Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Где люди не видят и боги не верят


Где люди не видят и боги не верят

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

   ✔ Время: 5 января - ... 1658 года
   ✔ Место: Гадарский тракт, Аквилея
   ✔ Участники: Вацлав Лец, Кейлин Эртон, Эльмира
   ✔ События:
    Продолжение квестов «Путь во льдах: на юг» и «Все украдено до нас»
    Утром 5 января исполняющий обязанности командора Имперской гвардии Вацлав Лец на пару с архонтской наемницей Кейлин Эртон вернулись к оставленной на аквилейском тракте колонне маркитантов, осиротить которую обоих вынудили обстоятельства, а именно — необходимость проверки полученных от взятой в плен серебряной драконицы сведений. Следующего характера:
    Оказывается, чуть ли не с самых первых дней войны небольшую аквилейскую деревеньку под названием Погорные Вехинки оккупировала то ли банда дезертиров, то ли шайка разбойников... В любом случае подмяли под себя деревеньку люди достаточно в военном ремесле подкованные, чтобы в кратчайшие сроки навести шухеру по всей округе, каковую, округу, незамедлительно обложили «налогами». А поскольку одними «налогами» сыт не будешь, то ли дезертиры, то ли разбойники изловчились обкрадывать идущие аквилейскими трактами караваны, причем так сноровисто, что до сих пор оказывались не пойманы.
    Помимо прочего, со слов драконицы, наряду с превеликим множеством ворованного добра в руках главаря банды очутилось сокровище и вовсе немыслимое — яйца серебряного дракона, вида стремительно вымирающего и еще более редкого, чем вид самого главаря банды — золотого дракона, опаснейшего и могущественнейшего в природе хищника, узреть которого в процессе разведмиссии как раз и довелось Кейлин с Вацлавом.
    С какой стороны не глянь, ситуация требует вмешательства.

0

2

Мастерский
Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

Конные. Пятнадцать и ни человеком больше. Ровно столько гвардейцев Вацлав отобрал для похода в оккупированную драконом деревню. Шестнадцатой оказалась драконица, семнадцатой - Кейлин, явно точившая на шестнадцатую зуб. Успев обнаружить в драконице едкую зубоскалину и памятуя о скором на расправу характере Серой, самое малое, на что рассчитывал исполняющий обязанности командора Имперской гвардии - чей-то разбитый нос. А поскольку бить себя по лицу Кейлин ни дозволяла никому и ни разу, все указывало на драконицу. О таком раскладе, явно не сулящем ей ничего хорошего, серебряная, похоже, додумалась - иных объяснений внезапной кротости, напавшей на Вииэль, как ни старался Вацлав отыскать не мог.
Выдвинулись с рассветом. Молча и хмуро. Заправлять маркитантами в свое отсутствие исполняющий обязанности командора Имперской гвардии назначил лейтенанта Маркуса Гжижку, парня далеко не глупого, с твердой волей и крепкой рукой. Уж кто-кто, а он точно способен приглядеть за беженцами. Количество последних к утру заметно прибавилось, двигаться колонна обещалась медленно, что в свой черед неожиданно пришлось на руку - за пестрой многоголосицей поминутно спорящих баб, собак, детей и кур без сторонней помощи совершенно не представлялось возможности рассмотреть груз: провизию и оружие, то есть все то, что для приверженцев дорожного промысла могло представлять и наверняка представляло ярко выраженный потребительский интерес. 
О причинах разделения гвардии никому из купцов-ремесленников Вацлав докладывать не стал. «Надо, значит, надо». Подобный ответ, вообще не способный удовлетворить хоть кого-нибудь, в то же время, будучи произнесенным с правильной интонацией, эффект гарантировал, причем самый необходимый эффект - он будил в окружающих абсолютное понимание абсолютной тщетности попыток докопаться до истины, а также волей-неволей проецировал в мозгу пренеприятнейшие картины случившегося с теми, кто не успел убрать вовремя чересчур уж любознательный нос. Утро выдалось пасмурное. Опять пойдет снег.
Ночное происшествие тревожило. «Искусственную природу молнии», как выразился бы кто-то вроде Гжижки или Рейнеке, дракон безусловно просек, а, следовательно, к любого рода нападению был готов. На подготовку ушла вся ночь. Понимал это и сам исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, в ушах которого всю дорогу то голос Серой призывал к предательству, то металлически лязгал такой же предательский бахтерец. Пути назад не было. Вацлав натянул повод, кобыла фыркнула.
Решение он принял и готов был держать ответ за последствия. «Для того меня и повысили, - прекрасно понимал исполняющий обязанности командора Имперской гвардии обыкновенный капитан Вацлав Лец, - приказывать и держать ответ».
Когда тракт скрылся из виду, когда отряд свернул на узкую лесную просеку, Вацлав отдал давшееся с таким трудом распоряжение:
Поднимайте белый флаг.
Война чудит с людьми многое - одни, скурвившись, уходят в разбойники; другие, подозревал Лец, курвясь не менее, сворачивают на дипломатический тракт. Шаг был отчаянный. Небо хмурилось. Вацлав морщился. «Другой дороги нет, - убеждал себя командор гвардии. - Как нет пути назад».

Отредактировано Вацлав Лец (2015-02-28 13:26:21)

+1

3

Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

Идею мирных переговоров (о которых, к слову, никому заранее вроде как не сообщали) Кейлин не одобряла, еще больше она не одобряла идею брать на них с собой драконицу. Вацлав предсказуемо не позволил удушить мерзкую нечисть за то, что та не предупредила их об опасности, которая таилась в захваченной деревне, и теперь они все вместе двигались в ту сторону. Спрашивать командора уверен ли он Серая не стала – потому что сама была не уверена. Другого плана, кроме «сжечь эту гадость дотла», к сожалению, не было.
Впрочем, у утренней «прогулки» были и положительные стороны. Как бы то ни было, вдали от основных сил гвардии, а так же толп беженцев, опасных старух, боевых мальчишек и унылых пленных, архонт чувствовала себя куда свободнее. Пожалуй, стань перед ней выбор погибнуть от лап дракона сейчас или еще сто лет жизни провести с обозниками, Кейлин выбрала бы дракона. Правда, отличного от Вииэль, эту дрянь она собиралась придушить сама чуть позже, будь она хоть трижды серебряной и четырежды раскаявшейся.

Тракт наконец остался позади, лес со всех сторон окружил небольшой конный отряд, и тогда Вацлав отдал-таки приказ.
Белый флаг хранился у Кейлин. Она, правда, поспешила вручить его одному из гвардейцев, потому что сама предпочитала оставлять руки свободными для оружия на тот случай, если мирные переговоры пройдут не так мирно, как им хочется.
Деревня, обнесенная частоколом и при свете дня выглядящая не так опасно, как ночью, уже показалась вдали. Ветер трепал белый флаг, который, к невыразимой печали, кажется, всех присутствующих, все равно казался серее снега, которым вновь решило их осчастливить небо.
Архонт накинула капюшон плаща и по привычке проверила, насколько легко клинок выходит из ножен. Выполнять это простое действие чуть ближе к деревне означало бы поставить под угрозу еще не начавшийся разговор с драконом. Вииэль, ехавшая рядом на смирной серой кобылке, притихла, видимо, сомневаясь в правильности принятого решения – на этот раз наверняка не только Вацлавского, но и своего собственного. Архонт же постоянно держала драконицу в поле зрения. Меньше всего хотелось получить сейчас очередной «сюрприз» от этой девицы.

+1

4

Начало игры.

Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

Ночь Вииэль провела неспокойно. Ее оставили отдельно от других пленников, часовые по краям маленькой палатки не мешали думать и пытаться сбежать. На самом деле для последнего вообще много усилий и ума было не надо, захочешь – иди. Проблема была в том, что идти Ви было некуда. После всего, что она рассказала, после «плена» и прочего золотой «собрат» ее убьет, стоит ей только появиться в зоне видимости. Не уничтожил ли он до сих пор потомство Адалии тоже было неизвестно. Но возвращаться к нему Вииэль не хотела в любом случае. Драконица прекрасно понимала, что поставлено на карту. Если она сможет освободиться от власти Арминаарда и спасти яйца, ее жизнь может резко измениться в лучшую сторону… Если, конечно, потом удастся уйти от имперцев. За этими мыслями и прошла ночь.

Утро наступило внезапно и совершенно не порадовало. Погода была плохая, а командор вместе со своим архонтом пришли к ней и приказали собираться. Даже лошадь дали, на редкость флегматичную и не пожелавшую признать в Вииэль «страшную нечисть». Отряд был маленький, и если командор собирался штурмовать с ним деревню, то он поступал слишком опрометчиво, но Ви, хоть и хотела сказать ему об этом – смолчала. Потому что рядом с мужчиной, который казался хоть и суровым, но вполне себе справедливым, ехала его жена  - о тонкостях семейного положения командора драконица успела услышать от часовых. Так вот, в отличие от своего мужа, эта Серая не казалась ни справедливой, ни дружелюбной. Было в ее глазах что-то, что пугало Вииэль, даже когда они не светились архонтской силой.
Когда достали белый флаг, Вииэль едва не запротестовала в голос. Арминаард не казался любителем переговоров, и на что рассчитывала гвардия было непонятно. Но если удастся выбрать удобный момент, Ви может попробовать выкрасть яйца и убежать достаточно далеко, пока армия и люди Арминаарда будут разбираться между собой. Осталось только дождаться этого самого момента. Деревня тем временем  уже успела показаться. Вииэль сделала глубокий вдох, пытаясь унять сердцебиение. Все будет хорошо, все наладится, она сможет избавиться и от золотого дракона, и от архонтов, и от прочих проблем, которые навалились на нее в последнее время.

+2

5

Аквилея, лесная просека, дорога к деревне

Уютный возок, жаровня с углями и ровная дорога - что ещё надо для долгого путешествия? Попутчика, но с этим Эльмире не повезло. Впрочем, ее это не сильно беспокоило. Жаровня грела, голем мерно пожирал широкими копытами милю за милей, джинния дремала, пытаясь дожевать очередной пирожок и смириться с неизбежным - вылезать из этого благословенного тепла в надвигающийся снегопад.
Просыпаться не хотелось, хотя до деревни оставалось всего ничего, и вероятность застать добычу врасплох все ещё была велика. Ей было о чем поразмыслить дорогой, и мысли эти не давали ей покоя всю ночь. Опекун при арии... Распорядитель имуществом от имени того, кто автоматически лишен какого-либо имущества, по крайней мере в виде титулов и имений. И что теперь? Что теперь ей делать с замком, землями, людьми? Немногочисленные после морового поветрия родственники вовсе не горели желанием связываться со вступлением в наследство ещё осенью - ужас перед могущественной нечистью был сильнее жадности. Вывод напрашивался сам собой: спихнуть решение проблемы на плечи сюзерена. Вроде бы именно она должна решать спорные вопросы о наследовании в таких случаях. Но до сюзерена ещё надо было добраться, а пока надо было добраться до дракона. Тем более, что шайка во главе с ящером-переростком орудовала не так уж далеко от владений фон Трампов, а обязанность защищать эти самые владения с Эльмиры пока что никто не снимал.
Голем вывернул на просеку, сбавил ход и остановился. Джинния тихо выругалась, открыла глаза и высунулась в окошко.
- Что там ещё?! - Голем не ответил. Он стоял, тупо пялясь на весьма живописную группу всадников, собравшуюся перед воротами в деревню. Над всадниками реял водруженный на древко кусок белого полотнища, наводя на мысль о коллективном помешательстве собравшихся: нормальные люди вряд ли стали бы использовать в качестве флага чистую портянку. Пришлось выбираться. Зябко запахиваясь в меховой плащ, Эльмира хмуро разглядывала всадников, прикидывая, насколько разумным было бы развернуться и свалить прямо сейчас, пока эти странные смертные ее не заметили. С другой стороны, они все сидели в седлах, а распугать лошадей было проще простого - умные животные бросались прочь при малейшем намеке на землетрясение, что опять же просто было устроить. И тогда уже заняться драконом.

+1

6

Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

На ветру флаг трепетал недолго. Ветер стих, флаг обмяк.
Самое сложное в жизни гвардейца - научиться, так сказать, с широко распахнутым сердцем принимать на веру то, что не всякий палач рискнет ввести приговоренному к смерти внутривенно. По сути, иногда за брагой размышлял Вацлав, гвардеец - и не человек вовсе, гвардеец - это приписанное к гарнизону имущество, единственное отличие которого от обыкновенной алебарды заключается в том, что обыкновенную алебарду в девяти из десяти случаев не нужно брить прежде, чем выставить на парад. В остальном функции алебарды и гвардейца повторяли друг друга в точности, все, что от них требовалось: бить без промаха, категорически не задаваясь вопросами вроде «а, собственно, почему и зачем бьем?». Именно таким воспитывали Вацлава - в меру агрессивным, без меры исполнительным, глупым и абсолютно безропотным. А теперь - поди ж ты! - никакое он больше не оружие, никакой не гвардеец и даже не капитан. Исполняющий обязанности командора Имперской гвардии - привилегированный офицер высочайшего статуса. Небо окончательно схмурилось.
Жестом Вацлав приказал отряду замедлиться. Шумно потянул носом и сплюнул в снег. К дипломатическим играм его не готовили, вместе с тем за долгие годы при дворе Императора даже самая распоследняя дубина, включая стоеросовую, обретала достаточно опыта, чтобы когда понадобится выторговать себе полное соцобеспечение по случаю выхода на склад. Вацлав знал: единственный способ сберечь голову в этом дурном сражении - приложить все усилия, чтобы ни у кого не возникло желания воспользоваться огнем и мечом. А тут как нельзя к стати подходило золото. Которого лично у него, исполняющего обязанности командора Имперской гвардии, был не то чтобы перебор. Откровенно говоря, ничем ценнее бриганты и - хотелось верить - мужества данный конкретный отряд не располагал. Здесь не было даже ариев. Против воли Вацлав сглотнул. Ни одного, драть их за ногу, ария в охрану маркитантов государство не выделило. Потому что верило: самая страшная угроза - угроза внешняя; тогда как внутреннее кровотечение - разбойники с мародерами - проблема самих органов, Эрендола, Эделейса, Аквилеи, проблема сугубо внутренняя и останется таковой, пока где-нибудь не прорвет, пока кровь не хлынет наружу, инициируя тем самым геополитический потоп.
Было пасмурно. Единственная ценность, настоящая ценность, которой располагал командор Имперской гвардии - право даровать амнистию. Любому, по собственному усмотрению. А Свобода - чудовище не менее лютое, чем самый кровожадный дракон. Впрочем, в благородные помыслы и возвышенность чувств здешних обитателей Вацлаву не верилось... На этот счет имелся дополнительный план.
Полезем в драку - нас прибьют, - констатировал исполняющий обязанности командора Имперской гвардии. - Мечи в ножны, ребята, двигаться будем медленно, чтобы все видели наши... благие намерения. Кому есть что сказать - пусть говорит сейчас. Больше слова не дам.
Обернувшись на Серую, Вацлав молчал. Ох, и дорого бы он отдал лишь бы Кейлин вернулась на тракт! Но обратной дороги не было. Побитой гусыней висел на флагштоке такой не привычный для солдат Империи, белый, изрядно потрепанный флаг.
Ты, - указал Лец на драконицу, - пойдешь в первых рядах.

+1

7

Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

Постепенно ветер утих, отчего их белый флаг стал смотреться совсем уныло. Гвардейцы, кажется, тоже не показывали особого воодушевления от предстоящего процесса переговоров, и Вииэль их вполне понимала. Однако, возражать командору никто не решался, видимо, потому что его уважали. Ну и немного боялись. Вииэль тоже опасалась, но чем дальше они ехали, тем больше ее раздражали собственные страхи.
«Великая нечисть! Гроза народа! Страшный зубастый дракон!». Как же. Плащ – и тот одолженный. Было до ужаса обидно за себя. Хотелось добиться возвращения потомства Адалии и улететь куда-то далеко-далеко, предварительно забрав все с трудом собранные сокровища. Говорят, в Харматане законы совсем другие, может, там и к драконам относятся иначе, а с золотом и ее умениями она сможет жить нормально. Это было бы очень здорово, жаль только, что наверняка останется недостижимой мечтой.
Голос командора вырвал драконицу из ее мыслей.
- Мечи в ножны, ребята, двигаться будем медленно, чтобы все видели наши... благие намерения. Кому есть что сказать - пусть говорит сейчас. Больше слова не дам.
Все мрачно молчали. Лично Вииэль сомневалась, что и при медленном движении им светит что-то большее, чем арбалетный болт в грудь. Все остальные смотрели вперед мрачно, но решительно, поэтому девушка решила держать свое мнение при себе.
— Ты пойдешь в первых рядах, - прозвучал приказ командора, заставивший драконицу вздрогнуть.
- Вот что-то я сомневаюсь, что это будет расценено жестом доброй воли, - возразила Вииэль, но все-таки тронула пятками бока лошади, заставив тут чуть пройти вперед. Встречаться с Арминаардом она все-таки не хотела. Золотого дракона Ви отчаянно боялась, боялась даже больше, чем мрачную архонтку, которая ехала с ней рядом.

+1

8

Аквилея, лесная просека, дорога на деревню

Погода портилась – кажется, эта мысль за последние дни приходила к Кейлин настолько регулярно, что впору заменить ее на «погода отвратительная, была такой и такой будет». Перманентный снег раздражал, а ведь и половина зимы еще не прошла. Хорошая была идея про острова, очень хорошая. Зря Вацлав отказался.
Вацлав не только отказался, он еще и вел маленький отряд в прямом смысле в пасть к дракону и к тому же предлагал остальным идти туда спокойно, если не радостно. Интересно, он догадывался о том, каким авторитетом обладает среди солдат? Большинство из гвардейцев пошли за ним не только из-за приказа, Кейлин это видела отчетливо, но не была уверена, что и муж замечает подобное.
Командор тем временем отдал приказ, встретив только одну недовольную.
- Вот что-то я сомневаюсь, что это будет расценено жестом доброй воли, - вякнула драконица, стоило Кейлин обрадоваться, что она перестала лезть на рожон.
- А ты помалкивай, глядишь, оно и выгорит, - огрызнулась вместо Вацлава архонт, а затем резко вскинула руку, призывая остальных остановиться и помолчать тоже.
- Здесь кто-то есть. Нечисть. И не она, - негромко сказала и кивнула Серая в сторону драконицы. Глаза архонта загорелись холодным зеленым огнем. Девушка прислушивалась к собственным ощущениям, пытаясь уловить, откуда идет неприятный импульс. – Вот там, - наконец едва заметно указала в сторону деревьев, - Очень сильная, возможно джинн, - поколебавшись, все-таки высказала свое предположение Кейлин.
Что ж за время-то такое пошло, если три до ужаса редкие твари встретились на таком маленьком клочке земли? И где чертовы маги, когда они в кои-то веки нужны.
- Расплодились, - прошипела Серая и перевела взгляд на Вацлава. Опасность мероприятия возросла в разы. При таком раскладе лучше вообще вернуться, потому что дракон на стороне врага и дракон на твоей стороне способны если не уравнять шансы, то хоть как-то сгладить неравенство. Но дракон, дополненный джинном – это вообще другая история. «Ламповая» нечисть была крайне опасна для людей, и если тот же дракон умудрился стать хозяином еще и для джинна, то пиши пропало. Придется выжигать эту деревню армией, а не горсткой солдат, да и договориться с существом, дополнительно обладающим таким преимуществом вряд ли будет возможно – просто нечего будет предложить.

+1

9

Ну вот, ее, кажется, заметили. Смертные заозирались, завертели головами. Неприятный холодок скользнул по шее там, где давным-давно быстро и жёстко прошлось острое лезвие ножа. Эльмира машинально потерла шею, пытаясь избавиться от дежа вю. Нет уж, не в этот раз. Теперь она знает, на что способны простые смертные. Ни на что хорошее.
Однако, торчать на месте и мерзнуть времени не было. Снег валил с темно-серого неба крупными, с ладонь, хлопьями, снегопад все усиливался и, хоть на просеке было ещё тихо, но по верхушкам деревьев уже гулял поднимающийся ветер. Скоро начнётся метель, а ее лучше пережидать либо в доме, либо на широком тракте, иначе даже голем не сможет пробиться сквозь сугробы. Надо форсировать события. Разумеется, одна она к воротам не пойдёт - джинния уже разучилась доверять смертным, особенно вооруженным, а тут вооружённых целая толпа, да ещё и не совсем вменяемых. Направлялись смертные туда же, куда и джинния, видимо, с той же целью, и искушение дождаться исхода их было велико. Просто подождать, пока в ходе заварушки обнаружится дракон. Без лишней суеты и угрозы здоровью. Но - но! - смертные ее углядели. Что ж, подождать можно и поближе, обеспечив себе охрану.
Эльмира неторопливо двинулась к всадникам и следом за ней двумя буграми вздыбилась земля, не спеша обнаружить скрывающихся в себе големов. С формой своих бессловесных помощников джинния определилась быстро - эти существа уже доказали свою эффективность в охота на нежить, да и смертные побаивались их куда больше, чем собак. На секунду мелькнула мысль, что одна посреди заснеженной просеки, она представляет собой легкую мишень и тут же, словно отвечая на ее опасение, дрогнула под ногами земля, големы показались отчётливее, стряхивая с голов ошметки грязного снега и занимая место впереди. Джиннии стало спокойнее - она заметит, если кто-то вскинет руку.

0

10

Беда не приходит одна, а если приходит - немедленно начинает размножаться, причем дроблением. Об этом исполняющий обязанности командора Имперской гвардии знал, пожалуй, лучше других в отряде, поэтому при словах Серой умудрился сохранить - если не в сердце, то на лице - абсолютную, несгибаемую решительность, такую же несгибаемую, как целый кузнечный цех. Падал снег. Снег падал хлопьями, большими, какими-то внушительными. Вацлав молчал. Молчал долго.
Джинн, - вслед за Кейлин повторил исполняющий обязанности командора Имперской гвардии. Кто-то из отряда, последовав недавнему примеру Вацлава, громоподобно высморкался и, нисколько не стесняясь наличием в отряде по крайней мере одной неопределенного статуса женщины - драконицы Вииэль, - отправил соплину в снег. Без видимых причин кобыла Вацлава вздрогнула, с шумом выпустила пар из ноздрей. - Твою ж мать...
С другой стороны, тешил себя надеждой капитан гвардии, будь в планах джинна истребление их небольшого отрядика, который в общем-то полноценным отрядом даже самый оптимистичный дурак не рискнул бы назвать, джинн бы уже напал - притом с достаточной оперативностью, чтобы все они, здесь присутствующие, погибли б куда раньше, чем самая первая соплина успела бы отправиться в снег.
Не провоцируем.
Аврора-Звездочка пронзительно заржала, поблизости что-то хрустнуло, Вацлав обернулся на звук. И увидел чудовище. Нескольких. И увидел женщину. С виду - приличную. И понял, что выбора у него по-прежнему нет.
Командор Имперской гвардии Вацлав Лец, - по-военному прямо представился исполняющий обязанности, рассчитывая на не меньшую прямоту в ответ.
Под тяжестью налипшего снега белое полотнище совсем обвисло. На скулах Вацлава вспухли желваки. Впрочем, ни в лице, ни в жестах агрессии не было.
А кто будете вы?
«Все четверо», - хотел добавить Лец, вовремя смолчал.
В конце концов, решил исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, проклиная себя за отсутствие дипломатических навыков, куда честнее подохнуть дураком, чем тем же дураком, но при попытке казаться умней, чем есть.
А умирать не хотелось, - Вацлав перевел взгляд на Серую, - хотелось жить.

Отредактировано Вацлав Лец (2015-03-04 21:13:41)

+1

11

- Эльмира Биллхам, - джинния ответила, чётко выговаривая каждое слово и по-прежнему не спуская глаз со смертных. Стройные ряды небольшого отряда переставали быть стройными: обнаружив непонятное поведение земли, коей полагалось быть ровной и неподвижной, волновались лошади, фыркали, перебирали ногами. Люди, если и волновались, то не показывали этого. Просто смотрели на неё. - Я здесь от имени и по поручению Академии Белого Пламени.
Командор, значит... Командор это кто-то главный и важный, а тут горстка людей, настроенных, правда, весьма решительно. Джинния перевела взгляд на непонятную портянку. Та сникла под тяжестью влажных хлопьев и висела как-то грустно и обреченно, больше похожая на уставшее привидение, чем на флаг. Вот не давала ей  эта тряпка покоя.
Командор, значит... Значит, все гораздо серьезнее, если командор гвардии лично прибыл ловить шалого дракона в такую глушь. А вот за тем деревьями речка, а за речкой уже деревенька фон Трампов, обезлюдевшая ещё весной. Последних выживших едва не сожрали гули, их там было целое гнездо...
Эльмира встряхнула головой, сосредотачиваясь на нынешнем дне. Дракон. Командор. Отряд. Снегопад.
- Рискну  предположить, что мы здесь все с одной целью.
Големы вылезли-таки на поверхность, лениво отряхиваясь и обретая законченные очертания - два огромных медведя с добродушно-тупым выражением морды и матово-темными глазами слепых. Вылезли и застыли, не обращая ни на кого внимания. Ждали. Ждала и джинния. Все-таки командор прибыл первым, ему и решать, что да как. Не справятся - можно и помочь, справятся - тоже хорошо.

0

12

Звездочка начала приплясывать. Волнение одной кобылы передалось другим лошадям. Не в пример людям, нечисть животные чуяли - удерживать коней на месте давалось с трудом. Снег падал. Бессмысленной тряпкой болтался бессмысленный флаг. Наверняка охраной деревни занимались не только часовые; наверняка охраной деревни занимались разведчики, местность тут была благодатная, а, стало быть, разведчиков по округе мог рассредочиться аж целый полк. Надежды на то, что их до сих пор не засекли противники, Лец не испытывал и, прямо сказать, не питал. Ну а поскольку назад пути не было, исполняющий обязанности командора Имперской гвардии не видел трагедии в том, чтобы минуту-другую потратить на разговор.
Арийка, получается? - то ли с подозрением, то ли со смутной радостью произнес капитан Лец.
А вдруг? А вдруг не джинн, обычная магичка и Серая ошибается? Прежде всего Кейлин была человеком, самый натуральный человек, и только потом - архонт. Люди же ошибаются - такими их сотворила природа, такими создал Господь Бог.
При виде чудовищ, наконец оформившихся, Вацлав нахмурился. И рефлекторно левой рукой сжал правую под локтем. Правую руку намертво сковывала латная перчатка - причудливой конструкции уникальный доспех. Последняя встреча с монстрами для капитана Имперской гвардии окончилась не то чтобы шибко радостно. Впрочем, о дне, сделавшим из него калеку, Лец предпочитал не вспоминать.
Дорог тут немного, - согласился командор. - Стало быть, мы ежель не соратники, то попутчики. А попутчикам сам Бог соратничать велел, - беззлобно улыбнулся Лец. - Раз уж ты магичка, верно, заметила - компания у нас тут подобралась разношерстная... Одна беда - магов нет.
Договорив, исполняющий обязанности командора Имперской гвардии жестом пригласил женщину приблизиться. Занять позицию аккурат между Серой и драконицей. Расклад был простой: уж лучше идти рука об руку с недругом, чем держать в тылу не пойми какого союзника.
Были б признательны помощи, милсударыня Эльмира Биллхам.

0

13

За поводом для гордости Арминаард никогда в карман не лез, но чем действительно гордился вне зависимости от обстоятельств, погодных условий, утром, днем и вечером - это хорошие манеры.
Юность, проведенная в кругу самопровозглашенных филантропов, сердечных предпринимателей и просто друзей человечества, научила дракона ценить вежливость превыше золота и драгоценных камней. В конце концов, богатства приходят и уходят, а репутация - это навсегда.
Вот и сейчас, наблюдая за отрядом, мастерски приловчившись среди веток раскидистого дуба, Арминаард улыбался. Ночное происшествие не осталось незамеченным. Почти всю ночь дракон провел здесь, в лесу, ожидая, когда же за таким многообещающим началом не менее многообещающей комедии последует продолжение. В мире существуют вещи, которые ни в коем случае нельзя доверять другим, прием гостей радушным хозяином - одна из таких вещей.
Его люди были полностью готовы отразить любую атаку. Но сам Арминаард нападать не спешил. Бесконечные вылазки на тракт, большая часть от добычи с которых шла в уплату дезертирам и наемникам, начинали утомлять и, честно говоря, приелись. Скромное разнообразие в бесконечно серый военный быт, конечно, привносила мысль об обладании одним из редчайших сокровищ мира - яйцами серебряной драконицы, однако и эта мысль рано или поздно перестанет приносить удовольствие, яйца он продаст. Или потеряет. Или выбросит в реку. Арминаард пока не решил. Как не решил, как поступит со смешными обладателями белого флага.
Падал снег. Арминаард переливисто свистнул - сигнал деревенским быть начеку, - а потом изящно спрыгнул на землю, отряхнул шитый из серо-бело-коричневых лоскутов плащ и, подняв руки в примирительном жесте, вышел на тракт.
Приветствую дорогих гостей! - ласково и тягуче заговорил дракон: высокий, поджарый, впрочем, далеко не худой человек лет двадцати пяти с густо подведенными серым глазами и перемазанными в тон щеками. - Надо думать, вы к нам? И с благами намерениями? Чем могу быть любезен?
Выглядел дракон совершенно спокойным и довольным всем. И даже каменные монстры его, сдается, не пугали.
[NIC]Арминаард[/NIC][STA]Золотой дракон[/STA][AVA]http://f5.s.qip.ru/13SunXfTE.jpg[/AVA]

0

14

-Джинн?! – вырвался вздох у Вииэль. Кажется, все почти синхронно повторили это нехитрое, но от того не более приятное слово. Не может быть! Если Арминаард за то время, что она провела в плену успел раздобыть еще и джинна, им всем крышка. Окончательно и бесповоротно крышка, потому что бороться с живым воплощением стихии и золотым драконом не по силам не то что отряду из пятнадцати идиотов – это не факт, что под силу отряду из пятнадцати магов средней руки. Ви уже было подумала не упасть ли в обморок все-таки. Может, ее прикопают где-то в лесу и обойдется? Не самый плохой вариант.
Джинн, а вернее джинния тем временем вышла вперед. Земляные големы перед ней совершенно не нравились лошади Вииэль. Кажется, она считала, что для одной такой приличной кобылы, как она, нечисти вокруг развелось уж слишком много. Драконица, как ни странно, вполне разделяла чувства бедного животного и предпочла бы тоже сбежать куда подальше. Только вот командор был настроен решительно и, кажется, решил перевыполнить свой план по переговорам на год вперед. Получалось у него не сказать, чтобы слишком плохо, хотя Ви готова была спорить, что обычно он работает мечом, а не языком.
После недолгого обмена любезностями, однако, выяснилось, что джинния – скорее союзник, чем враг. По крайней мере, у нее явно был свой интерес в происходящем. Сошелся же свет клином на проклятом Арминаарде! Просто удивительно, как некоторые существа обладают уникальной способностью портить жизнь всем вокруг! Джиннии, конечно, никто не доверял, но все кажется, понимали, что даже сомнительный союзник куда лучше нового врага, а земляные големы, внушавшие страх лошадям вполне могли сослужить неплохую службу, если придется сражаться с деревенщиной. Эти всегда питали страх перед всем неизвестным, а эти твари выглядели опасными и для искушенного взгляда. Не успела Вииэль обдумать все это, как перед ними появился тот, ради кого этот поход и затевался – Арминаард собственной персоной.
Огромного труда драконице стоило сдержать свой длинный язык и не ляпнуть что-то оскорбительное, потому что тогда все их мирные переговоры точно провалятся. Конечно, девушка итак не верила в положительный их исход, но это было еще не поводом, чтобы все портить самой в первые же минуты. В конце концов она должна была узнать, куда этот ублюдочный дракон спрятал то, что было ей нужно. А потом уже можно думать и о мести. Ви опустила взгляд, стараясь не сжимать руки в кулаки. Все тело драконицы было напряжено, она могла обернуться в любой момент, но пока сдерживалась.

+1

15

Арийка? Она?! Эльмира застыла на месте, пытаясь переварить сказанное. Процесс подзатянулся вплоть до слова "магичка", которым обозвал ее командор. Это слово отчасти было верным, вернув джиннии целостную картину мира и способность соображать. Не то, чтобы сравнение ее с арийкой Эльмиру возмутило. Но все же ей понравилось ощущать разницу между возможностями смертного мага и своими возможностями. С другой стороны, пока смертные считают ее обычным магом, меньше будут пялиться и размахивать попавшимися под руку предметами. Тем более, что под руками у них оружие. Так что на предположение командора Эльмира кивнула и пробормотала что-то невразумительное насчёт менторов, которые спешат там, где не надо, а где надо - не торопятся.
И тут какой-то добрый молодец внёс свои пять капель в неловкую ситуацию, то ли решив благородно помочь даме с честью из неё выйти, то ли решив разбавить общее согласие толикой сумятицы. Появился молодец не со стороны ворот, как ожидала джинния, а спрыгнул с дерева. Эльмире стало не по себе - вот уж куда она смотрела бы в последний момент, так это на ветки. Ладно, век живи - век учись, сегодня ей повезло...пока. Хотя, деревьев вокруг много и шанс получить арбалетный болт промеж ясных глаз обозначился весьма отчётливо во всей своей мрачной красе.
И джинния по-прежнему стояла на том же месте со своими големами, отдельно от всадников, в которых проще было попасть...
- И вам хорошего дня, добрый господин, - Эльмира вежливо наклонила голову.- Если я имею честь говорить с главным этой милой деревни, толично я к вам и намерения у меня самые мирные. Полагаю, что и у этих добрых людей намерения такие же. Я вот, к примеру, не прочь переждать снегопад у теплого очага с кружкой горячего вина с корицей, конечно, если здесь найдётся уголок для уставшей путницы.
Джинния не спешила поднимать взгляд на незнакомца - догадалась, что единственная видимая разница между ней и арием это ее белые "слепые" глаза. Зато положила руку на плечо одного из големов, и медведь сразу повернул голову к новому действующему лицу этой странной сценки, разворачивающейся посреди начинающейся метели.

0

16

Арийкой Эльмира (что, разумеется, настоящем именем не было и быть не могло) не была. Не была, потому что была джинном. Даже ее заверения в том, что цель у них, мол, одна, не смогли убедить Кейлин в мирных намерениях дао – кажется, именно так любили звать себя джинны земли. Успокаивало только то, что с драконицей эта джинн явно не была знакома, а стало быть, вполне могла иметь к захватившим деревню собственный интерес. Как можно было насолить джинну Серая, правда, не слишком предсавляла, но мало ли. Если она и правда связана с арийской академией, то интерес может быть не ее личный, а ариев.
Вацлав тем временем практически выступал в роли джентльмена, пытающегося пригласить на бал даму, которая ему не по статусу. Не была бы за ним замужем – ей богу, влюбилась бы снова. Дама тоже принимала «ухаживания» с благосклонностью. Почти покраснела, когда бормотала что-то про магов из академии.
- Она нечисть, я уверена, - прошептала Кейлин так, что слышал ее только Вацлав и, может быть, драконица, и то только потому что ее лошадь стояла почти вплотную к Северу. Вацлав нечисть приглашал с собой. Это было разумно, потому что оставлять джинна за своей спиной не стоило ни при каком раскладе. По той же причине они взяли с собой и драконицу. А еще потому что их было мало, и их план был не очень, - вставил свои соображения ехидный внутренний голос. Продолжить ему, правда, не дал голос внешний.
-Бл***!, - выразила свое (а может, и не только свое) мнение Серая, когда перед ними появился золотой дракон. Путь его с дерева на тракт был недолог и проходил в излишней близости от их маленького отряда. Рука сама собой легла на рукоять клинка, но архонту хватило самообладания, чтобы клинок не обнажать. По крайней мере сейчас. Север стриг ушами, ему тоже не нравилось, что чертовой нечисти вокруг накопилось столько, что появление каждой последующей ощущалось все слабее. А нечисть-то мелкой никак нельзя было назвать. 
А дальше взять слово почему-то решила джинн, и тут Серой хотелось то ли удавить ее, то ли  удавиться самой, то ли тупо закрыть лицо руками и развидеть это. В такую ересь не то что дракон не поверит – десятилетнего ребенка не обманешь.
«Пошутили и хватит,» - мрачно подумала архонт и посмотрела на Вацлава и драконицу. Первому самое время вступить в процесс переговоров до того, как он окончательно превратился в балаган,  второй – помалкивать. Взгляд девицы был до того злющий, словно она собиралась этого самого дракона придушить голыми руками, что, конечно, может и поможет, но  явно не сейчас, тем более с учетом того, что силенок на сие славное действие у серебряной явно не хватит.

0

17

Подул ветерок. Принимать исконное положение флаг не хотел категорически. И тут Вацлав понял, почему так часто переводит на него взгляд. Флаг успел претворить в жизнь одну из тех потаенных фантазий, о существовании которых сам капитан вот уже полгода как не позволял себе вспоминать под страхом измены родине. Флаг повесился. Ветер стих. Выражение лица исполняющего обязанности командора Имперской гвардии с превеликим упорством оставалось каменным. Ничуть не хуже, чем у медведерожих големов. А завидный бы из нас вышел тандем, отметил Вацлав на случай скорой необходимости пересмотра гвардейской службы в пользу перспективной и многообещающей карьеры шутовских дел мастера.
Кейлин не ошиблась. Женщина перед ним была джинном - к сожалению, не арием. Да только вот применительно к нонешним обстоятельствам это открытие абсолютно никакой роли не играло, равно как не имело никакого значения - разве что поводы для гибели теперь могли выстраиваться в очередь, один одного потешнее.
Впрочем, женщиной-джинном потеха не ограничилась. Кони все еще нервничали, но уже как-то устало, по инерции.
Существо, выскочившее на дорогу, - Вацлав искренне надеялся, - джинном не было, зато вполне могло сойти за кикимору. Каковой, разумеется, не являлось. А являлось по всей стати драконом, всего этого похода первейшим и, сдается, единственным виновником. Серебряная его узнала. И счастливой от узнавания не сделалась. Падал снег.
Вацлав открыл рот. И закрыл с достойной лучшего применения поспешностью. Заговорила женщина-джинн, Эльмира Биллхам. Вещи говорила дельные.
Жестом велев опустить флаг, Лец нахмурился.
Добрые люди от вина тоже не откажутся, потому как у добрых людей найдется о чем потолковать с милсударем... с кем разговариваю?
— Со мной, - улыбнулся дракон, изящно и низко кланяясь. - Для начала этого достаточно. И ведь не поверите! Не имею ничего против доброй беседы в доброй компании. Прошу в мой дом. А флаг... а флаг у вас замечательный. Помнится, в точности такой же моя маменька, бывало, пирожки закутывала.
Гвардейцы медлили. Серая злилась. Злилась и драконица.
А выбора по-прежнему не было. Совсем не было выбора.
Вперед, - скомандовал Вацлав Лец, исполняющий обязанности командора Имперской гвардии.

Тяжелые ворота распахнулись почти бесшумно, являя взглядам типичную деревенскую композицию - сараи, хаты, амбары, грязь в неподдающихся счету количествах, но было и кое-что обжитому месту совершенно не свойственное - отсутствие песьего гвалта, рябяческих криков, бабьего гомона. Да и баб с ребятами тут, похоже, вообще не было. Но были мужики - у каждой хаты, у каждого амбара, у каждого сарая. До зубов вооруженные.
— Меры предосторожности, - говорил дракон, следя за взглядом Вацлава. - Прошу во-о-он в ту избу. Здоровенная такая, недостроенная. Вы уж прощайте нас. О вашем визите не знали - не подготовились. Вина, стало быть, с пряностями... Еще чего желаете?
Нападать дракон не спешил. Происходящее его явно забавило.

+1

18

Арминаард выглядел донельзя довольным и совершенно необеспокоенным. Еще бы – он имел преимущество перед всей их компанией. Преимущество это заключалось не только в тех, кто готов был встать за него горой, но и в собственной силе и наглости. Живого джинна Вииэль видела впервые и опасалась, чего нельзя было сказать о ее золотом «сородиче». Дракон никаких признаков страха не проявлял. Даже не попытался быть вежливым и представиться.
- Арминаард, - мстительно представила дракона Вииэль. Мелочь, конечно, но сдержаться не смогла. Даже не пожалела об этом – жалеть было поздно. Если и стоило задумываться правильно ли она поступила, то на этапе сдачи в плен. А теперь уже оставалось только действовать по ситуации и это Ви терпеть не могла. Адалия говорила ей, что они должны сами творить свою судьбу, а теперь им не оставили выбора. Мерзкое-премерзкое чувство. Ужасное просто.
В деревне с того момента, как Вииэль покинула ее, ничего не изменилось. Только теперь во взглядах встречавшихся вооруженных мужиков было еще больше ненависти.
Драконица смотрела по сторонам, стараясь определить наиболее охраняемую избу – ей могли оказаться оружейный склад или место, где хранились яйца Адалии. А, может, и то, и другое. Но похоже, Арминаард не собирался давать лишних подсказок врагам.
Их вели в недостроенную избу, которая вполне могла сойти и за ловушку, и за братскую могилу для всех них. Конечно, ни командор, ни архонт не собирались сдаваться без боя в случае чего, но идея с переговорами казалась Ви все более плохой.
Еще чего желаете? – спросил Арминаард после вялой попытки изобразить радушного хозяина, принимающего неожиданных, но оттого не менее дорогих гостей.
Вииэль желала. Очень даже. Драконица желала долгой и мучительной смерти этому золотому ублюдку. Еще лучше – чтобы он подавился собственным лживым языком и издох на месте, предварительно рассказав, куда спрятал похищенное.

0

19

Деревня как деревня. Зрелище, открывшееся взору за распахнувшимися воротами, было привычным и жалким. Крестьян здесь давно не было - ни один хозяин не держал бы свой двор в такой грязи, не лаяли собаки, не мычали коровы, не бродили среди мусора голенастые мохноногие куры. Джиннии пришло.  замыкать отряд и, к ее радости, портянку, которую радушный хозяин назвал почему-то флагом, убрали с глаз долой, так что Эльмира на время отложила размышления о причинах столь странного обычая и сосредоточилась на главном.
Ей приходилось уже зачищать кладбища. И относительно замкнутое пространство деревни позволяло выстроить сложный, но очень эффективный аркан, позволяющий контролировать любое движение в пределах внешнего круга. Джинния плела паутину. Шла к воротам, притоптывая сапожками, то ли отряхивая снег, то ли пытаясь согреть озябшие ноги, и по земле разбегались невидимые нити, сплетаясь в силовые линии. Внешний круг опоясывал частокол снаружи, внутри линии разбегались радиусами, соединялись между собой множеством отрезков, пока не дотянулись до внешней линии. На мгновение сотканная паутина слабо вспыхнула голубоватым сиянием и Эльмира, ловко подхватив метнувшийся к руке сполох, подняла наконец глаза и огляделась уже сама. Медведи лениво и безразлично разглядывали вооружённых людей, силовая исправно давала знать, когда кто-нибудь задевал невидимую нить. Можно слегка расслабиться.
А хозяин - или кто он там был? - пытался метать бисер, говорить любезно, хотя получалось все хуже и хуже. Он был дома и чувствовал себя уверенно. Ещё бы, с такой сворой мордоворотов, торчавших у каждого угла. Это Эльмира уже видела - на редкость любезного князя кладбища, словоохотливого  и большого любителя перекинуться в кости. Он тоже считал себя в безопасности. Впрочем, тот был куда приветливее и осторожнее.

0

20

Дракон представляться не пожелал, но его бывшая соратница, очевидно, решила это исправить, за что определенно должна была заслужить подзатыльник и немного одобрения. Первый, впрочем, не Кейлин было выписывать, а одобрения нечисти от архонта можно ждать долго. Хватит и того, что негатив Серой сосредоточился сейчас на двух других представителях «народов», подлежавших контролю и/или уничтожению. Вииэль пока была под контролем, стало быть, не так опасна. С остальными – сложнее. Этот Арминаард (все у них имена с удвоенными гласными что ли? Почти как у остроухих, мать их за ногу) приветливостью и кротким нравом явно не отличался и мог быть опасным противником даже в человеческом обличьи, не говоря уже о драконьем. Размеры своего золотого «собрата» Вииэль все-таки удосужилась сообщить после ночной вылазки Вацлава и Кейлин, и они впечатляли даже по рассказам. В своем логове дракон и вовсе чувствовал себя вольготно, потому изображал радушного хозяина, что получалось у него на редкость скверно. Мужики с оружием у каждой избы как бы намекали на то, зачем они все здесь собрались. Все, кроме отряда гвардейцев-самоубийц и примкнувших к ним любителей приключений.
Но хуже всего было даже не это, а то, что рядом с ними активно колдовали. Отзвуки магии, похожей на арийскую, но более тонкой и сложной ощущались Кейлин почти физически. При входе в избу все спешились, и Серая воспользовалась заминкой и всеобщим столпотворением, чтобы предупреждающе сжать руку Вацлава и указать на джинна, надеясь, что командор ее поймет. Меньше всего хотелось получить какое-то западло от собственных же «союзников». Грамота Академии, конечно, формально ставила джинна и гвардейцев на одну сторону и под защиту одних законов, только вот когда это нечисть сильно уважала законы и имперские правила? И если Эльмира выкинет что-то из ряда вон выходящее, не только великие переговоры накроются медным тазом, но могут и пострадать люди, не просто какие-то там, а люди Вацлава, сражаясь плечом к плечу с которыми он явно будет рисковать и собой, а это Кейлин уже совсем не нравилось. Архонт еще внимательнее следила теперь за каждым шагом и жестом джинна, готовая в крайнем случае сделать все, чтобы развоплотить ее, дабы не мешала хоть какое-то время. А с последствиями можно разбираться и позже.

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Где люди не видят и боги не верят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC