Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Где люди не видят и боги не верят


Где люди не видят и боги не верят

Сообщений 21 страница 40 из 45

1

   ✔ Время: 5 января - ... 1658 года
   ✔ Место: Гадарский тракт, Аквилея
   ✔ Участники: Вацлав Лец, Кейлин Эртон, Эльмира
   ✔ События:
    Продолжение квестов «Путь во льдах: на юг» и «Все украдено до нас»
    Утром 5 января исполняющий обязанности командора Имперской гвардии Вацлав Лец на пару с архонтской наемницей Кейлин Эртон вернулись к оставленной на аквилейском тракте колонне маркитантов, осиротить которую обоих вынудили обстоятельства, а именно — необходимость проверки полученных от взятой в плен серебряной драконицы сведений. Следующего характера:
    Оказывается, чуть ли не с самых первых дней войны небольшую аквилейскую деревеньку под названием Погорные Вехинки оккупировала то ли банда дезертиров, то ли шайка разбойников... В любом случае подмяли под себя деревеньку люди достаточно в военном ремесле подкованные, чтобы в кратчайшие сроки навести шухеру по всей округе, каковую, округу, незамедлительно обложили «налогами». А поскольку одними «налогами» сыт не будешь, то ли дезертиры, то ли разбойники изловчились обкрадывать идущие аквилейскими трактами караваны, причем так сноровисто, что до сих пор оказывались не пойманы.
    Помимо прочего, со слов драконицы, наряду с превеликим множеством ворованного добра в руках главаря банды очутилось сокровище и вовсе немыслимое — яйца серебряного дракона, вида стремительно вымирающего и еще более редкого, чем вид самого главаря банды — золотого дракона, опаснейшего и могущественнейшего в природе хищника, узреть которого в процессе разведмиссии как раз и довелось Кейлин с Вацлавом.
    С какой стороны не глянь, ситуация требует вмешательства.

0

21

Возможно, это действительно был худший план в истории человечества, зато это был его план, а собственным планам Вацлав привык следовать до конца, до победного, так сказать финала, и света в конце тоннеля. И даже если тоннелем окажется драконий желудочно-кишечный тракт, а свет в его конце будет сигнализировать об окончании дракона и начале, так сказать, высокогорной или лесистой местности (какой именно ландшафт драконы предпочитали для избавления от продуктов жизнедеятельности оставалось загадкой для Вацлава), исполняющий обязанности командора Имперской гвардии твердо поклялся не отступать от своего. Не потому, что отступать было по сути некуда; потому, что человек, не способный настоять на своем, не достоин даже того, чтобы ему отрубили ноги. Вацлав вздохнул. Твердость принципов - вот чего не хватало современной дипломатии. И верно: хвати обеим сторонам решительности настоять на своем, предположим, нежелании принимать участие в военизированном конфликте, скольких бы воин удалось избежать? Должно быть, очень многих, понимал Вацлав. Как прекрасно понимал другое: войны начинаются не потому, что чей-то хребет оказался слабее; войны начинаются потому, что вместо того, чтобы задуматься о желудках собственного народа, политики слишком увлекаются тем, чтобы заглядывать друг другу в рот. И вырывать оттуда кусок пожирнее. Даже если никакой питательной ценности он не несет. Дракон улыбался. Вацлав - нет.
На пожатие Серой отреагировал чутко, впрочем, на джинна не посмотрел. Все было понятно без слов - у той своя игра, у них - своя.
— Располагайтесь, любезные гости, - приветливо раскинул руки, явно желая объять весь мир, Арминаард.
Изба на деле представляла собой ничто иное как медовый зал - длинное строение, больше всего похожее на чрезвычайно огромные сени. Такие избы, помнил Вацлав, строились в Эделейсе, в Эймаре, но только не в Аквилеи. Четырехскатная крыша, обмазанный глиной плетень, полное отсутствие окон и, как следствие, вечно царящий полумрак - словом, местечко такое же уютное, как среднестатистическая усыпальница.
Однако здесь был стол. И на столе была еда. Причем в изобилии. А вот вооруженных мужиков наблюдалось в значительно меньших количествах. Вацлав насчитал девятерых.
— Присаживайтесь, не стесняйтесь, - любезно предложил Арминаард. - Потолкуем за чарочкой винца с пряностями. И если вы позволите, милсударь, - Вацлаву досталась очередная улыбочка, - я бы предпочел сперва выслушать драгоценных дам. Вас, милейшая, - кивок в сторону джинна. - И тебя, моя дорогая Вииэль. Как я понимаю, наше с тобой... маленькое дорожное предприятие успехом не увенчалось? Нет? Жалость... А хотя никакой жалости. Мой девиз - «во всем находи хорошее!». Например, давненько у меня в гостях не было такой удивительной компании. Кстати, отведайте баранины. Очень хорошая.
Отведать баранины Вацлав не спешил, но и несогласия с планом дракона не выказал. Послушать действительно было интересно. И джинна, и драконицу.
В избе было тепло, пахло жареным мясом, луком и пряностями. А еще воздух насквозь пропитала магия. Стихийная магия. Арийская...

+1

22

Не хотелось ей туда заходить. Что хорошего можно найти в помещении, выстроенном для хранения зимой пчелиных ульев? Злых сонных пчел, преисполненных восторга от возможности оторваться на непрошенных гостях, мешающих порядочным насекомым мирно спать. Однако, пошла покорно и молча, больше прислушиваясь к ощущениям силовых линий, чем в слова. А по силовым топтались дюжие добры молодцы, тревожа невидимую паутину, и каждое движение дергало тонкие чуткие пальцы. Эльмира просчитывала варианты. Убирать по одному? Можно поубирать тихо и шустро, но все же оставался шанс, маленький, но шанс, что кто-то успеет вякнуть, и тогда придётся действовать шире и без четкого плана. И в конце концов потом сортировать, где свои, а где деревенские. Летом ничего ещё, а вот пребывание в мерзлой земле вряд ли развеселит ее случайных подельников. И так косятся. Придётся ждать...
Пол в медовом зале джиннию порадовал - ни подвала, ни погреба, уже хорошо. Она стряхнула с плаща небольшой сугроб и вошла в дом, жадно принюхиваясь к дразнящему аромату горячего мяса. Она вошла, а медведи, равнодушные к еде вообще и к баранине в частности, не вошли. Медведи остались снаружи, явив собравшимся каменные свои зады с жалкой пародией на наличие хвоста. Джинния улыбнулась, вежливо кивнула на приглашение щедрого хозяина. Длинное у него имя, однако. Сам не обозвался, зато блондинка постаралась, то ли представила, то ли... Может, и показалось, только представление звучало так, будто блондинка выплюнула имя как какую-то гадость.
- Арминаард... - Эльмира прокатила имя на языке, словно пробуя на вкус каждый звук. -Красивое имя... А я, стало быть, Эльмира Биллхам, опекун баронета Лоуренса фон Трампа, чьи владения находятся рядом и которые мне приходится охранять и защищать и от имени Академии, и от имени самого баронета. За стол и кров благодарствуйте, добрый хозяин, не ожидала столь теплого приёма
И здесь с десяток... Да только здесь многовато смертных, надо как-то приспособиться, чтобы без жертв. Особенно - без гвардейцев.

0

23

В этой избе Вииэль не была. Как-то не довелось обойти все дома в проклятой деревне. Сейчас драконица откровенно нервничала, хотя и пыталась этого не демонстрировать. Превосходство Арминаарда было для нее очевидно, а план командора совершенно не казался уместным в данной ситуации. Было слишком много неопределенности, начиная от этого джинна и заканчивая намерениями самого дракона, который не выглядел ни расстроенным недавней неудачей, ни растерянным от происходящего.
Очень хотелось предложить Арминаарду засунуть себе и вино, и баранину в непредназначенные для этого отверстия. Или в предназначенные, но тогда обязательно подавиться и сдохнуть.
- Не увенчалось. Плохие планы редко заканчиваются хорошо, -
заметила Вииэль. План напасть на обоз ей действительно не нравился с самого начала, и она даже пыталась возражать Арминаарду до того, как он привел его в исполнение. Впрочем, на фоне их собственного плана драконов казался едва ли не вершиной стратегической мысли.
- Отдай то, что ты забрал у меня, и наши с тобой дела будут наконец закончены к нашему общему удовлетворению, - предприняла наверняка бесполезную попытку драконица.
А джинн тем временем высказалась и о своем интересе ко всему этому. Ситуация получалась неприятная. Вернее как – если то, что сказала Эльмира, правда, то она на стороне солдат – хочет вернуть деревню законным владельцам и выгнать разбойников. Это хорошо. Плохо то, что в планы и джинна, и гвардейцев не входило то, что было нужно Ви.
Драконица огляделась в поисках запасного выхода. Если здесь начнется стычка, нужно будет попытаться сбежать. Какое-то время у нее будет, чтобы найти яйца сестры – последний шанс воссоединиться с остатками своей семьи.

0

24

В полутьме большой избы было видно, как неярко светятся зеленые глаза архонта. Кейлин пыталась себя сдерживать, но рядом с нечистью в таких количествах и магией, разлитой в воздухе, это было крайне сложно. Присутствие здесь вызывало буквально физический дискомфорт, и архонт многое бы отдала за то, чтобы Вацлав наплевал на все переговоры и белые флаги и просто устроил здесь резню. Она бы поучаствовала охотно, даже если бы эта бесславная битва была последней в ее не сказать чтобы очень выдающейся службе на благо ревалонской разведки. И все же мощный останавливающий фактор присутствовал – им был сам Вацлав, которого в любой, неважно насколько эпичной битве, Серая терять была не намерена.
Вииэль, кажется, твердо вознамерилась дракона разозлить, а Эльмира вела себя как дома, что бесило еще больше. Процесс переговоров заходил в тупик, а тянуть это вечно было глупо. Внутри медового зала у них было преимущество, по крайней мере при таком раскладе, за пределами –все плохо. Опасения внушало и то количество магии, которое витало в воздухе. А еще то, что никто не собирался ничего делать.
- Уважаемый, мы сражены – и вашим гостеприимством, и вашими манерами, - совершенно неискренне заявила Серая, машинально взяв кубок с вином, но так и не сделав глоток. Пробовать выпивку и еду в доме врага числилось среди того, что делать по ее мнению не стоило.
Интересно, дракон догадывался, что причиной ночной молнии был архонт вообще и Кейлин в частности? Мог. Идиотом он не выглядел, нечисть со временем либо приобретает мозги, либо идет на удобрения. Так как попасть во вторую категорию дракон не спешил, приходилось признать наличие у него хоть какого-то мозга.
- И все же, может, мы перейдем к сути вопроса? Чтобы, так сказать, не тратить дольше необходимого ваше, безусловно, дорогое время.
Дракону и правда явно было чем заняться. Другое дело, что Кейлин хотела бы, чтобы он занялся переездом куда-нибудь на другой конец страны, а еще лучше – сразу в выгребную яму, предназначенную для долговременного хранения таких тварей, как он.

0

25

Баронет Лоуренс фон Трамп, - Арминаард сощурился. - Никогда о таком не слышал. Хотя фамилия какая-то знакомая. Богатей, должно быть? Ну, разумеется! Баронет и вдруг бедняк! Так не бывает. Что до соседства, за него прошу прощения. Оно вынужденное и, смею надеяться, не слишком обременительное.
Взгляд дракона с интересом, совершенно беззастенчиво блуждал по лицам собравшихся.
А законы гостеприимство необходимо чтить, - едва заметно склонил голову набок Арминаард. - Например такие: гости не нападают на хозяев, хозяева не нападают на гостей; и те, и другие наслаждаются щедротами стола, то есть, получается, кушают. Вы кушайте, кушайте, любезные господа. Ни в чем себе не отказывайте. А ты, моя хорошая Вииэль, заблуждаешься. Мой план не настолько уж плох, ведь он вернул мне тебя. Должен признать, мне крайне нелегко далось наше с тобой расставание.
Арминаард улыбался.
Вацлав нахмурился. Перевел взгляд на Серую.
— Арминаард, стало быть, - заговорил исполняющий обязанности командора Имперской гвардии.
Стало быть, Арминаард, - кивнул дракон.
— Я - командор гвардии Его Величества Клемента ван Фриза, Вацлав Лец.
При всем уважении, милсударь, не очень-то вы похожи на герцога.
— Война. Времена меняются. А уж коль скоро времена меняются, имею к тебе предложение. Ты и твои люди присоединятся к моему отряду. Двигаемся мы в Гадару, в Гадаре ты и твои люди получите амнистию.
По случаю раскаяния и содействия властям?
— По случаю раскаяния и содействия властям.
А если не соглашусь?
— Будет бойня, - коротко ответил Вацлав. - При тесном содействии ариев.
Взгляд дракона с любопытством остановился на джинне.
Вот этой вот милсударыни?
— В том числе.
Вы только посмотрите, какая удивительная подобралась компания! - хохотнул Арминаард, поднимаясь из-за стола. - Дракон, архонт, арий и командор имперской гвардии! Да еще и амнистия! Поразительно! А знаете, что еще поразительней? У меня тоже имеется в запаснике пара ариев, - глаза дракона блестели. - И ответное предложение. Ты и твои люди, командор, окажете мне одну услуга - сущая пустяковина! - а потом мы расстанемся. И уверяю вас, милсударыня Биллхам, следа моего рядом с угодьями вашего баронета не останется. Слово чести! - вновь усмехнулся дракон. - Ну давайте же, спросите меня, в чем заключается задание?
На скулах Вацлав вспухли желваки. Видит Бог, он ненавидел дипломатию.
[NIC]Арминаард[/NIC][STA]Золотой дракон[/STA][AVA]http://f5.s.qip.ru/13SunXfTE.jpg[/AVA]

+1

26

Джинния не заставила себя долго упрашивать и расположилась за столом. Пироги пирогами, а горячее мясо и доброе вино в такую погоду куда предпочтительнее. Подтянула миску, выудила чудное тонкое ребрышко с гребнем мяска и неспеша принялась его обгладывать, прислушиваясь да приглядываясь. Блондинка требовала что-то свое, что дракон у нее отнял. "Ага, он прям весь горит желанием все тебе вернуть, еще и от себя добавит, чтобы мало не показалось," - хмыкнула Эльмира про себя, раздумывая, насколько разумно было бы позволить себе винца. Получалось, что неразумно, ей нужна была ясная голова и полный контроль. Кто его знает, когда этот ящер обратно перекинется, прыгай потом с похмельной головой вокруг него. Мужчины упражнялись в светской беседе и упражнения эти начинали действовать на нервы. Эльмира уже жалела, что задержалась в таверне у радушной толстухи и дожидалась свежих пирогов. Не ждала бы - приехали бы господа гвардейцы на пустое место, следа бы от деревни не осталось, земля всё скроет. Но нет, захотелось пирожка с зайчатинкой и вот теперь сиди и думай, как бы ненароком не похоронить какого государственного мужа вместе с обычными разбойниками. 'А зеленоглазая-то скоро дырку на мне проглядит," - подумалось джиннии, перехватившей очередной косой взгляд. - "Арий? Не похожа. Может, я ей просто не нравлюсь или мешаю им, как и они мне?"
Не было у неё плана. С нежитью было просто, они вперемешку с живыми не бегали. А без плана было страшно. И ее снова обозвали арием. Эльмира усмехнулась в миску и поискала себе занятие поинтереснее, чем наблюдать за странной беседой командора с драконом. Вставлять свои пять капель насчёт того, что молча пойти с командором дракону куда выгоднее, чем оставаться с джинном, которому дракон нужен скорее мертвым, чем живым, она не стала. Она отщипывала от куска мяса ароматные волоконца, переводила взгляд с Арминаарда на Вацлава и обратно с видом женщины, привыкшей молчать, когда мужчины разговаривают, и потихоньку создавала под полом осьминога. Овальное тело с большими печальными глазами, прижавшееся мощным клювом к тонкому слою, оставшемуся от пола под столом, длинные гибкие щупальца, готовые в любой момент вырваться в зал... Он ждал. Ждали медведи, изредка поворачивая головы в сторону шевельнувшегося человека. Ждала джинния. Ей вот было интересно, что ж там дракон собрался им задать и кого именно он назвал архонтом.

Отредактировано Эльмира (2015-03-31 00:35:55)

0

27

У них были большие проблемы, и проблемы к тому же множились в количестве – понимала Вииэль. Пока дракон с командором упражнялись в искусстве дипломатии, Ви пыталась анализировать сказанное ими. По всему получалась картина крайне печальная.
Предложение командора об амнистии казалось полным бредом – Арминаард был здесь в позиции силы: у него было больше людей, он был хозяином положения и всяко не желал принимать подачки от слуг Империи. Это с одной стороны. С другой, замечание дракона о том, что на его стороне есть арии, должно было серьезно заинтересовать командора. Потому что воры и мародеры – это еще одно, а вот государственные преступники, коими, естественно, являлись арии, предавшие Империю во время войны – это совсем другое. И у Вииэль были серьезные сомнения в том, что даже командор может обещать им амнистию. Государственная измена – слишком серьезное преступление.
Ситуация, стало быть, ухудшалась и напряжение росло. Женщина, пришедшая с ними, в которой архонт разглядела джинна, приняла приглашение к столу так, словно была у себя дома, заставив Вииэль поморщиться. Впрочем, судя по ее рассказу, она и была у себя дома, что однако никак не способствовало мирному разрешению конфликта. Арминаард сделал им встречное предложение, и повисла тишина. Тишина, которую решилась нарушить Вииэль, потому что понимала – если она ничего не скажет, и мужчины начнут хоть как-то договариваться между собой, ни тот ни другой не вспомнит о том, ради чего здесь драконица.
- Что за задание, Арминаард? – спросила девушка, не глядя в глаза дракону. Сейчас она испытывала к нему почти отвращение. Впрочем, схожее чувство рождалось в ней и по отношению к себе, вернее собственной слабости. Если бы она была сильнее, то все сложилось бы иначе…если бы только Вииэль могла защитить потомство сестры…
- И если мы решим за него взяться, то тебе придется прибавить к тому, что ты уже назвал, возврат того, что ты забрал у меня, - добавила драконица до того, как кто-то смог ее остановить или перебить. Какое у нее было право на это? Никакого. Но если не пойти ва-банк сейчас, то у нее не останется вообще никаких шансов.

0

28

Задание?! О, поверьте, вам понравится! Дело в том, что вы - не единственные представители властей, скрасившие мое одиночество. Кое-кто вас опередил, - насмешливо скривил губы Арминаард. Впрочем, договорить не успел.
Басовито и раскатисто над деревней прогремел рог. Легко узнаваемый сигнал тревоги.
Двери медового зала распахнулись.
— Атака! - прокричал высокий, крепко сложенный человек лет двадцати пяти от роду. - На нас напали!
Какая неожиданность! - Возвел очи горе Арминаард. - Ну что ж, похоже, задание настигло вас раньше, чем я надеялся. Ну, воля судьбы. Alea iacta est, как говорится, - покачал головой дракон. - Мы готовы?
— Готовы, - кивнул ворвавшийся, бледный и слегка испуганный человек лет двадцати пяти от роду.
На позиции, пшел! Так вот, милсудари и милсударыни, - скороговоркой выпалил дракон, переводя взгляд с капитана, на женщин, затем на драконицу. - Ваш покорный слуга, то бишь я, не единственный, кто имеет виды на эти земли. И кто грабит тракты. Аналогичные виды имеют представители Харматанской Империи. И пусть вас не смущает тот момент, что действуют они, так сказать «инкогнито»... Факт есть факт: если дороги не буду держать я, за дороги возьмутся они. А знаете, в чем между нами разница? Я не заинтересован в работорговле. Не гоню в рабы тех, кого посчастливилось ограбить. Благородный я, оказывается, - подмигнул Арминаард.
Деревню окружал отряд. Человек пятьдесят, а то и больше. И, похоже, среди них были архонты. А, быть может, и арии.
Никто не атаковал. Что наверняка настораживало.
[NIC]Арминаард[/NIC][STA]Золотой дракон[/STA][AVA]http://f5.s.qip.ru/13SunXfTE.jpg[/AVA]

+1

29

Дрогнула, загудела натянутой струной внешняя линия паутины, предвещая разнообразие в происходящем. Джинния неспеша огляделась в поисках салфетки, ничего похожего не нашла и вытерла пальцы о полу плаща.
- А тут, оказывается, популярное местечко... - Она поднялась из-за стола и направилась к выходу. - Даже любопытно. Никогда не видела харматанцев. Да и работорговцев тоже. Вы же не против, если я полюбопытствую пару минут?
Меньше всего Эльмиру волновало, кто там был бы против. Джинния вышла на улицу, сморщилась от упавшей на нос снежинки и пошла к центру деревни, прислушиваясь к шуму и сигналам силовой линии.
За забором собралась компания побольше той, что окопалась в деревне, причём, вместе с гвардейцами. Однако, новоприбывшие просто приближались. Не бежали, не гнали коней, не летали огненные шары, не бунтовала содействием ария земля. Смертные окружили деревню, но в бой не рвались, то ли не знали, с кем предстоит столкнуться, то ли знали слишком хорошо. Пока что непосредственной угрозы они не представляли, к тому же кто сказал, что дракон не лжёт? Он мог многим перейти дорогу, так что снаружи мог прибыть отряд местного землевладельца, решившего наконец навести на своём отрезке тракта порядок. Или родичи тех, кого дракон со-товарищи уже обобрал. Лучшим вариантом было бы спросить, чего им тут надобно, но желания получить болт в глаз как-то не ощущалось в наличии, а шансы по-прежнему оставались. Да и уступать добычу не хотелось. И без того слишком много претендентов отщипнуть себе кусочек от драконьей тушки.
Эльмира остановилась, потопталась немного, прикидывая расстояние. Да, примерно здесь, шаг-другой ничего не решит. Замерзшая земля задрожала, заворочалась словно спина огромного зверя, выбирающегося из берлоги, протянулась вверх к низкому серому небу, сеящему хлопья снега, и деревню вознесло вверх, отсекая от отряда снаружи доброй полусотней метров отвесных стен. Испуганно ржали лошади, взмыли с ветвей вороны, оглашая окрестности пронзительным громким граем, заглушившим добрые и ласковые слова, которыми поминали неизвестного им ария новоприбывшие.

0

30

Какого хрена драконица решила высказаться за всех Кейлин не очень понимала и едва удержалась от того, чтобы отвесить девице как минимум подзатыльник. Она здесь в принципе ничего не решает, даже если ей больше всех надо. Джинн отмалчивалась, и это бесило едва ли не больше, чем инициатива блондинистой Вииэль.
Хуже было то, что выбора у них опять не оставалось. Рог возвестил о тревоге. В благородство золотого дракона Серая не верила, не была до конца уверена, что верит и в Харматанцев, которые покусились именно на эту гребанную деревню. С другой стороны, война есть война, дорога, по которой шла армия и беженцы, была стратегически важна, а прямая обязанность гвардии – дорогу эту оборонять от вражеских отрядов.
Только обычно это не предполагает битву в осажденной деревне, где враги и с одной, и с другой стороны, а союзников можно по пальцам пересчитать.  Серая не могла точно сказать кого не любила больше – работорговцев или драконов. И к тем, и к другим она питала сходные чувства – нечисть надо уничтожать.
Отсиживаться далее смысла не имело,  джин первой вышла на улицу, за ней поднялась и Кейлин, к которой  присоединилась драконица.*Деревню окружил отряд навскидку человек в полсотни, но огонь никто не открывал. Еще одна сторона в переговорах? Да не дай боже! Даже совместного их с Вацлавом ораторского, так сказать, дара не хватит, чтобы процесс получился удачным. Легче сразу браться за мечи – перебить сначала харматанцев, потом расправиться с остатками тех, кто окопался в деревне, оставить ее на попечение джинну, раз уж у нее якобы есть права и направление Академии, а самим забрать чертову драконицу и отправиться догонять отряд. Хороший план? Нормальный. Самым сложным во всем этом было выжить, потому что магия, ощущавшаяся в воздухе, видимо, не была происками одного только джинна. Неприятное дополнение к итак мерзкой ситуации.
Пока Кейлин оценивала их шансы на последнее, земля сказала свое веское «фи». От магии заломило в висках, архонт едва удержалась на ногах, потому что настоящее землетрясение заставило деревню подняться над окрестностями. Только сейчас Серая поняла, насколько недооценивала джинна. Кейлин искала глазами Вацлава, потому что только что ситуация осложнилась еще больше... Хотелось верить в то, что стрелы до противников добьют, потому как магия наверняка сможет. А как спускаться потом - тоже вопрос. Если они выживут, конечно. Архонту представлялось маловероятным, что земля будет терпеть подобные издевательства над собой достаточно долго... Как действия джинна повлияют на ландшафт вокруг - вопрос отдельный и не самый приятный.

*Действия Вииэль согласованы с игроком.

0

31

Мастерский

Вацлав давно разучился верить в чудеса, вернее в такие, по завершении которых становятся счастливым обладателем половины царства, руки принцессы и коня. Зато с превеликим энтузиазмом верил в чудеса иного толка - те, которые оканчиваются троекратным возмещением ущерба, потерей чести, а то и отпуском у позорного столба.
Ошалеть, драть вас за ногу, — тихо выругался исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, жестом отдавая приказ своим, мол пошевеливайтесь, поднялся из-за стола.
Слушать дракона и далее смысла не было. По крайней мере, слушать внимательно.
Слушать драконицу он тоже не хотел. Были дела поважнее - отразить атаку наступающего противника, не позволить натворить бед Серой и самому - по возможности - не умереть.
Перехватив меч левой, вышел во двор. Краем глаза отметил поравнявшегося в двух шагах милсударя Арминаарда. Уперев руки в бока, милсударь Арминаард безмолвствовал, то бишь по всей яви затевал нечто совсем нехорошее. Быть может, даже отвратительное.
— Всегда выступал за здоровую конкуренцию, — неожиданно для капитана подал голос дракон. — Я - честный предприниматель. Был бы нечестным, давно бы испепелил округу - прошу простить, пожалуйста, - к необратимо долбанным хренам.
Вацлав кивнул. В данном вопросе мнение дракона он поддерживал, хоть позиции и не разделял.
Под ногами что-то хрустнуло. Вацлав покачнулся. Деревня поднялась на воздух с легкостью и грациозностью, какой позавидовал бы любой полковой штандарт.
Впрочем, свободным полетом наслаждались недолго. На ответную реакцию харматанской делегации потребовался жалкий миг. Поднялся ветер - да такой, что спасибо, что не сдул с краев неожиданно летучих Погорных Вехинок. С шумом и грохотом деревня ударилась обо... Что? Вацлав не знал. Так уж вышло, простых гвардейцев редко когда принято обучать основам геодезии.
Рухнув с небес, деревню ударило. Скрипя бревнами, покачнулся Медовый зал.
Ну что ж, отметил про себя исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, маг воздуха у харматанцев определенно есть. Ветер усиливался. Вацлав перевел взгляд на Серую. Вслух произнес:
Блять! —  О том, что в свободный полет деревню запустили отнюдь не харматанцы, Вацлав догадывался. Не принято оно как-то у господ коммерсантов с разбойниками пускать по ветру капитал. — Желающие сдохнуть - шаг вперед. Остальным - заткнуться и не дергаться! Это приказ, вашу мать!
— Боюсь, отдавать приказы здесь и сейчас вы, дражайший, не уполномочены, — почему-то бледный, хриплым, зловещим шепотом произнес Арминаард.
Я не приказываю, — зло оскалился Вацлав. — Я делюсь опытом.
Дракон не ответил ничего. Он преобразился. Лец не успел моргнуть, как горизонт прошила ослепительно-золотая стрела. Приняв естественную форму, Арминаард взмыл ввысь. Неуместно красивое зрелище.
Да что ж за хрень! — В очередной раз выругался исполняющий обязанности командора Имперской гвардии.
Воздух над деревней сгустился, небо сделалось черным. Похоже, харматанский маг воздуха решил атаковать.
Было тихо. Страшно тихо. В кои-то веке даже кони не спешили ржать.

От мастера

Большая просьба на все экшен-действия оставлять заявки мастеру. Спасибо.

+1

32

Вииэль успела трижды проклясть тот день, когда она угодила в эту передрягу. Сейчас она проклинала еще и вчерашний день, когда сдалась в плен гвардейцам. Командор Лец, может, и был хорошим воякой, но он был всего лишь человеком, а люди не могут противостоять магии и нечисти. Нечистью был Арминаард, а вот магами, как выяснилось, все, в кого не плюнь.
- И откуда ж здесь вас столько взялось, - прошипела сквозь зубы драконица, когда земля под ее ногами начала активно подниматься. Деревню разве что не подкинуло вверх от представления, устроенного джиннией. Теперь было видно людей, которые окружили их, но такое высотное преимущество длилось недолго. Куда ни плюнь – попадешь в мага, так? Вот и харматанцы оказались не дураки – магов у них и своих хватало. Ветер поднялся почти ураганный, а потом земля их под ног попыталась уйти второй раз. Тут Вииэль уже не выдержала и обратилась в дракона. Когда деревня хлопнулась об землю, как бы глупо это ни звучало), серебряная уже поймала воздух крыльями и посему удара не почувствовала. Она плавно опустилась вниз, а спустя пару фраз драконов среди них стало уже двое. Ви не льстила себе – обратился Арминаард не потому, что последовал ее примеру или не хотел допускать преимущества соперника. Золотому дракону было глубоко плевать на нее. Руководствовался он скорее всего теми же соображениями, что и сама Вииэль – да, дракон заметнее и служит лучшей мишенью, чем человек. Зато он сильнее, быстрее и только в драконьем облике им доступен огонь или лед, что рождало определенные преимущества. Да и когда почва уходит из под ног, пара крыльев не окажется лишней.
Несмотря на предостережение командора, вернее решив, что оно относится к людям, Вииэль поднялась в воздух, чтобы оценить обстановку и оставаясь готовой как к защите, так и к нападению. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться об агрессивных намерениях харматанских магов, поэтому драконица постоянно оставалась в движении, чтобы не стать легкой мишенью для них.

Мастеру

Заявка: попытаться увидеть, что происходит в рядах харматанцев и увернуться от нападения, если такое вдруг последует.

+1

33

На любое действие найдется противодействие. На любого ария найдется свой архонт, а на любого джинна – свой арий. Вселенские законы равновесия, которые почему-то многие путали с законами подлости, никто не отменял. Именно с этим и пришлось им всем сейчас столкнуться. На любое действие найдется противодействие, и на старуху бывает проруха – и так далее. На них  тоже нашлась – на этот раз в виде харматанских магов. Серую, правда, не оставляло ощущение, что хреновее всех в этой ситуации приходится ей – потому что всю поганую магию она чувствовала на собственной шкуре. Глаза архонта уже и не думали гаснуть, а держать себя в руках не имело никакого смысла – удержаться бы на ногах. Порыв ветра чуть не сдул ее к чертям собачим, а потом тряхнуло так, что все предыдущее показалось детским лепетом. Некоторые не удержались на ногах, Кейлин сама осталась стоять, кажется, только потому что успела ухватить какого-то здорового мужика за руку. Жаль только не было никаких шансов, что мужик этот окажется харматанским магом. Вииэль обратилась в дракона – не иначе со страху, а очень скоро ее примеру последовал и этот Арминаард, не пожелавший выяснять с Вацлавом кто главнее и больше понимает в битвах. Дракону наверняка сподручнее было просто за всеми наблюдать и поливать жидким пламенем сверху. Кейлин скрипнула зубами – вот оно, иллюзорное пленение. Все эти заигрывания с нечистью до добра не доводят – оба дракона сейчас были в небе, и кто знает, не совместным ли планом (заодно спевшись и с харматанцами) они заманили командующего ревалонской армией в ловушку. Серая помрачнела еще больше и выругалась. Желающих спорить с Вацлавом не нашлось ни среди гвардейцев, ни среди людей дракона. Этим тоже хотелось жить, а крыльев они отрастить не успели. Все притихли и ждали – ждали, очевидно, атаки харматанских магов, которым мало что могли противопоставить. Архонт, наплевав на субординацию, приличия и прочее встала вплотную к Вацлаву, потому что он был единственным, на кого ей было по-настоящему не плевать сейчас. А еще она понимала, что только стоя с ним рядом, она сможет растянуть архонтский щит так, чтобы он прикрыл их обоих, когда маги ударят.

Мастеру

Заявка: если маги ударят, попытаться прикрыть щитом себя и Вацлава.

+1

34

Гости ответили быстро и решительно, сразу давая понять, что они-то расшаркиваться как раз не намерены. С воздушными щитами Эльмира ещё не сталкивалась и пропустила  удар. Тряхнуло основательно и неведомый арий явно не собирался этим ограничиваться.
Глядя в темнеющее небо, джинния прикидывала шансы. Два дракона. Захватывающее зрелище... Огромные прекрасные создания, истинные хозяева небес, в другое время и при других обстоятельствах можно было бы полюбоваться, но сейчас времени не было. Арии воздуха снаружи - тот ещё подарок. И архонт. Ещё рядом есть архонт, от которого Эльмира не знала, чего ожидать.
Она перевела взгляд на драконов. Вполне достаточно для гостей. Возможно достаточно. Либо они разберутся с арием, либо арий - с ними. Рисковать своей шкурой не было никакого смысла, тем более подставлять себя под удар. Проще подождать, пока арий выдохнется, а дракон приземлится. Все равно она не сможет ловить его, пока он не окажется в зоне досягаемости.
Джинния резким движением свела руки над головой, вытягивая из послушной земли прозрачный купол. Теперь арий мог буйствовать сколько влезет, ее это не коснется. Смертным придётся заботиться о себе самим, но это джиннию беспокоило мало. Куда меньше, чем маленький баронет, ждущий ее в далёкой школе.

0

35

Мастерский

Когда деревню в очередной раз накрыл купол — теперь прозрачный, будто бы кварцевый, кони наконец заржали. Заржали исступленно, дико, очень жутко и жалобно. Вацлав приготовился к атаке. Атаковать не спешил никто. Не спешил минуту, не спешил вторую, не спешил третью. Покружив под сводами купола, грациозно опустился на землю Арминаард.
И тогда Вацлав понял, что руководило харматанцами — здравый смысл и самый банальный расчет. Это были не обыкновенные разбойники, это был хорошо обученный профессиональный отряд, наверняка не понаслышке знающий, что такое осада. А осада — это в первую очередь терпение. Знал о том и Вацлав. В отличие от обитателей деревни, в распоряжении харматанцев имелись неограниченные запасы воды и воздуха. В отличие от обитателей деревни, харматанцы могли вызвать подкрепление. Да чего уж там! — в отличие от обитателей деревни, харматанцы работали слажено, тогда как собравшиеся здесь... похоже, от роду не слышали, что такое «субординация». За исключением пятнадцати конников из свиты исполняющего обязанности командора Имперской гвардии, а эти были слишком малочисленны, чтобы что-то в корне изменить или на что-то повлиять.
Прекрасно, — устало пожал плечами Вацлав. — Значит, мы выбираем вариант «подыхать». Честное слово, я не против, — добавил Лец, убирая меч в ножны. — Вот только подыхать я предпочту на сытый желудок. Негоже оно, перед смертью голодать, — хмыкнул исполняющий обязанности командора Имперской гвардии, полный решимости вернуться обратно в медовый зал.
Так или иначе в скором времени несанкционированные вспышки магии, притом магии за пределом людских возможностей, привлекут внимание наблюдателей из Академии Белого Пламени, те в свою очередь направят сюда штурмовой отряд. То, что случится впоследствии, подсказывал здравый смысл, бесспорно найдет отражение в целой поэме, а то и в паре баллад.
Как бы то ни было, свою миссию он выполнил — одно с одним складывалось, что в обозримом будущем Арминаард вряд ли выйдет разбойничать на злополучный аквилейский тракт.

0

36

Атаки не было. Атаки не было, и этот факт давно так не бесил Серую. Уровень ее злости зашкаливал, становился почти осязаемым. А врага, на которого можно было ее выплеснуть, не было. Вернее врагов-то было в избытке, но  добраться до них не представлялось возможным. Над деревней повис купол, который был похож на прозрачное стекло – несложно догадаться чьих рук дело. Драконы и люди – все оказались «под защитой», построенной джиннией. И уже за одно это архонту хотелось удавить всех. Кроме Вацлава разумеется…
Правда, в него тоже захотелось кинуть чем-то тяжелым, когда он изрек правильную по сути и очень логичную, но совершенно дурацкую фразу. Вацлав был прав – инициатива, проявленная некоторыми особо прыткими членами «отряда» была идиотической. И ни командор, ни гвардейцы ничего с этим сделать не могли. Только это не помогало – Кейлин все равно злилась все сильнее.
- Прекрасно. Просто замечательно. Давайте подождем второго пришествия Всеединого, благо церковники уже откопали свою Святую магию, - прошипела архонт и направилась к почти невидимой границе щита. Можно было ждать, когда харматанцев станет столько, что они сметут жалкое сопротивление, можно – ожидать, пока армия или маги заметят, насколько все в районе не так. Но Серая ждать не умела, как и полагаться на других. Вообще-то она надеялась, что Вацлав сказанное исполнит и вернется в медовый зал, чтобы не усложнять все, но дожидаться этого момента не стала. Архонт «накрыла» руку энергетическим щитом и попыталась прикоснуться к щиту, созданному джинном. Рука спружинила, но боли или дискофорта Кейлин не почувствовала. Тогда она растянула щит на большую площадь и со всей силы ударила им о «стеклянный» щит джинна, стараясь удержаться на ногах и сразу же после этого поразить кусок, ставший нестабильным (по крайней мере в это очень хотелось верить), архонтским кинжалом.

Мастеру

Заявка мастеру: Попытка пробить в одном месте магический щит, используя архонтский энергетический щит и кинжал.

0

37

Под ударами архонтки щит начал вибрировать.
Снег валил — там, за пределами купола, — метель усиливалась. Неожиданно для всех небо начало затягивать тучами. Харматанский отряд пришел в движение. Вопреки всем ожиданиям, харматанцы пятились — и от деревни, и от купола.
Небосклон на западе разорвала странная, совершенно неуместная здесь и сейчас радуга. Вацлав так и замер на месте. Эту радугу, вертикальную, он уже видел. Именно так выглядел разлом миров. А это могло значить только одно — кто-то с той стороны стремился попасть в этот мир. Непонятно, правда, кто. Но вряд ли друг.
Друзья обыкновенно дожидаются приглашения.

0

38

Вииэль устремилась вверх, подальше от всего этого. Чтобы улучшить обзор, чтобы не столкнуться с Арминаардом, и чтобы  почувствовать себя наконец свободной. Только в настоящем облике и в воздухе драконица чувствовала себя по-настоящему живой. Только так, и никак иначе.
На какое-то мгновение Ви даже почувствовала себя счастливой. Словно, никто не мог ее остановить, словно Адалия еще жива, и они могут быть семьей. Словно…
Реальность настигла Вииэль резко и внезапно – драконица со всего размаха врезалась в прозрачный щит, который вырос усилиями джинна. Воздух, казалось, задрожал, наполненный жалобным криком дракона. Серебряная стрела устремилась вниз, и в какой-то момент могло показаться, что драконица разобьется о землю, но она все же поймала крылом воздух до того, как это произошло.
Голова кружилась, во рту явно ощущался привкус крови, но Ви все же постепенно приходила в себя, пытаясь найти джинна, подложившего им всем такую свинью. Харматанцы явно отступили и не собирались нападать, подлец Арминаард спустился на землю и наверняка искренне забавлялся тем, что только что произошло.
Драконица взревела. Бездействие ее бесило. Больше всего на свете она сейчас хотела убивать – убивать всех подряд: проклятого джинна, Арминаарда, харматанцев, которые помешали переговорам командора, самого командора, который это все затеял, и его архонтку, которая так гневно сверкала глазами.
Вииэль огляделась, и нашла как раз последнюю. Видимо, Кейлин тоже не угодил щит джинна. Архонт стояла сейчас спиной и не видела, как серебряный дракон спикировал вниз. Одного удара когтей было бы достаточно, и Ви выпустила ледяную волну… только вопреки своим первоначальным желаниям, драконица не убила архонтку, а попыталась помочь ей – она словно нарисовала на щите ледяную арку, пытаясь отсечь тот участок, который пыталась разрушить брюнетка.
«Если общую структуру нарушить, щит проще сломать. Совместных усилий должно хватить,» - подумала Вииэль, но только потом увидела, что делать это вряд ли стоило. Она никогда не видела разлома миров, но помнила, как описывала его Адалия. Слишком много магии в одном месте… слишком… и сейчас драконица могла добавить последнюю каплю.
- Не может быть, - прошептала Ви, как только земли стали касаться не драконьи лапы, а девичьи ноги в зимних сапожках на меху.

0

39

Эльмира оторвалась от созерцания завораживающего полёта огромного дракона и поневоле переключилась на происходящее внутри. Смертные были недовольны. Что ещё более странно - недовольна оказалась и белокурая девушка-драконица, ее ярость ощущалась почти физически. На ее месте джинния уже принялась бы методично рыскать по всем углам в поисках того, что отнял у неё сородич. Зеленоглазая сосредоточенно ломала купол, ломала-то явно магией, но не стихийной. Особая была магия, не такая как у ариев.
- Почему сразу подыхать? - откликнулась джинния на слова командора. Его-то реакция была вполне понятна, крестьяне тоже не спешили входить в свои новые дома, возведенные лёгким движением руки нечисти богомерзкой. И отговорок у них хватило бы на десяток джиннов. -Воздуха тут хватит на пару дней точно, а столько сидеть под куполом необходимости нет никакой. Если предпочитаете, чтобы этот вот золотой красавец поджарил вас как куренка на сковородке, это вполне можно устроить. Смертные снаружи пока ничем не грозят, а вот гостеприимный наш хозяин имеет все основания от нас избавиться.
Радуга. Ослепительно яркая в сумраке метели и совершенно неуместная. Эльмира вглядывалась в разноцветную полосу, забыв на время о смертных, драконах и вообще обо всем. Радуга. Точно такая же. Такую же радугу она заметила над развалинами древнего сооружения, и она была так же заметна и так же неуместна, вырастая из чёрной мёртвой земли, сожженной неведомой ей силой, оставившей после себя лишь опаленные камни и останки чего-то рукотворного непонятного назначения. Джинны искали их. Некоторые их этих диковинных механизмов удавалось привести в движение, это было так интересно - поиграть в чужие игрушки. И она тоже искала такую игрушку, когда увидела радугу, приманившую ее словно блик свечи в окне ночного мотылька. Именно так она и попала сюда.

0

40

Вацлав не успел. Хотел уйти и не успел. Радуга завораживала. Одновременно прекрасная и пугающая до мокроты в штанах. Во избежание последнего Вацлав прикусил губу, боль отрезвляла. Боль отрезвляла, навязчивый зуд в правом локте - нет.
Последняя встреча с такой вот радугой, одновременно прекрасной и пугающей, обернулась потерей руки. Подвиг, повторить который не пожелаешь даже врагу. А врагов хватало с лихвой. Впрочем, как раз в этом ничего сенсационного не было. Наживать врагов для командора Имперской гвардии - своего рода должностная обязанность, священный долг и награда за труд.
Женщина, самоназванная Эльмирой Биллхам, что-то говорила. Вацлав слушал вполуха. Щит вибрировал.
Женщина, самоназванная Эльмирой Биллхам, не была солдатам. То ли не понимала, то ли не желала понять - в замкнутом пространстве драконий огонь испепелит до консистенции жареного куренка не только его, командора, с гвардией; в замкнутом пространстве драконий огонь испепелит до консистенции жареного куренка все, что способно гореть - расплавит к чертям собачьим вместе со сковородой. Что, впрочем, наверняка ничуть не заботило самоназванную госпожу Биллхам. Насколько успел сообразить Вацлав, из здешней компании она была, пожалуй, единственной, кто не умел гореть.
Щит вибрировал. Как-то сам собой исчез, растворился, скрылся из поля зрения распроклятый дракон Арминаард. Видать, побёг хоронить награбленное, решил Вацлав, сам понимая, что вероятнее всего не прав.
Щит вибрировал. Радуга раскололась пополам. Кто-то в рядах стремительно покидающих позиции харматанцев громко и жутко вскрикнул. Исступленным ржанием подхватили крик лошади. Из расщепа наплывала тьма - абсолютная тьма, чернее черного, беспросветная, беспроглядная. И эта тьма порождала звук - леденящее кровь шуршание десятков, а то и сотен крыл. Невидимых крыл.
По щиту зазмеились трещины. Раздался очередной крик, на сей раз кричали многие, хором - и гвардейцы, и разбойники.
Щит раскололся, треснул, как переспелое яблоко, на деревню обрушилась тьма. Черная, липкая, вязкая. Матерясь прескверно и чудовищно, Вацлав покрепче перехватил меч. Ничего иного он сделать не мог.
Шелест крыльев звучал все ближе, но сколько не силился, исполняющий обязанности командора Имперской гвардии не мог разглядеть ни когтей, ни клыков.

Мастерское

В деревне действительно стало темно, но темнота не абсолютная, скорее густой смог.

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Где люди не видят и боги не верят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC