Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Благие намерения


Благие намерения

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: вторая половина октября 1657 года
Место: Андор, Аквилея
Участники: Авилия Ротейм, Асвальд Рейнеке
События: продолжение эпизода «Спортивный интерес»

+1

2

Человеку свойственно бояться. Чаще всего, бояться вещей и явлений непонятных и непривычных, а особенно, если видит человек эти вещи и явления впервые в жизни. Авилия же пребывала почти в полном оцепенении и, казалось, еще больше испугаться просто не могла. Девушка держалась бодро, но только внешне, внутри все трепетало и намеревалось устроить революцию в масштабах одного не особенно крупного организма.
Бард не сразу поняла, что оказалась в гостиной. Непривычно пышное убранство и резкие приятные запахи - особенно после вони внизу - казались чем-то сказочным. Она мысленно согласилась с Рейнеке, кивая на автомате - расточительство. Птица никогда не понимала, зачем люди строят себе огромные дома и собирают в них все самое дорогое материально, когда намного важнее и дороже заботиться о близких и их благополучии. По опыту девушка знала, что те, кто живет в таких роскошных домах, чаще всего "дьявольские распаскудники", как выразился Его Лисейшиство. Наверняка, Альвер Альт’Рээн исключением не был, а совсем наоборот, являлся ярчайшим представителем тех самых распаскудников. Вил снова кивнула и перестала разглядывать интерьер, вспомнила про рану мужчины.
- Кровь все равно нужно остановить, сеньор. - она снова осмотрелась, но на этот раз в поисках чистой тряпки, - Вы не могли порезать что-нибудь другое... - сообразив, что говорит явно лишнее, бард прикусила язык.
Раздумья о портале и магии Авилия решила отложить на потом, сейчас нужно было разобраться с насущным, которое, впрочем, ее не особенно беспокоило. Да, слуга Империи явно что-то задумал, но это что-то совершенно точно не касается дочки неприметных торговцев, которая путешествует с тремя грошами в кармане. Хоть пришла она к этой мысли достаточно быстро, успокоиться было сложно, но, тем не менее, необходимо.
Спустя минуту Ротейм уже держала в руках белоснежное тонкое полотенце, которое вполне могло сойти за жгут и бинт одновременно.
- Разве мое будущее не ясно? Или Вы хотите поведать о будущем Империи? - она несла откровенную чушь и понимала это, но сконцентрироваться все еще не могла, поэтому в глаза собеседнику не смотрела, только неловко переступала с ноги на ногу.

+1

3

Жизненные принципы, которыми далеко не первый век руководствовался Его Лисейшество, что в сумме, что по отдельности были просты и бесхитростны, один из них гласил: все, что не убивает нас, - конченный неудачник и второй попытки не заслуживает. Не говоря уже о прощении. Рана, а вернее «ранка» - действительно была пустяковая, однако против девичьей заботы Рейнеке не имел ничего - ни в уме, ни за пазухой, что в свой черед подводило ко второму правилу - «если женщина хочет оказать содействие, ни в коем случае не отказывай! в конце концов, это ведь женщина, а, следовательно, содействие она все равно окажет, но в твоих интересах, чтобы это содействие было согласовано». Рейнеке морщился.
Я могу порезать грушу, - менторским тоном заявил Лис Императора. - Где-то у Альвера были груши. В сахарном сиропе. Очень вкусные.
О том, что ее перенаправили сюда явно не из высокого желания поделиться консервированными грушами из личных запасов эльфа, недавно умерщвленного, девица наверняка догадывалась. Не могла не догадываться. Нежный вид и принадлежность к эстетствующей профессии могли ввести в заблуждение любого, но только не Асвальда Рейнеке. Потому что третий жизненный принцип Его Лисейшества, пусть и мало походил на принцип, утверждал следующее - «если в мире действительно существуют вещи, созданные друг для друга и друг другу предназначенные, - это шпионаж и музыка». В общем и целом девица явно была смышленая и очень даже ушлая.
Можем поговорить о твоем будущем, можем поговорить о будущем Империи. Я, скажем честно, чуть-чуть соврал. Время у нас есть и мы никуда не торопимся. Потому начну издалека, - начал издалека Рейнеке. - Видишь ли, я очень люблю талантливых людей. Мне повезло, визит в эту богадельню хотя бы один талант, но выявил. Да, Авилия, я говорю о тебе, моя милая девочка. Сложилось у меня впечатление: ты не только храбрая, ты умная девочка А теперь будь добра, расскажи о себе... Ну а я, если пожелаешь, займусь грушами. Слово Лиса Императора, феноменально вкусные!
В коридорах суетились стражники. Искали допплера. Допплера они, разумеется, не найдут - и это к лучшему. Скоро по Андору поползут слухи о восстании в цирке Альт’Рээна, а вместе с тем - о его, Альт’Рээна, незавидной участи. «Вот что бывает с теми, кто попирает законы Империи, - усмехнулся про себя Асвальд Рейнеке, - надо бы пусть слушок, мол де восстание это не первое. И, надо думать, не последнее».

+1

4

Поиски повязки закончились толком не начавшись. Вил необходимо было чем-то занять руки, чтобы сконцентрироваться - странная привычка. Она схватила одно из чистых полотенец, которое оказалось ближе всего, и, чуть ли не краснея, вернулась к Его Лисейшеству, пока тот не успел заняться нарезанием еще чего-нибудь. Тонкими музыкальными пальцами девушка сжимала ткань, которой вытирала потеки крови с чужой груди, отодвигая ворот порезанной рубашки; впрочем, рана действительно была пустяковой.
То, что Рейнеке начал издалека, Авилии не понравилось сразу, вернее, вызвало некоторые опасения, хоть и непонятно почему. Убивать и грабить слуга Империи точно не будет, да и в клетку обратно не посадит, - все остальное мелочи. Похвала заставила напрячься еще больше, но Птица держалась спокойно и все еще смущенно. Просто так никто никогда не хвалит, раз какие-то качества в человеке были замечены, значит их непременно хотят использовать во благо заметившего.
- Благодарю, сеньор. - она учтиво кивнула.
Груши?” - бард запоздало сообразила, что имеет в виду мужчина, и кивнула еще раз. Рассказывать о себе не хотелось, ведь рассказывать по сути было и нечего.
- Мое имя Вы уже знаете. - порез слабо сочился кровью, поэтому приходилось поворачивать полотенце еще не замазанным краем и снова промакивать, - Профессию тоже. Песни исполняю как собственного сочинения, так и те, что услышала на улицах. Много легенд, которые были положены на музыку. Играю на любых струнных инструментах, обучена грамоте. - она продолжала стирать алое, невольно заметив, что рубашку явно придется стирать, - Перед тем, как попасть в это место, я добиралась до Финиона. Последнее, что помню, лес на границе Эрендола, потом проснулась в клетке внизу.
Ротейм замолчала, пытаясь понять, что еще хочет узнать Асвальд, а главное, зачем. Материя в ее ладони все реже касалась его раны, и, наконец, девушка отступила, опустив руки.
- Не знаю, почему Вы увидели во мне храбрость, сеньор. - она вытерла запачканный палец и отложила полотенце на стул.
Посмотрев на собственные кисти, Птица вспомнила, что оружие бросила, а щиток все еще не сняла. Украдкой спрятав монетку подаренную оборотнем в карман штанов, она принялась ослаблять ремни и дергать плечом, желая поскорее сбросить с себя железку. “Может, пока не стоит?” - промелькнула мысль, когда предплечье было высвобождено. Вил коротко глянула на Его Лисейшество и все таки скинула защиту на тот же стул.

+1

5

От груш в сахарном сиропе Авилия отказалась, что, по мнению Рейнеке, характеризовало ее как женщину очень сосредоточенную и крайне обстоятельную. Другая бы на ее месте обеими руками ухватилась за любое предложение - вплоть до приватного танца под звездами - лишь бы оттянуть неизбежное: долгий и муторный разговор с Рейнеке, итогом которого было решение ни много, ни мало из разряда «казнить нельзя помиловать». Очаровательно! - утвердился в своем Лис Императора, - чрезвычайно, чрезвычайно храбрая девочка!
Кровь сворачивалась, ранка зудела. Препотивнейше. Ну, ничего страшного, скоро затянется. Это было отнюдь не первое ранение, которое Его Лисейшество вынужден был причинить себе сам, без посторонней помощи. Такая вот она тяжелая, служба на благо Империи. Иногда, чтобы избежать больших жертв, приходится соглашаться на жертвенность. Рейнеке усмехнулся. Происходящее здесь и сейчас ему почему-то нравилось. Было ли дело во вполне естественной заботе здорового, проявленной в отношении раненого, или в чем-то ином, Лис Императора не знал. И не торопился выяснить.
Ясно, - кивнул Его Лисейшество на историю Авилии. - Конечно ты храбрая. Храбрая уже потому, что ты здесь. Рядом со мной. А не последовала за дружком-допплером, - украдкой бросая взгляд на отравляемую в карман монету, ухмыльнулся Рейнеке, - Храбрая потому, что не испугалась оборотней. Не стушевалась потом, а еще потому, что ни разу не попыталась вызывать во мне жалость, сочувствие или того хуже - презрение. Ты храбрая, Авилия Ротейм, ты легко приспосабливаешься, а следовательно обладаешь высоким потенциалом... выживания. И мне это, курва мать, отчаянно нравится! - коротко рассмеялся Лис Императора. - Хочу предложить тебе работу. Не очень опасную, высокооплачиваемую, совершенно по твоему... профилю. Но прежде чем перейти к сути я потребую с тебя отказ или согласие. Подумай, Авилия. И знай: в случае отказа - не обижусь. Отпущу с миром, компенсирую убытки и пожелаю счастливого пути.
В трапезной было прохладно. Ветерок гулял по комнате, тревожил забытые на столе капустные листки и салатные заросли.

+1

6

Ветерок, который тревожил капустные листья, отчаянно пытался отделить от девичьей спины налипшую рубашку. Ощущение было, мягко говоря, отвратительное, Птица поежилась и постаралась встать так, чтобы не чувствовать сквозняка. Странно, что она не заметила его раньше, видимо, волнение понемногу отступало.
На словах про “дружка-допплера” очень хотелось поморщиться, но девушка сдержалась, сохраняя спокойное и, как полагается, учтивое выражение на запачканном пылью лице. Вил даже представлять не хотела, как сейчас выглядит, впрочем, слуга Империи в разрезанной рубашке и изрядно побледневший выглядел не намного лучше.
- В некоторых ситуациях необходимо приспосабливаться, а потенциал выживания - качество очень полезное в нашем нестабильном мире.
Она улыбнулась шире, когда мужчина рассмеялся, и опустила плечи, удивленно округлив глаза, когда предложил работу. Ожидала бард чего-то менее щедрого, хотя, глядя на Рейнеке, вряд ли стоит радоваться такому предложению. Девушка нутром чувствовала  неладное, ей явно предлагают не выступление в доме какого-нибудь графа, но прекрасно понимала, что на отказ Асвальд очень даже обидится. Возможно, она почувствует это физически, да и ссорится с главой разведки совсем не хотелось.
- Благодарю за оказанное доверие. - уголки губ Птицы дернулись вверх, она тянула время, не зная, какое из зол выбрать, - Мне совершенно не хотелось бы его не оправдать. Мои навыки в музыкальном искусстве не столь хороши, игре на инструментах обучала матушка, а петь всегда получалось, но… Уверена, в Империи можно найти артистов с большим опытом и талантом.
В ее серо-зеленых глазах совершенно отчетливо отражалось смятение и смирение, качества несовместимые, но часто сопровождающие друг друга. Ротейм все еще не знала, где взять денег на путешествия, не знала куда направиться, а расспросы знакомых не давали результатов; к тому же, если она потеряет цель, которую поставила для себя уходя из Бефсана, смысла не будет ни в чем. Действительно задумавшись о собственной судьбе и провалившись в сомнения, Авилия замолчала и опустила взгляд, надеясь, что ей позволено ответить не сразу. Размышления все больше уходили в сторону отказа, аргументируя его присутствием огромной ответственности, но интуиция отчаянно боролась, подкидывая все новые “а вдруг” и “а если”, в итоге девушка сдалась.
- Если Вы уверены в своем выборе… - она замялась, снова поднимая взгляд на собеседника, - То я согласна.
В голове практически отчетливо прозвучал удар в гонг - два слова и ее дальнейший путь - не только в прямом смысле - совершено меняется.

0

7

Большинство обитателей этого нестабильного мира, - говорил Рейнеке, с интересом разглядывая девушку, - самым востребованным качеством полагают платежеспособность. Мол, тугая мошна есть вернейший гарант преодоления даже самых непреодолимых преград; мол, деньги решают все. Хочу сказать, Авилия, это не так, чушь несусветная, колоссальных размеров лжа. Да, безусловно, деньги - это хорошо; деньги - универсальный ключ от всех дверей. Однако существует в этом нестабильном мире нечто куда более полезное, еще полезнее собственной платежеспособности, это «нечто» - платежеспособный союзник. А я, поверь, из таких.
Рейнеке в очередной раз поморщился. Холода он не любил.
Чем платежеспособный союзник полезнее собственной платежеспособности? Да хотя бы тем, что собственные деньги имеют свойство заканчиваться в самый неподходящий момент, тогда как чужие... чужие деньги - не твоя головная боль. Тем паче, если деньги казенные. И меня абсолютно не интересует, насколько хороши твои музыкальные навыки, как мне абсолютно без разницы, сколько в Империи превосходящих тебя талантом артистов. Так уж вышло, судьба свела меня именно с тобой, а в некоторых вопросах я недопустимо... суеверен. Журавлю в небе всегда предпочитаю синицу в руках, - таинственным образом улыбнулся Рейнеке, смакуя не то чтобы очень удачный, но вполне соответствующий реальности каламбур.
Не в пример большинству своих предшественников Асвальд Рейнеке, Лис Императора, отличался очень скромными потребностями. Когда большинство его коллег предпочитало обращать взор на так называемые «сливки общества», высший свет, - графов, баронов и герцогов - Рейнеке шел иным путем, не видя ничего зазорного в вербовке воров, грабителей и прочих маргинальных элементов, без мыла вхожих вообще в любой свет. Причем не только без мыла, но и без факелов. И это было оправдано: рожденный во тьме видит куда лучше собрата, с младых ногтей окруженного сиянием и великолепием.
Я всегда уверен в своем выборе, - пожал плечами Его Лисейшество. - Мерзкая царапина... саднеет. Так вот, ты любишь путешествовать?
По сути Авилия могла не отвечать, Рейнеке знал ответ.

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Благие намерения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC