, чем в городе, мысли уже более менее очистились от примесей неадекватности, девушка начинала медленно соображать. Первое, до чего она додумалась, было проверить, насколько затекли от такой скачки ноги. Движения отдавались легким покалыванием, а суставы слабо сводило, но все терпимо. Верблюд тем временем вышел на полянку и принялся по ней неторопливо бродить. Вторым откровением был мастифф.
- Охрэ! – как только Птица сообразила, ей снова стало не по себе, - Охрэ, ты где? – она звала так громко, как могла.

Отредактировано Авилия Ротейм (2015-02-10 21:30:48)

+1

29

Он ещё долго выплёвывал верблюжью шерсть, что так набилась в пасть и размазалась по всему нёбу.
"Тьфу!" - Охре, как мог быстро скакал на трёх лапах в ту сторону, куда удрал конь горбатый. После душевных скачек и вкуса верблюжьей задницы хмель выветрился, осталось только чувство, чего-то не сделанного. Ах, ну да. Верблюд же должен быть сегодня у хозяина. Ага, вот именно этим Охрэ и занимается.
Пёс чихнул, выплёвывая очередную порцию шерсти и захромал дальше. Как ни странно стрела вошла очень аккуратно, пробила шкуру и, только слегка царапнув мышцу, вышла. Но больно же было, мать его в темечко! Допплер подскуливал и мечтал, как вскроет глотку этому барану. Тьфу, верблюду! О том, что это он виноват, доппельгангер не допускал даже мысли. Ещё бы - стрела в ляжке и сам виноват. Как бы ни так.
Он снова зарылся носом в траву, вынюхивая след горбатого.
О Вил допплер думать не хотел. Не сейчас. Потому что, если думать сейчас то начинали мерещиться стрелы в спине девушки, проломленная об камень голова и прочие подобные кошмары. Потому Охрэ гнал от себя даже крохотные мысли о Птахе. Зато думал о верблюде. Ох, как Охрэ о нём думал. Матерно.
Раздумья и хромой, медленный бег прервал крик. Откуда-то чуть сбоку. Кричала Птаха. Его звала. Пёс прибавил шагу, сколько мог и вышел на поляну. Верблюд, как ни в чём не бывало, лопал траву, перемалывая крепкими зубами одуванчики. Допплер было рванулся, но воремя вспомнил, что произошло, когда он так на радостях первый раз приблизился к животному. Охотник понимал, второй раз ему со стрелой в ляжке, эту горбатую скотину не догнать и потому тихо и протяжно заскулил, присвистывая большим, влажным носом.
"Ну же, девочка, давай, пойми, кто тут кто. Я же не могу закричать"
Пёс медленно захромал к животному.
"Давай, Птаха, будь умницей!"
Он снова чихнул, выплёвывая шерсть и тихонько гавкнул.
- Буфф.
Верблюд перестал жевать.
- Вофф, - чуть тише повторил Охрэ.
[AVA]http://se.uploads.ru/V6hHO.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-09 13:12:31)

+1

30

Ничего не оставалось, кроме как наблюдать за мерно жующим животным, разминая мышцы пальцами и раздумывая, как же все-таки слезть. Верблюд не обращал на наездницу больше никакого внимания, прядал ушами и махал коротеньким хвостом, фырча и чавкая. Птица невольно вспомнила, как ослиная морда плюнул в стражника, и поежилась – получить такое же умывание как-то не хотелось. Она уже свободно двигала ступнями и сгибала колени, когда в стороне раздалось густое:
- Буфф.
Девушка невольно вздрогнула и повернулась, в полумраке огромная собака была похожа на медведя, на секунду стало не по себе. Интуиция подсказывала, что все в порядке, и Вил решила послушаться, «лошадь», напротив, заметно напряглась и замерла, перестав даже двигать челюстями.
- Спокойно, милый, никто тебя больше кусать не будет. – бард погладила массивную шею и огляделась, - Только не брыкайся, не надо больше бегать.
Как раз кстати рядом оказалась почти голая ветка. Дотянувшись до нее, Ротейм приподнялась, ожидая реакции от верблюда, тот переступил с одной неуклюжей ноги на другую, но остался стоять на месте. Девушка подтянулась и не без труда перекинула ногу через горб, согнула руки и повисла больше чем в метре над землей. Перебираться дальше к стволу не хватало сил, а висеть вот так, тем более. Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, светловолосая разжала пальцы. Земля ощутимо ударила по ногам и еще не отвыкшие от неудобного положения ноги подкосились, она повалилась на мягкую траву. Все вокруг кружилось, но постепенно возвращалось в норму, вот листва уже совсем перестала двоиться, а за ней и несколько расплывчатых силуэтов оборотня собрались в один. Авилия мотнула головой, усаживаясь.
- Охрэ… - она щурилась, надеясь, что все же не ошиблась, - Не подходи, я привяжу этого гада.
«Этим гадом» был, конечно, верблюд, который отошел на пару шагов и настороженно покачивал тяжелой головой. Вил медленно, не поднимаясь до конца, двинулась в его сторону, собираясь поймать поводья.
- Иди сюда, никто тебя не обидит, - ладонь едва касалась бока со сваленной шерстью, - Тут сочная и вкусная трава, и ты можешь съесть ее, сколько захочешь. Ну же, мой хороший.
Она уже тянула зверя в сторону дерева, которое помогло избавиться от горбатой тюрьмы, зверь упрямился, но шел. Несколько быстрых движений и беглец привязан к надежной ветке, продолжает жевать сочную зелень. Наездница тяжело выдохнула.
- Охрэ, - снова негромко позвала она мужчину, - Это же ты?

+1

31

Охрэ очень хотелось подойти к девушке, помочь спуститься, удостовериться, что с ней всё в порядке. Что нигде из спины не торчит стрела или не рассечён веткой лоб. Но он заставлял себя сидеть на месте.
Пёс улёгся мордой на лапы и только тихо подсвистывал носом, глядя на попытки Вил спуститься. Когда она спрыгнула он поднял голову, чуть повернув её набок, как бы спрашивая - Порядок? Всё нормально? Пёс облизнул морду, услышав своё имя и поднялся было, дёрнувшись к ней, но её просьба не подходить остановила допплера. Он скульнул от нетерпения. От напряжения большой розовый язык вывалился из пасти, и пёс громко задышал.
Лапа немела.
В темноте собака хорошо видела, а ещё лучше чувствовала. Кровью от Птахи не пахло, а значит никаких открытых ран у неё не было. Но одно дело чуять и совсем другое видеть.
Лапа немела.
Узел затянулся на ветке и его позвали. Верней спросили. Идти было стыдно. И лапа немела. Вся белебирда с потерей выгоды, с покупателем отошла на второй план и стала совершенно не важной. Важно было то, что с этой девочкой всё было хорошо. Что может быть она и была напугана, но с ней ничего не случилось. А его лапа...
Его лапа немела.
Допплер с трудом поднялся и запрыгал на трёх лапах к Вил.
Верблюд косился, всхрапывал и перебирал несуразными ногами, натягивая привязанный повод. Охрэ беззлобно ворчал, срываясь на скулёж. Остановившись в паре метров, пёс лёг на землю и чихнул, мотнув головой.
Лапа онемела.
Место откуда торчала стрела жгло, словно приложили кочергу. Оборачиваться сейчас, допплер не рискнул. Сил, чтобы собрать тело правильно, и чтобы стрела не оказалась в каком-нибудь крупном сосуде, могло не хватить.
- Ву-уфф, - выдохнул Охрэ.
[AVA]http://se.uploads.ru/asgtq.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-14 09:25:35)

+1

32

Трава зашевелилась, треснула лежащая на земле ветка, и Вил снова стало немного не по себе. Она знала, что опасность ей не грозит, но угрожающий темный силуэт, который приближался, кажется, прихрамывая, все равно был похож на медведя. В сумерках девушка почти ничего не видела, да и кроны деревьев мешали луне и звездам полностью освещать поляну, приходилось щуриться и подолгу приглядываться. Впрочем, скулеж и ворчание на медвежьи никак не походили, да и не угнаться медведю за верблюдом.
- Ты в порядке? - пригнулась, чтобы лучше видеть и рефлекторно выставила вперед руки, - Сейчас проверим.
Нащупав мягкую собачью гриву, Птица вздрогнула, спокойно и неторопливо ощупала морду и загривок. Когда глаза, наконец, привыкли к полумраку, присела рядом на колени.
- Ну и лошадь у тебя. Упрямая, огромная, да только бестолковая. Хорошо хоть шея длинная, а то бы мне точно в плечо или в голову попали, а от него стрелы отскакивают.
Девушка заметила стрелу в лапе оборотня и недовольно цокнула языком, пристальнее приглядываясь. Едва ощутимо ощупала шкуру рядом с раной, бережно раздвигая кончиками пальцев шерсть.
- Больно, да? - хмурясь, она посмотрела мастиффу в глаза, - Ничего, сейчас помогу, потерпи. Надо стрелу вытащить.
Ей было страшно. Раньше приходилось помогать животным, но то настоящие животные, а то... Ротейм вздохнула, ощупывая древко и намереваясь отломить наконечник. Пальцы неуверенно дрожали, но сила воли побеждала, движения были уверенными, хоть и немного настороженными. 
- Хорошие стрелы у стражников. - она поерзала, собираясь с силами, - Раз, два...
Прочное дерево согнулось, но не поддалось, оттягивая кожу и потрескивая. Выругавшись в сторону, бард положила окровавленную ладонь псу на голову, нежно погладила, пытаясь отвлечь. Не прошло и минуты, как девушка попыталась снова, подставив большой палец и используя его как ребро преломления, на этот раз удачно. Кровь засочилась сильнее, Авилия поспешно вытащила стрелу и зажала рану ладонью.
- Прости, надо чем-то перевязать. - она начала оглядываться, будто рядом могло оказаться что-то подходящее.

+1

33

Нет, он был не в порядке. В совершеннейшем не в порядке. Хотело выть, крутиться волчком и выкусывать клыками эту чёртову деревяшку, торчащую из лапы. Но он только тыкался носом в траву и широко раздувал ноздри, со скулежом выдыхая воздух. Её голос успокаивал. Прохладные пальцы подрагивали и пса просто подмывало лизнуть девичью ладонь розовым большим лопухастым языком. Она прошлась по его гриве, тронула морду и, наконец, прикоснулась к лапе. Шкура пса мелко задрожала.
«Козёл он в латах, а не лошадь» - и с усилием расслабив лапу буркнул – Верблюд.
- Вууфф, - выдохнул пёс и, откинув голову на траву, заскрёб передними лапами, скалясь. Он не хотел пугать, но когда стрела заворочалась в лапе, брылы поднимались рефлекторно, обнажая белоснежные клыки. Нос морщился. Шкура дрожала. Зато лапа не двигалась ни на миллиметр.
«Хоррррошие» - Охре ворчал, облизывая морду языком, потому что хотелось развернуться и впиться зубами в то место, где ходил и гнулся деревянный штырь. И допплер не выдержал. Тело на секунду подёрнулось маревом, мышцы стали мягкими разошлись выпуская стрелу из тисков, и стрела сошла со своего места.
«Долго ещё?» - его голова поднялась с вопросительным скулежом.
И тут же ярко запахло собственной кровью. Рука девушки коснулась морды. Кровь пахла паршиво. Смертью она воняла. Яркой, выбивающейся из сосуда смертью. Собралась лапа допплера правильно, но крупный сосуд под стальное остриё наконечника лёг. И вспоролся при усилии Вил. Под ладонью Птахи запульсировал упругий фонтанчик. А, вот, подыхать не хотелось. Охрэ поднял косматую голову, трансформируясь в свой родной облик. Проблема смещения раны стала уже не важна. На девушку смотрело безобразное существо, быстро подрагивая зубастой челюстью.
- Плевать на лошадь, повод возьми, - голос был хрипловатый, странно растягивающий звуки, - я подержу.
Длинные неприятные когти коснулись руки девушки, когда ладонь допплера легла поверх кисти Вил. Был громадный риск снова напугать девушку, но выбора особого не было.
[AVA]http://sf.uploads.ru/2hKjE.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-02-25 14:18:38)

+1

34

Кровь девушку не сильно пугала, учитывая, что приходилось обрабатывать раны и серьезнее, а вот очередная трансформация заставила отшатнуться, но ладонь Авилия не убрала, продолжая зажимать пальцами поток красной липкой жидкости. Ночью в лесу существо выглядело намного страшнее, хоть лицо (или морду?) почти невозможно было рассмотреть. Живое воображение барда дорисовало все недостающие детали, которые стали еще уродливее, она слышала чужой голос и дыхание, клацанье зубов. По спине пробежали леденящие кожу мурашки, и Птица снова вздрогнула, когда ладони коснулись когти.
- Х-хорошо. – голос Вид дрожал, но самообладание она сохраняла.
Поднявшись с колен, девушка почти бегом вернулась к верблюду, с сомнением осмотрела его голову. С одной стороны, зверь будет рад освобождению, но с другой может и отомстить за истязания. Ротейм наклонилась, сорвала несколько сочных листьев и протянула храпящему и нервному горбатому коню:
- Смотри, какая вкусная травка. – собеседник грозно сопел и прядал ушами, - Тебе же нравится, да? Тут целая поляна такого добра, ешь. Только не плюйся, милый, ешь, сколько хочешь. Давай я тебе помогу.
Двугорбый обнюхал угощение и осторожно подобрал губами, принялся важно жевать, поглядывая на бывшую наездницу. Она медленно потянулась к удилам, чтобы отстегнуть хотя бы ремешок поводьев, получилось. Они с верблюдом смотрели друг на друга, оба были напряжены и оба чувствовали состояние друг друга. Может быть, поэтому зверь позволил себя трогать. Закончив со второй застежкой, Вил принялась отвязывать поводья от ветки.
- Сволочь. - она еще раз недружелюбно глянула в большие печальные карие глаза.
Хмель уже совсем выветрился из головы, немного тошнило, все покачивалось, но контролировать собственный организм оказалось возможно.
Так же, почти бегом, девушка вернулась к оборотню. Чем ближе она к нему подходила, тем настойчивее холодило спину. Убеждая себя, что Охрэ бы обязательно помог в подобной ситуации, да и вообще пытался ее спасти, а не просто вернуть свой товар, Птица осматривала его ногу-лапу, примеряясь, где лучше перетянуть. Запахи в темноте усиливались и порез, казалось, можно найти с помощью носа.

+1

35

Он видел её страх, чуял, можно сказать. Но ничего поделать не мог. Меняться сейчас самоубийство. Тело снова ощутило её прохладные пальцы. Повод туго обернул ногу.
- Ты уж прости, Птаха, что вид тебе порчу. Не до красоты мне сейчас. Вопрос выживания, - он туже дёрнул повод, перетягивая ногу. Сочить почти перестало. Нужно было что-то делать с раной. Долго с затянутой лапой не походишь. Выход был – прижечь сосуд, но как-то костра он по близости не наблюдал.
- Придётся мне тебя просить, - допплер почти не рассчитывал на согласие, но всё же попросил, - нужно сходить в город. Нужен огонь мне и гвоздь, хотя бы. А лучше нож, - размытая морда просящее и виновато смотрела на девушку.
Ему в таком виде в городе точно делать нечего, да и не доберётся он. С верблюдом тоже туда не заявишься после тех скачек и шума, что они там устроили. Поди сейчас ищут их. Одна птаха ещё сможет туда-сюда смотаться. Только станет ли?
Допплер опираясь на девушку поднялся. Благо ночь и ей не видно ничего, только деревья качались от ветра, да тёмный силуэт верблюда бродил возле дерева. Ночь была тёплой и немного душной. Даже ветерок, что шевелил волосы девушки не приносил прохлады. Видимо сказывалась близость с Харматаном. Да и само по себе лето выдалось жаркое.
Внезапно за спиной Вил, в темноте что-то мелькнуло. Охрэ всмотрелся. Ночное зрение позволяло. Откуда-то из кустарника на них смотрели два светящихся зелёным зрачка. Исчезли.
"А может и не придётся".
Охре сжал руку девушки.
- А мы с конём, - "по полю идём" он усмехнулся, - тебя тут подождём.
Он настойчиво, словно его уже не волновало, хочет ли этого Вил, стал выпихивать девушку себе за спину. Зелень зрачков мелькнула ближе.
- Иди скорей. Давай, - голоз из просящего резко стал требовательным. Чуть пошатываясь, Охрэ поднял когтистую лапу и, демонстрируя длину острых когтей, подтолкнул Птаху прочь с поляны, - иди! И нож не забудь, когда возвращаться будешь.
[AVA]http://sf.uploads.ru/2hKjE.jpg[/AVA]

Отредактировано Охрэ (2015-03-15 18:46:45)

+1

36

Рана почти перестала кровоточить, но спокойнее от этого не стало. Глаза Птицы уже привыкли к темноте и двигаться было проще, только силуэты когтей и уродливой морды оборотня пугали сильнее.
- Придётся мне тебя просить, нужно сходить в город.
Он действительно просил, не требовал, не приказывал, а именно просил. В черепе Вил заскребло почти ощутимо на физическом уровне. Девушка никогда не могла отказать в помощи тому, кто оказался в беде, не обращая внимания на расу, вид и прочие мелочи. Когда-то в детстве маленькая светловолосая девчушка даже бросилась перевязывать лапу попавшему в капкан волку. Казалось, закончится такой легкомысленный порыв должен бы плохо, но зверь не тронул. Сейчас у Авилии были похожие ощущения - легкое дежавю. Охрэ сжал ее запястье, и бард подняла вопросительный взгляд с затянутой ноги на едва различимую морду. Он смотрел дальше, на противоположную сторону поляны.
- Что?..
Ясно было, что кто-то есть в листве, и оборотень собрался с этим непрошеным гостем драться. Птица снова посмотрела на его ногу: “Не вовремя, рана не спокойна”. Оружия у нее не было, даже при желании обороняться от хищника простой веткой - самоубийство. К тому же, девушку еще немного пошатывало, скорее от стресса, чем от алкоголя, да и пальцы неуверенно дрожали.
- Я быстро.
Вил отошла, глядя Охрэ в спину, потом посмотрела за его плечо - два зеленых глаза. Она была права, ночной хищник, что почуял кровь, а значит, слабую добычу. Верблюд уже ретировался в ближайшие заросли и от него, ясное дело, помощи ждать было бесполезно. Птица начала пятится, пытаясь представить, куда ей надо идти. В лесу она ориентировалась неплохо, но не ночью и не после полной неожиданностей скачки без хотя бы примерного маршрута.
Становилось зябко. Девушка нырнула в сторону и пробежала несколько метров, бесшумно и не задевая низкие ветки, обернулась и вгляделась в темноту. Сложнее всего будет найти дорогу обратно. Она запомнила расположение полянки, медленно отступая к тропе у обочины дороги, воткнула в землю ветку и сложила мелкие камешки стрелочкой, чтобы точно знать, куда возвращаться.
- Огонь и железо. Гвоздь. - тихо повторила, осматриваясь, и побежала в противоположную от города сторону.

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив незавершенных эпизодов » Чем черт не шутит.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC