Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » После боя сердце просит музыки вдвойне


После боя сердце просит музыки вдвойне

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: 4 января 1658 года.
Место: Дорога на Гадару, Аквилея
Обстановка: Тракт, покрытый льдом. Колонна торговцев и ремесленников, лес по обочинам дороги, надвигается вечер, а затем ночь, мороз.
Действующие лица: Ларгре Шанаро, Джон Лайт.
Описание: События сразу после "Путь во льдах: на юг". Двоим мужчинам, отдыхающим после боя, есть о чем поговорить. А также нет повода не выпить.

Отредактировано Джон Лайт (2015-02-11 19:49:06)

0

2

Лайт перетаскал мертвых к обочине. Тот, что был оставлен недобитым - тоже умер. Каждый получил по собственным заслугам, ответил за все что сделал или не сделал в своей жизни. Жалость кончилась, кончилось сожаление. Пришло совсем иное понимание. Кузнец вымазался в чужой крови, которую хотел смыть с себя. Он понимал, что жизнь принесет еще не мало такого. Чертовски неправильно и недопустимо протрезвел. Боя здесь и сейчас больше не будет. Оставаться трезвым после всего того что случилось Лайт намерен не был.
Когда вернулся, жена уже нагрела воду и готовила ужин на костре что он развел. Заметно холодало. Жена молчала, полила на руки водой теплой, Джон смыл кровь. Не говорили слов, потому что слова были бессмысленны и бесполезны. Они прожили вместе много лет, им не надо было слов, чтобы понимать друг друга.
День клонился к вечеру, мороз крепчал. Джон добавил в костер дров, раскочегарил их под котелком с похлебкой, достал из вещей кувшин с медовухой и подсел поближе к Ларгре.
- Видимо удивительно, но похоже прямо здесь и сейчас продолжения не будет. И я намерен провести вечер в компании еды, алкоголя и воина, что помог мне защитить дорогих мне людей. Как смотришь на это?

Отредактировано Джон Лайт (2015-02-11 19:51:01)

0

3

Наёмник уже слегка отрешился от мира сего, который для него постепенно стал вновь сереть. Либо просто стало сильно темнеть, зима, всё же, день короткий. И дел натворить, видится, больше не придётся за сегодня. Мало сегодня было боя, гораздо меньше необходимого, чтобы не думать об этом. Да и вообще обо всём. Странный был день. Не было бы дракона, то всё было бы более объяснимо: грабители, совсем уж отчаянные, решили напасть на полную вооружённых людей колонну ради добычи. Как сюда вписывается дракон? Да никак. Он тут как то самое пятое колесо в телеге. С одной стороны более надёжно, но с другой стороны очень нелогично, да и ещё непонятно как и с какой стороны присобачено. Гвардия, скорее всего, со всем разберётся. Пора перестать думать о том, что его, наёмника, не касается.
Джон оказался рядом как раз вовремя, так как перестать Ларгре самостоятельно не мог, делать всё равно нечего. А тут поступило предложение провести время в компании таких хороших вещей, как еда и алкоголь. Неужели сегодня вместо всякой гадости будет настоящая нормальная настойка? А вечер начинается неплохо...
- Я только за, тем более, что мы договорились. Пить будем то же самое?
Ларгре хотелось не столько есть, сколько пить. И пить не столько воду, сколько алкоголь. И конкретно ту самую настойку. Да, чёрт возьми, а вдруг его завтра убьют, а он её так и не распробовал толком? Очень жалко будет.

0

4

- То же самое, потом медовуху, но если что, настойки еще достаточно.
Кузнец разлил по кружкам, посмотрел на обочину.  Когда кончатся дрова для костров, и люди начнут замерзать - они тоже будут убивать желающих спуститься в лес за дровами? Этот момент стал чертовски интересным, но категорически не хотелось снова проверять свое предположение. Все происходящее от начало до конца казалось каким то странным фарсом, за версту отдающим неестественностью. Почему дракон никого не убил, и особенно как его удалось обезвредить. Кто заставил всю эту толпу напасть на превосходящую по силам колонну. На вопросы не было ответов, но рано или поздно ответы будут. А на текущий момент если все таки больше интересовало то, что варилось в котле, и плескалось в кружке, а еще больше та женщина  котелка, что была матерью его детей, и трое маленьких, что сидели вокруг костра возле матери. Они были главными.
- Дезертир, говоришь…-  сказал кузнец, - чего так? Чем не понравилась армия?

0

5

Медовуха тоже хорошо. Странно, что когда появляется выбор, что пить, то становится всё равно с чего начинать и чем запивать. Но план менять не стоит - сначала настойка. Сразу же после того как Джон разлил настойку, Ларгре осушил кружку, потому что чем раньше будет хорошо, тем лучше. Как и в первый раз, настойка пошла хорошо и приятно, почёт и уважение тем, кто её делал.
Лишь после того, как все признаки употребления "живой воды" прошли, Ларгре стал думать над тем, что же ему в армии не понравилось. Давно это было, уже и не вспомнить. Остаются только какие отрывки, вроде "делать нечего, бить некого, сидишь, латы протираешь тряпочкой". Вероятно, что жалование даже было не главной причиной. Противно сидеть без дела, бурлящая в Ларгре кровь.
- Вероятно потому, что жизнь наёмника гораздо интереснее и событий в ней несоразмерно больше. А если и есть события, то нужно подчиняться командиру, а я не всегда с командирами соглашаюсь.
Он заглянул в свою кружку, где уже пустовало, разве что несколько капель слились в маленькую лужицу на донышке. Не дело это, в пустую кружку смотреть. Вернее, смотреть можно, но то, что она пустует, не дело.
- По второй?

0

6

Джон Лайт привык в жизни ясно видеть картину собственного мира. Понимать происходящее, узнавать неизвестное, контролировать ситуацию. Не все и не всегда он понимал и контролировал. В частности он не понимал смысла и причин текущей войны. И это напрягало человека, привыкшего все понимать и все в достаточной степени контролировать. Но с этим вопросом он еще более менее мог жить, потому что было достаточно забот текущих, а о судьбах мира и народов - заботиться не ему. Однако настала такая пора, что пришлось бросить родные места и отправиться в путь с семьей. Более или менее и здесь ему удавалось быть полезным и незаменимым, надеждой и опорой, тем, кто решает проблемы и способен защитить. До тех пор, пока произошло нечто, в чем он разобрался не до конца. Неразрешенных загадок, несущих угрозу с непонятного направления Джон не любил. Однако текущая ситуация была именно такой, непонятной, не решенной, угрожающей, со множеством неизвестных подробностей, которые он должен был узнать. Спокойно не было.
Но должно быть спокойно рядом, в семье, его беспокойство - лишь лично его, ничье больше из тех кого он любит. Тех, кого он любит - он обязан защитить от всего что происходит неправильного и произойти может. А для этого он должен знать. Знать многое и желательно все. Поэтому Лайт скользил взглядом по окрестностям, внимательно, но уже несколько отстраненно. Все что он не знает, он узнает потом. Иногда должно быть место отдыху. Не часто ему приходилось убивать, но приходилось. Каждый раз после такого он рассматривал свои руки, что приносили смерть другому человеку. По большей части - те, которых он убивал людьми не были, не были потому, что хоть и принадлежали роду людскому от рождения, но представляли опасность для всего остального рода людского. Всегда Джон адекватно осознавал альтернативу - если не ты - то тебя. Но все равно это никогда не было просто. Так и сейчас. все было не просто. И душа требовала отходняка.
Саманта подала мужу и сидящему рядом с ним воину по миске с похлебкой. Горячий вкусный запах поднимался вверх. Джон взял деревянную миску и поставил ее на лед. Меж тем, Ларгре рассказывал о себе. Это было интересно. Настойка кончилась в емкости, что была принесена первой. Зато медовуха в кувшине заканчивалась там где и горлышко.
А парень похоже был со склонностью к приключениям, действиям, войне. Интересный был мужик. С командиром не соглашался, Лайт усмехнулся. Сам то он тоже не часто соглашался с теми, кто деревней управлял.
- По второй?
- По второй, - кивнул кузнец, соглашаясь, налил товарищу и себе. - И что б не последняя. А последняя у нас еще не скоро. - Выпил, взял миску и принялся есть. Напиваться в хлам Джон намерения не имел. Напиваться в хлам он имел права последний раз еще дома, когда не было никакой опасности, когда не было никакой проблемы. Когда было все чинно, благородно и хорошо. Теперь он этого права не имел. Но душа требовала отдыха, душа требовала расслабления. Кузница могла бы ему помочь. Любимое дело, огонь и вода, молот. Да слишком далеко был дом, да слишком сильно Джон устал, что бы на потеху окружающим взяться ковать посреди стоянки что то не очень нужное.
- Мой брат тоже однажды отправился на приключения. Уже много лет тому, я не имею от него вестей. Надеюсь, что он еще жив. Но тоже не всегда соглашался, все делал по своему. А впрочем, я прекрасно тебя понимаю, парень. Однако есть время для боя, есть время для “после боя”. Скажи мне, твоя жажда боя, что затмевает жажду денег - как соотносится с желанием покоя, спокойного существования, мира и жизни? Как ты справляешься с тем, что должен убивать и убиваешь?

0

7

По второй - это хорошо. По второй - это как будто тебе ещё раз заплатили. Хотя в данном случае деньги не стоят ничего. И верно сказал Джон, последняя будет ещё не скоро, ночь-то долгая. Похлёбка была тоже весьма кстати, так как есть хотелось довольно сильно. И хоть настойка кончается (это ведь должно было случиться, верно?), впереди ещё медовуха. Опять же, если судить по словам Джона, то она кончаться не собирается. Эх, отдых.
Джон вновь задал весьма интересный вопрос. Для Ларгре вообще любой вопрос был интересен тем, что он должен был изрядно в себе разобраться, чтобы на него ответить. С одной стороны зачем рассказывать о себе хоть что-то, либо говорить правду? Вот сегодня Джон есть, а завтра его нет, либо наоборот, либо они разойдутся и друг о друге забудут. А вот, собственно, поэтому у Ларгре друзей нет. Это ведь хорошо? Не совсем хорошо? Скорее всего нехорошо. Да и просто человеческое общение нужно всем, даже такому не очень общительному человеку, как Ларгре. Иногда душа просто так не затыкается.
- Никак не соотносится. Нет у меня мирной жизни. И желания мирной жизни нет, я даже не представляю как мирно жить. Я вне закона, я ему подчиняюсь лишь тогда, когда это необходимо. В мирной жизни его нужно соблюдать. По-крайней мере, так говорят. В то же время жажда жизни у меня иногда сильнее жажды боя, поэтому я к дракону и не полез. Нечего мне рядом с ним делать, пусть он там хоть без лап и связанный будет. А что касается убийств, то убивать получается не всегда и не всегда легко. Легко убить незнакомца, а чем больше знаешь - тем тяжелее. Но, говорят, что узнав о другом достаточно много, убить его хочется просто невыносимо сильно. Просто потому, что люди завистливы, алчны, жадны, похотливы и, в общем, грешны, - он ухмыльнулся. - Мне же всё равно на то, что есть у других и чего нет у меня. Да, у меня есть свои желания, вроде того, чтобы иметь вотчину или титул повыше, но это такие желания, для которых нужно всю ревалонскую знать перерезать. Но да, я мародёр. Если я кого-то убил, то непременно сдеру с убитого всё ценное, но ради этого я убивать не стану. И ради власти. И потому, что мне чья-то жена нравится... Это я просто так сказал, для примера. Кстати, у меня тоже есть вопросы, как раз о семье. Какого оказаться с ней на войне? Отвечаешь ведь не только за себя, как я, а ещё за других. Я даже сначала думал, что ты участие в бою принимать не будешь, потому что мягкий человек, как раз из-за семьи.
Неизвестно, то ли алкоголь подразвязал язык Ларгре, то ли как раз тот самый случай, когда душу не заткнуть, но такое вот словоблудие для Ларгре было весьма редким явлением. Но и в Джоне он видел человека достойного, не того, кто способен на что-то низкое, если ты ему лишку скажешь. Увы, такие попадались. Надежда на то, что Джон не такой, а то драка неминуема.

+1

8

Парень разговорился. Джон даже развернулся к нему, что бы смотреть и видеть не сбоку, а в лицо. Наемник все говорил и говорил о себе, а кузнец только рассматривал его и пытался понять. Около года тому назад несколько наемников почти убили его, и если бы не одна женщина-лекарь - не видать бы ему больше солнца, не дышать воздухом, не заботиться о жене и детях, а лежать бы ему в земле сырой. Вот и он признавался, что вне закона, что мародер, что живет жаждой боя и жаждой жизни. Джон с интересом рассматривал лицо парня,  стараясь его понять. Не ему было судить его, не ему было учить его. Не такая ему самому досталась доля. В конце концов, он был откровенен, а значит доверял. Была и другая сторона такой откровенности, но не в этом случае, иногда то чем ты живешь - рассказать хочется, поделиться.  И в конце концов если бы не Ларгре не сдобровать бы сегодня Лайту. А парень был откровенен, Джон молча слушал. Никогда до того не приходилось ему с наемниками разговаривать по душам, обычно все ограничивалось ковкой, работой, обменом на деньги, а иногда и дракой на смерть без какой либо пощады. Потемнело и похолодало заметнее. Джон налил по следующей.
- Всему свое время, время для мягкости, время для жесткости, - сказал Джон, -передавая наемнику кружку. - Когда вон их начинают убивать, - он кивнул на своих, - я не сдерживаю руку свою с мечом. А насчет не принимать участия - так разве ж могу я поручиться за их безопасность, если в бою участия не приму? Бой, он коллективного участия требует. Сегодня я своего соседа если не спас, так завтра меня спасти будет некому. Оттого каждый по мере сил своих делать что то должен. А насчет того каково это им тут со мной оказаться, и мне вместе с ними ехать - так это не простое решение было, - Джон отхлебнул медовухи из кружки знатно, - вобщем, уж лучше пусть они здесь со мной рядом, где я их защитить могу, чем где то там в небезопасности и без меня. Здесь я хотя бы что то сделать могу.
Посмотрел на наемника, несмотря на мороз Джону было уже почти жарко. Алкоголь ударил в голову, приятно расслабил.
- Какого это, хочешь знать? - перешел на шепот, - трудно, но лучше так, все остальные варианты еще труднее. Только я не знаю тех, кто мог бы сейчас похвастаться легкостью бытия.

Отредактировано Джон Лайт (2015-02-21 19:57:26)

0

9

Верно всё Джон говорил. Вот только одно дело понимать и говорить, а другое дело - делать так, как понимаешь и говоришь. Мягкость, конечно, нужна, но вот только быть мягким Ларгре не умеет. Нет, сейчас он просто пьёт и расслабляется. В то же время, он хоть прямо сейчас, как сказал Джон, не сдерживать свою руку с мечом. Да даже сжатой в кулак, тем более не будет сдерживать. В любой момент он готов идти в бой, живёт боем и для боя. Всё остальное время - это скука и меланхолия, которая появляется от скуки.
Верно было и про трудность бытия. Ларгре и сам бы не сказал, что у него жизнь хороша. Скорее наоборот, хреновая жизнь, только он уже привык и потому не жалуется. А вот к семье, наверно, привыкать не надо. Потому что семья - это люди, а вот к людям Ларгре не особо привык. Только ради работы, да подраться. Нет, понятно, что семью надо любить, но вот что такое "любить", в том смысле, в каком это относится к семье, наёмник ещё не познавал. Некогда, да и не с кем. Закончил мысли он оптимистично - хлебнув из кружки, оставив медовухи на донышке. И пока про это забыл, как о мыслях, которые лишние.
- У тебя есть сосед, а у меня таковых не наблюдается. Но есть понятия дружеского воинского плеча. Если ты собрату его не подставишь и его убьют, то ты будешь следующий, но не завтра, а прямо сейчас. Так что, наши принципы в этом схожи, если оставить суть. Но что касается ответственности за других... Кхм, я её не беру. Кто знает, как прилетит стрела, как ляжет меч, какой камень под ногу подвернётся. В бою мастерство важно, но даже оно бессильно против случайностей. Другое дело, что кое-кто у тебя очень меткий стрелок, ты весьма дальновидный человек, Джон. Я... - он тихо засмеялся, - Я уже пьян, пусть не до поросячьего хрюка, но больно стал говорлив, алкоголь мне развязывает язык. Тем не менее, я думаю, что моё предложение будет неплохо хотя бы звучать. Я побуду с вами некоторое время, помогу тебе, твоей семье хотя бы дополнительной защитой. Всё равно я ничем не обязан ни гвардии, ни кому либо ещё, я совершенно свободен... Эээ, звучит так, как будто я хочу оплаты.
Он замолчал на некоторое время и глянул в кружку. На донышке... Не хорошо, совсем не хорошо. О, точно!
- Так, ты меня нанимаешь за кружку этой штуки. Ещё одной, да. Так вот, ты же ещё ремесленник, верно? А кто именно? Может ты уже говорил, но я что-то внимания не обратил на это. Может, ещё в этом деле пригожусь, в подмастерья возьмёшь. Откровенно говоря, мне всё равно делать нечего.
Наёмник уже заметил, что он что-то разговорился. Надо бы собраться, а то он сейчас начнёт говорить совсем не то и совсем не тому. Да, пил не много, но расслабился сильно. Обстановка такая, компания такая, алкоголь такой. Что-то даже стало чуточку веселее жить.

0

10

- Про плечо ты верно говоришь, Ларгре, - кивнул Джон, - а соседи - это дело наживное, поверь мне.
Лайт усмехнулся, когда услышал, что наемник забыл о том, кто он, оно и не удивительно. Медовуха была очень хороша, рубила с ног практически совсем. Веселила разум, грела душу. Ихзбавляла от душевны ран. На время, правда, отнюдь не навсегда.
- Я тоже пьян, друг, но могу тебя уверить, что память мне не отшибет и все что я скажу сейчас - повторю и завтра. Кузнец я. Здесь помогать не просто. Здесь технологию нужно знать. Могу тебя взять помощником, а если научишься всему, так полноценным подмастерьем пойдешь. Кувалдой махать оно почти схоже с мечом, да только сноровка нужна иная немного. Потому что то процесс не разрушительный, но созидательный. Да платить тебе много не смогу сейчас, все зависит от количества заказов. Одно могу сказать - голодным не останешься. И спасибо тебе..
Джон встал, похлопал по плечу наемника, пошел в телеге. Не очень ровно пошел. Стемнело уже. Саманта уже уложила детей спать и интересовалась планами мужа. Кузнец ответил что придет за полночь, взял еще кувшин с медовухой и деревянную флейту с железными вставками. Вернулся к костру, разлил еще по кружкам.
- Как захочешь спать - я дам тебе шкуры теплые, вон в той второй телеге место есть посреди моего оборудования, укроешься, не замерзнешь. Хороша медовуха, да? - спросил Джон, - такая знаешь штука..

Пусть знает мой народ,
Коль весел я и пьян,
мне ни по чем ни боль ни стыд,
ни зуд сердечных ран.

Джон повертел в руках флейту, поискал дырочки.
- Смотри, это я вырезал, и частично выковал,  да только играть толком не научился.
Прокашлявшись, кузнец завел мелодию на флейте, немного не стройную, но имеющую ритм и свою особенную красоту.

0

11

Дело пьянь, товарищи. Но пьянь очень и очень хорошая. Всё складывалось и ещё более удачно, тем паче, что Джон кузнец. И Ларгре кузнец. Нет, нет, не кузнец, а воин, само собой, но кузнечному ремеслу он был немного обучен, хотя давненько уже ничего не ковал. Но, как говорится, как дело пойдёт, так всё и вспомнится. Или не так говорится? Неважно, смысл-то уже заложен.
- Я тоже кузнечному ремеслу немного учился. Это не моё основное занятие, да и давно уже не ковал ничего, всё нечем и негде. Мне же главное напомнить. Ну и делом занять, да. Платить мне особо и не надо, я же не опытен в делах кузнечных. За охрану денег брать не буду, что с поверженных сдеру - то платой и будет. И тебе спасибо. Хороший ты мужик, Джон.
Дело пьянь, верно. Видимо, такие фразы говорит любой под градусом, вот и Ларгре, вроде бы себя контролирует, но зато говорит то, что трезвым не сказал бы. Ладно, правду же говорит. Хороший он мужик. И денег Ларгре не надо за охрану, потому что он товарищу, по-джоновски, соседу помогает по доброй воле. А вот подмастерье - это да, вот тут плату за труд надо бы. Потому что так обычно и делают. А если он с Джоном и его семьёй останется, то тогда промышлять наёмничеством и мародёрством будет несколько затруднительно. Зато будет новая жизнь, разве это не хорошо? Может, действительно хватит так жить? А почему бы и не попробовать?
Медовуха очень хорошая. Непривычно такое пить. Даже не знаю, как после такого в тавернах пить.
На флейту внимание наёмник обратил только сейчас. Он в этом не разбирался, но с виду выглядит весьма хорошо. Да ещё и работает как надо, но хоть Джон и был в этом не таким мастером, но тут же не для королевского двора играют, честное слово! В общем, Ларгре оценил по достоинству и флейту, и мелодию, потому понравилось и то, и то. И строки тоже были оценены, правда, наёмнику и так всё это ни по чём.

0

12

Узнав, что Ларгре тоже учился кузнечному делу, Лайт несколько опешил. Смотрел на него минуту, пытаясь понять откуда бывают такие совпадения в этом мире. И какое такое провидение послало ему такого знакомого, а может и друга в будущем. Ничто ведь не предопределено. Но все происходящее с людьми имеет свой определенный смысл ничто не бывает зря.
- Напомню само собой, чем и где - у меня есть. Договорились, рыцарь Ларгре Шанаро, - как то особо торжественно произнес Лайт, уже не совсем твердым голосом. Хотелось что бы звучало как посвящение.. не в рыцари, но в помощники кузнеца, что на самом деле для людей понимающих и свое дело любящих и ценящих его как высокое профессиональное искусство - ни разу не уступало посвящению в рыцари. - За это надо выпить!, - сказал Джон и разлил по последней.
Еще некоторое время он играл на флейте, тихо, стараясь не разбудить наверняка уже заснувших детей. Лагерь, если стоящую посреди обледенелого тракта колонну маркитантов можно было назвать лагерем, все еще гудел, не особенно сильно, затихал, искры от костров время от времени взлетали в темное ночное небо, стремясь ближе к очень ярким звездам, что говорило о грядущей холодной, очень морозной ночи. Наконец Лайт в конец отморозил горло холодным воздухом и убрал инструмент.
- Только вот что, Ларгре  - если уж мы будем вместе - у меня условие - без веской причины, без крайней необходимости на то - никого не убивать, никого не грабить. Я знаешь ли.. у меня репутация, я живу своим честным трудом. Что до мародерства.. отъем имущества у побежденного врага - я принять готов. Но только если это был враг, а никто иной. И еще - я бы не прочь усовершенствовать свое владение мечом путем тренировок с профессионалом типа тебя. Если ты согласен на все это - может… пора уже спать ? Завтра много дел, я надеюсь таки срубить пару деревьев и восстановить сгоревшую телегу. А у тебя - можно головешку в ведро положить и углей накидать, рядом поставить под пологом, все будет теплее чем просто под шкурами.

0

13

Рыцарь Ларгре Шанаро... Да, за это стоит выпить! Чёрт, а ведь хорошо сказанул, Ларгре даже на смех пробило. Добрый и весёлый, но сдержанный, хоть и хмельной.
- Хорошо сказал, Джон, даже лучше, чем всякий герольд. Конечно надо за это выпить. - он уже был согласен, что стоит выпить последнюю. Всё, хватит, меру надо знать. Всему должна быть мера.
Слушать флейту Джона было весьма... Странно. Обычно были пьяные песни о деньгах, войнах, распутных девках под аккомпанемент стучащих по столу деревянных кружек, смех и других звуков любого кабака. А тут флейта. И постепенно всё затихало, народ шёл спать. Умный народ, надо бы тоже отправляться. Хотя так хорошо сидят, что и на душе становится светлее, а потом флейта затихла.
И затем идиллия была слегка подпорчена выдвинутыми условиями, разумными с точки зрения мирного человека, но нелогичными, с точки зрения Ларгре. Крайняя необходимость - оно понятие растянутое. Для кого уже особо пристальный взгляд на дочурку является поводов разрубить наглеца, а кто и грабителя не убьёт, а лишь обезвредит. И Ларгре максимум мародёр, а не грабитель, так сказать, наследник имущества лично им убиённого врага. Ладно, условия Джона приемлемы и даже одобряемы.
- Само собой, Джон. Ты наниматель и правила твои. Не убивать - так не убивать. Соседей не грабить - так не грабить, впрочем, я и так этим не промышляю. Ну и владеть мечом подучим, почему бы и нет? Мне и самому без практики как-то не так, хватку постепенно теряю. Поэтому пошли спать. Завтра может быть трудный день.

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » После боя сердце просит музыки вдвойне


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC