Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Предательство

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: осень 1657 года, почти сразу после свадьбы Софии фон Эдель и Октавия ван Фриза (до эпизода "Теперь мы разделяем тайну, а не она нас")
Место: Аверна, Императорский дворец, покои принцессы Софии.
Участники: София фон Эдель, Агнетта фон Эдель
Краткое описание: Наследница Эделейса в гордом одиночестве собирается в обратный путь из Аверны домой, под крыло матери. Младшая из сестер фон Эдель, несколько дней тому назад ставшая законной супругой принца Октавия, отныне в Асгард не вернется. Не имевшим возможности поговорить наедине с объявления новости и вплоть до свадьбы обеим сестрам есть, что сказать друг другу.

0

2

Как было прекрасно проснуться под щебетание птиц, нежиться в постели, предаваясь мечтаниям с улыбкой на губах. София сияла, как самая яркая звезда на небе, как солнце за окном. Она была счастлива вот в такие моменты, когда не нужно было  опасаться, что кто-то узнает ее тайну. В такие моменты она представляла себя обычным человеком, предавалась мечтаниям о будущем и звонко смеялась. Такой счастливой София была, наверное, только в детстве до такого как получила свое проклятие. Беззаботность - поистине прекрасное чувство.  Присев на кровати, она потянулась. Пока не было служанок, это были минуты только ее счастья и покоя. "Я не верю, что все это происходит со мною", - хотелось петь и танцевать.  София опустила босые ноги на пол и, поднявшись с кровати, сделала несколько оборотов, звонко смеясь. Видимо, слишком звонко, так как почти сразу же в дверях нарисовались служанки и пара фрейлин.
- Доброе утро, Ваше Высочество, - ах как же эту чудесно звучало, словно музыка для ушей новоявленной ван Фриз.  Кто же мог подумать, что будущей Императрицей станет она, а не ее сестрица! Кстати, давненько они с нею наедине не разговаривали. И интересно как долго Агнетта еще пробудет в столице? И почему не уехала сразу после свадьбы с родителями?
- Эженка, передай моей дорогой сестре, что я приглашаю ее к себе, а до этого подайте мне, как обычно чай - отдала распоряжение София, присаживаясь в кресло. Все знали, что младшая фон Эдель почти ничего не ест по утрам, ограничиваясь лишь чаем и какой-нибудь совсем малой порцией еды.
Вокруг Софии стали хлопотать, а Ее Высочество только указывала где и что исправить.  Самые дорогие наряды, роскошные украшения, изящная диадема. Для любительницы моды это был рай. К тому же сегодня София хотела выглядеть еще лучше, чтобы встретить так сестрицу, которая всегда поучала ее, которую готовили на роль жены одного из принцев. Не хорошо, наверное, но фон Эдель злорадствовала и хотела уязвить самолюбие Агнетты. Хотела, чтобы та почувствовала себя второй, так как всегда чувствовала себя София.  Наверное, это было по-детски, но она иногда и была сущим ребенком.
- Сегодня после обеда мы едим верхом, - "обрадовала" своих фрейлин София, лишь парочка разделяли радость от этой затеи.  На протяжении следующей пары часов девушки щебетали, обсуждая наряды, слухи, новости. София могла в такие моменты быть самой собой, полной непосредственности. И пока все у нее было хорошо, хорошо было и окружающим.  Иногда взгляд голубых глаз устремлялся на часы. К встрече с сестрой она готовилась мысленно, придумала даже парочку колких фраз. И вот кто бы мог сказать сейчас, что София несмотря ни на что любит Агнетту, но вредность и уязвляемое годами самолюбие пока взяли вверх. Вспоминалась и одна из их самых громких ссор и пренебрежение, с каким Агнетта иногда относилась к сестре. Хотелось получше рассмотреть лицо кареглазой красавицы. Тогда на празднике все было как в тумане, ушло столько сил на то, чтобы просто не выдать себя. Сейчас все будет намного проще.
Погода за окном, не смотря на осень, стояла чудесная. Ярко светило солнце, ощущалось легкое дуновение ветерка. В такую погоду хочется прогуляться по саду. Впрочем, неизвестно было, дойдет ли встреча сестер до самой прогулки.

Отредактировано София фон Эдель (2015-03-20 13:10:59)

0

3

«Башня Смерти» - теперь это название приобрело совсем другой вкус. Величавой, поистине имперской казалась Агнетте эта громада, непоколебимой и внушающей всю гамму чувств от почитания до трепета. Коридоры и анфилады, залы и покои сплетались в лабиринт, но она не чувствовала себя в нем потерянной. Она была здесь «своей». И вдруг, всего лишь за какой-то месяц все изменилось. Шепотки, змеящиеся по стенам, полам и потолкам, уже не обползали ее стороной, они вились вокруг ее ног, тянули за запястья, карабкались по плечам и обнимали за шею. Она чувствовала, как их холодные тонкие пальчики теребили ее уши: «Агнетта! Агнетта! Сестра императрицы, ты не нужна нам, зачем ты здесь? Уезжай, Агнетта!» Но она осталась. Назло им всем. Она имела полное право. Матушка ее просьбу не оспорила, положившись на благоразумие своей старшей дочери, но в глазах Греты она увидела беспокойство. Напрасное. Ей всего лишь нужно было время – пройтись по лабиринту замка с высоко поднятой головой, возможно, где-то в уголке найти остатки своих, уже успевших подгнить надежд.
Она не могла позволить себе роскоши долго убиваться о прошлом. После нескольких дней дочь Железной Греты поступила, как и было должно, - начала собираться в дорогу. За укладкой сундуков ее и застала фрейлина Софии. Теперь у сестры был целый выводок таких же, как она, беспечных и пустоголовых птичек. Агнетта совершенно не горела желанием видеться с принцессой, но отказать приглашению не могла. Конечно, София об этом знала и воспользовалась шансом вместо того, чтобы навестить сестру самой. Первая заноза зудела не так сильно, но впереди Агнетту ждала целая уйма подобных тычин. Фрейлина смотрела на нее с сияющей улыбкой, щедро подливая уксус в и без того горькое угощение.
На прием к принцессе Агнетта шла с плотно сжатыми губами. Она уже была одета в свое дорожное платье, серое и добротное, глухое и добродетельное, как сама святая Мартиника.
- Ваше Высочество, - сестра была ослепительна. В окружении своих подруг, одетая в шелк и увешанная переливающимися всеми цветами радуги камнями, она выглядела так, как, должно быть, мечтала всю свою жизнь. Ее триумф был таким громким, что Агнетте стоило труда не поморщиться. Слишком разительным был контраст с той перепуганной до смерти, напряженной и бледной Софией, что предстала перед всеми на бракосочетании. Она могла пустить пыль в глаза этим вертихвосткам, но не сестре. Настоящая София была именно там, на свадьбе, отчаянно цепляющаяся за жалкие ошметки своего самообладания. Здесь сидела кукла, разряженная и розовощекая, но совершенно не готовая к тому, что ее ожидало впереди. Неужели она думала, что все беды вдруг оказались позади? Разве не могла она заметить того, что на лбу матушки то и дело пролегала короткая резкая складка. Грета приняла их судьбу, как и все испытания в своей жизни, стоически. Она деловито готовилась к свадьбе, всячески поддерживала Софию, отгоняла от покоев дочери случайно забредших ариев. И Агнетте хотелось порою закричать от того, какой слепой ко всему этому оказалась София, только и щебечущая что о своем будущем супруге. Жизни фон Эделей висели на очень тонком волоске, но сестра отказывалась об этом думать.
- Если вы не будете против, Ваше Высочество, я прошу у вас личной аудиенции, - она сделала ударение на «личной», - Их Светлости, надеюсь, понимают мое желание и не сочтут это за оскорбление? – конечно, они не сочтут. Пускай идут себе за двери хихикать над тем, как Агнетта фон Эдель не может выдержать унижения разговаривать с младшей сестрой, как с будущей императрицей. Пускай. Гораздо важнее для нее было попытаться достучаться до Софии. Была же у нее хоть крупица совести и уважения к своей семье?!

+1

4

Двери распахнулись, и словно мрак ворвался в комнату света и веселья. Агнетта подобно серой птице впорхнула в покои Софии. Поджатые губы, серое платье глухое и добродетельное, как назвала бы матушка. Софии же этот наряд казался  просто ужасным. Одежда должна украшать, радовать глаз. Что не говори, а Агнетта была красавицей, совершенно противоположной красоте Софии. И то, что сестра скорее не подчеркивала, а уродовала красоту свою, для эстетического вкуса младшей фон Эдель было настоящим кощунством.  Фрейлины же, конечно, будут обсуждать этот наряд, это выражение лица, но не в присутствии Софии, потому что неудовольствие сестрой могла выказывать только сама София. От других же подобного она не терпела.
- Доброго утра, моя дорогая сестра, - с улыбкой встретила Агнетту новоявленная принцесса.  Счастье словно все окутывало ее, пронзая насквозь. Жестом она приказала фрейлинам оставить их наедине. Когда те ушли, София подбежала к Агнетте и взяла ту за руку, увлекая за собою к портрету, который к свадьбе нарисовали для нее и Октавия.
- Правда же, чудесная вещица? Ах, Агнетта, я так рада, что ты пришла. Как тебе мои новые покои?- подобно пташке щебетала фон Эдель. – А какие платья мне сшили! Кстати, где ты достала это ужасное серое платье, дорогая моя? - София покачнула головою и слегка поморщилась.
- Знаешь, я буду присылать тебе платья из столицы. Все равно появляться больше одного раза в платье не подходит по статусу, - это вот одна из шпилек, но не из тех, которые придумывала София. Признаться, сейчас она искренне делилась своим счастьем.
- Ты уже уезжаешь? – да София понимала, что так одеться сестрица могла только в дорогу. – Но прежде, я надеюсь, ты выпьешь со мною чая? – столик был уже накрыт на террасе, с которой открывался прекрасный вид на город вдалеке, на пышную зелень сада и бесконечное небо, что уходило за горизонт.
– А еще я хочу показать чудные вещицы, которые подарили на свадьбу. Я так счастлива! Знаешь, это как глоток свежего воздуха, – она уже тащила сестру за руку к столику. В конце концов с кем она может без утайки порадоваться, как не с сестрой, как бы они вечно не ссорились.

+1

5

Говорливый ручеек из птичек-фрейлин выпорхнул за двери. Они смеялись у нее за спиной, Агнетта знала наверняка. Издевались над ее унижением и обсуждали ее слишком простой по столичным меркам наряд, но княжна держала себя в этом сером платье, как в доспехе. София схватила ее за руку и потащила к портрету, щебеча не хуже своих подружек. Губы Агнетты были плотно сжаты. Она посмотрела на портрет мельком и прикрыла глаза. София смотрелась на нем глупо и даже сама не понимала этого. Такое юное восторженное личико, что даже упрямый придворный живописец, который годами выписывал лики ван Фризов в одной и той же манере, превращая их всех в каменные статуи, не смог придать ее мордашке подобающее выражение. Ох, она была бы не такой. В этой мантии, с этой короной куда как лучше бы смотрелось ее бледное лицо в обрамлении темных волос. Агнетта никогда не стала бы расточать улыбки так щедро. Она была бы идеальной императрицей, недосягаемой и восхитительной. Смотря на ее портреты люди бы ощущали трепет, но никак не умиление.
- Это то же самое платье, в которых мы приехали из Асгарда, - она проигнорировала все восторги сестры о ее новых игрушках, - София, - принцесса не слушала ее. Агнетта сглотнула, услышав про платья, которые ей собиралась присылать младшая фон Эдель. Еще не хватало ей обидеться на глупую шутку.
- София, София, послушай меня! – Агнетта обернулась и схватила сестру за руки, сжав ее ладошки.
- Я рада, что ты счастлива. Я очень хотела бы, чтобы ты была так же счастлива всю свою жизнь! Но сейчас это невозможно. София, как ты не видишь, твое счастье угрожает нам всем, - она говорила горячо, - Мы могли скрывать твое положение дома, даже здесь, в Аверне. Я всегда была рядом, чтобы поддержать тебя. Но я не могу здесь оставаться. Что ты будешь делать одна? София? Ты подумала, что случится, если ты случайно лишишь кого-то силы? Кто-то прикоснется к тебе в толпе? Что тогда? Как ты объяснишь это императору и Его Высочеству? Послушай, - она обхватила сестру за плечи и притянула ее к себе, начав шептать на ухо, - Давай представим, что тебе удается это скрыть от них. Но как долго это будет продолжаться? Твой долг – родить наследников Октавию, думаешь, на родах не будет ариев? Что если тебе нужна будет их помощь? Император не станет рисковать жизнью своего внука. И тогда все раскроется. София, ты не сможешь! Еще не поздно. Ради Создателя, откажись от этого брака. Вернись к матери и отцу. Мы сможем тебя защитить. Мы скажем, что ты решила посвятить себя Богу. Пригласим мартиник. Ты станешь известна на ристалище. А я буду всегда рядом, буду охранять тебя. Дорогая моя сестра, прошу тебя! Ради матушки!

+1

6

Порыв Агнетты был неожиданным. София не без удивления смотрела на сестру, которая сжимала ее руки. Счастлива. Невозможно. Вот так было всю ее жизнь после того, как она стала архонтом. Их никогда не заботило ее счастье, они всегда заботились только о себе. А София лишь мешала, всегда им мешала! Улыбка исчезла с губ младшей фон Эдель. А Агнетта уже продолжала шептать ей на ухо, не видя, как глаза сестры наполняются гневом. Ох, сестре стоило остановиться, остановится намного раньше. Едва та закончила свою речь, София с силой оттолкнула ее. Ах, эмоции младшей из фон Эделей меняться могли мгновенно, и гнев мог полностью овладевать ей, тем более, если дело касалось семьи.
- Ты хотела бы, чтобы я была счастлива?! Лицемерка! Ты и все остальные из нашей семьи, вы только беспокоитесь о своем счастье и своем покое. Будь ваша воля, вы бы меня замуровали в башне и забыли бы обо мне. Не убить же меня матушке, видимо, помешало лишь то, что это бы тоже лишило ее покоя и пришлось бы объяснять!
София взглянула на портрет. О как бы ей сейчас хотелось накричать на Агнетту, но она знала, что стоит ей слишком повысить голос, так за дверью услышат, о чем они тут говорят. Поэтому София говорила гневно, но, не переходя на высокие ноты, как часто бывало дома
- Я на ристалище? Ты что совсем ума лишилась от страха? – София злилась, злилась за то, что сестра опять все испортила, за то, что напомнила о ее страхе относительно родов. Как бы Софии хотелось иметь такую сестру, как ее дорогая Констанция. Сестру, на которую можно положиться, которая поддержит, а не будет постоянно упрекать и ставить себя выше.
– О да, ты бы мечтала вместе с папочкой упечь меня в монастырь. Ах, нет лучше в мартиники, вдруг София свернет себе шею или ее прибьют где-нибудь. И ваша совесть будет чиста, и вы сможете вздохнуть спокойно.
В самом деле, София и на ристалище? Это было бы смешно, если бы не было так горько. Привыкшая с жизни без материальных лишений, без четкого распорядка, она бы была еще та мартиника. Нет, София фон Эдель была слишком женственна, слишком легка и беззаботна для подобной роли. Носить доспехи? Фу, это же не женское дело! Женское дело это приносить радость и красоту, совершать  невинные глупости, заботится о семье, быть объектом восхищения и обожания. Война, мечи и доспехи это удел мужчин. Так считала София, не смотря на то, что в ее княжестве женщины служили наравне с мужчинами. Да ей нравилось стрелять из лука, но она бы никогда не смогла осознанно убить человека, тащить в руках увесистый меч. Это слишком не вязалось в ее сознании. К тому же она прекрасно знала истинную причину слов сестры, или точнее считала, что знает.
- Ты мне отвратительна Агнетта фон Эдель! Может быть, мне тебе еще и корону с мужем отдать? Я прекрасно знаю, как тебя гневит, что в жены Его Высочеству выбрали не тебя такую правильную,  но черствую. Ты же уже в мечтах носила корону на голове. Так, что хватит говорить мне о твоей заботе о моем счастье и моей судьбе! Я прекрасно знаю, что это всего лишь зависть и забота о себе. Но тебе придется смириться, что теперь это я буду тебе указывать, это ты не смеешь мне перечить и это я будущая Императрица Ревалона. Если так решил Его Величество значит, как бы тебя это не задевало, я лучше тебя,  - кажется,  это была одна из тех сцен, когда сестры ругались вусмерть, и обычно положение спасала матушка. Однако ее сейчас не было рядом, а потому было непонятно, чем все это закончится.

+1

7

Сила, с которой ее оттолкнули казалось бы нежные ручки сестры, едва не заставила Агнетту ахнуть от испуга. Она сделала несколько шагов назад, почти потеряла равновесие и удержалась, только взмахнув в воздухе рукой. Дыхание у княжны сбилось, она прижала ладонь к сердцу, все еще не решаясь выпрямиться, затем шевельнулась и поняла, что за исключением синяка София вряд ли смогла причинить ей какой-то серьезный вред. Все могло быть намного хуже.
- В своем ли ТЫ уме?! – она громко зашептала, сверкая глазами на сестру, - Ты же видишь, на что способна! Объясни это своей фрейлине, когда та скажет тебе неугодное слово, а ты в отместку сломаешь ей челюсть одной пощечиной! Мы беспокоимся о своем счастье и покое? Да мы позабыли о них в тот день, когда ты словила это проклятие! – кожа под платьем ныла. Агнетта потерла плечо.
- С такой силой только в кузню… - она пробормотала себе под нос, больше от обиды, чем желая уязвить сестру.
- Да, я хочу, чтобы совесть родителей была чиста. Из нас двоих лицемеришь ты, прикидываясь здесь принцессой. Прекрасное зрелище для Его Высочества – супруга, позабывшая о благодарности своим отцу и матери, и отталкивающая сестру. Можешь сколь угодно твердить о том, что я тебе противна. Ты меня не удивляешь. Завидовала всегда только ты. И даже теперь ты считаешь, что я якобы хочу отнять у тебя что-то, принадлежащее по праву. Не беспокойся, дорогая сестра, у меня и так есть своя корона – корона Эделейса. И приказывать мне будешь не ты, а только Его Величество император, - Агнетта выпрямилась в полный рост и смотрела на сестру надменно. Если бы София не начала кидаться, как дикий зверь, их разговор мог бы пойти совершенно по-иному. Старшая княжна фон Эдель вовсе не хотела распалять гнев младшей, но сейчас за нее говорила боль от удара.
- Ты рассуждаешь как ребенок, София. Все еще как маленькая девочка, которой прощают все ее шалости. Лучше меня? Ты так хочешь быть лучше меня, что готова рисковать собственной жизнью? – Агнетта вдруг прервалась на полуслове, услышав саму себя. Это была правда. Она выдохнула.
- София, - голос Агнетты смягчился, - Я не желаю тебе зла. Если бы ты только могла забыть эту глупую вражду. Я всегда помогала тебе, мне ничего не нужно взамен, ты – моя сестра. Это безумие сведет тебя в могилу. Думаешь, мы так боимся закончить жизнь на плахе, что готовы запереть тебя ото всех? Нет, София! Мы настолько этого не боимся, что все это время и виду не показывали, что что-то изменилось. И никогда не покажем! Но я боюсь за тебя! – она хотела было протянуть к сестре руки и передумала, опасаясь, что, снова не рассчитав силу, София сломает ей пальцы.
- Гнев затмевает тебе разум. Полбеды, что ты видишь врагов там, где их нет. Настоящая беда, что ты не заметишь настоящих врагов. Ты доверчива и наивна. Сейчас ты веришь, будто выбор императора имеет какое-то отношение к тебе самой и будто у тебя будет шанс на что-то повлиять. София, он мог просто ткнуть пальцем в небо. Сам Клемент женат на младшей сестре, чем не повод устроить такой же брак своему сыну? Уж поверь, это не был выбор Октавия, - Агнетта не зря успела завести дружбу со многими в Башне Смерти, она была в курсе слухов о кронпринце, недавно объявленном градоправителем Аверны. Его Высочество мало заботился о прекрасных дворянках, вкусы ван Фриза удовлетворялись куда как более простыми и легкими блюдами.
- Выжить в Башне, посреди этих змей и стервятников… С твоим характером… Одно неверное слово, один взгляд – и ты пропала. Констанция ненадолго останется в столице, ее наверняка скоро сосватают или в Харматан, или в Тиверию. Тебе не на что здесь надеяться. Кроме как на это! – Агнетта шутливо указала на портрет, потом на наряд сестры, - Эти игрушки не спасут тебя от одиночества, но меня не будет рядом, чтобы помочь. Я еще раз тебя попрошу – одумайся, София! Еще не поздно. Давай забудем эту и все другие ссоры. Я отвезу тебя домой.

Отредактировано Агнетта фон Эдель (2015-04-04 22:38:25)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC