Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Все пути рано или поздно пересекаются


Все пути рано или поздно пересекаются

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Силы таяли и потребность хоть в каком-то источнике энергии всё возрастала. Сейчас бы сгодилась и та девчушка с большим носом, а может и её мать, которой Нариил, к слову, не видел. В любом случае, он был голоден, силы его уходили на меленную регенерацию, и он менял свой цвет буквально на глазах...
Сев на пол и прислонившись к стене, он старался не касаться раненным плечом грязных балок, поддерживающих потолок. Даже инкуб мог умереть от заражения.
- Что ты льешь? - поинтересовался Нариил, услышав еле знакомый запах. - Ты уверен в том, что делаешь? У тебя есть хоть какие-то навыки травника? - спрашивал он, внимательно наблюдая за пареньком, который был, кажется, уверен в своих действиях.
Белый кусок тряпки вскоре оказался накрепко примотан к кровоточащей руке, а неизвестная жидкость вызвала пощипывание, от которого инкуб зашипел, морщась, позабыв о вопросе про то, что эта вообще была за жидкость, реагирующая с его плотью.
Тем не менее, сам парень бдительности не потерял. Видимо, Нариил посерел настолько, что это стало слишком заметно, причем даже в свете факела.
Взглянув на свою руку, которая была уже не так близка по цвету к человеческой, фон Берринел возрадовался, что хотя бы оставался внешне похож на самого себя, а не обратился монстром.
- Просто потерял много крови, - решил солгать он, не стремясь заглядывать человеку в глаза. - Ты, думаешь, лучше бы выглядел?

0

22

Пока Джон перевязывал рану, барон интересовался процессом. Джон не реагировал, ибо был занят. Но теперь стоило все объяснить.
- Рану вашу я про-дез-инфицировал. Дабы никакая грязь, если попала, не причинила бы вам вреда. Это надежная настойка на травах, много раз проверенная. Не беспокойтесь.
А дальше он в глаза не смотрел. Дальше он глаза стал отводить, до прямого вопроса все было иначе.
- Я знаю как выглядят раненые, барон, они бледнеют, когда кровь их покидает. Но вы посерели. Большая разница. Я собирался вас отвести в безопасное место. Но если вы больны, и более того, способны заразить нас всех - это совсем другое дело. Здесь может быть нужен лекарь совсем другого свойства. Скажите мне как на духу, что с вами есть? Может быть мы сможем вам помочь. Прошу , поверьте мне. Я не желаю вам зла.
Лайт пристально следил за мимикой барона. Он собирался отвести его к себе домой, но теперь он опасался это сделать. Погубить мать и отца неизвестной хворью он не желал. Кузнец остро ощутил грядущую беду, вспомнил Саманту, которую может быть ему уже не суждено больше увидеть.

0

23

- Можешь не волноваться, юноша. Я не заразен, - произнес Нариил. Он постарался говорить увереннее, чтобы у человека не возникло сомнений. Правда, вряд ли можно было назвать этого парня юношей... Всё-таки, по меркам людей он уже был мужчиной. Тем не менее, сказанного не воротишь.
- И лекарь мне не нужен, я... Приду в норму, просто для этого нужно подождать, - он даже выдавил из себя вымученную улыбку, показывая, что с ним всё в порядке. Нариил крайне не желал выдавать своей сущности, лишь большие метаморфозы могли спровоцировать инкуба на признание. Да и то бы он старался всё-таки этого не делать: в компании человека, будучи раненным и обессиленным было лучше вообще помалкивать.
- Не бойся, парень, с тобой ничего не станется. Немного времени на выздоровление, пара хороших обедов и я буду в норме, - он всё старался успокоить мальца, готовясь в любой момент применить крайнюю для себя меру. Гипноз инкуб не любил, но в подобном случае мог и им воспользоваться.
- Но пока давай передохнем... Поговорим, чтобы я не уснул, а то очень уж хочется... - в сон и вправду клонило, но спать было нельзя. Малейшая потеря контроля и организм, желая быстрее восстановить потерю, вовсе примет совершенно иной вид.
- Тебя как зовут? - спросил он, силясь не закрыть глаза.

0

24

Барон утверждал, что не заразен, но Джону как то слабо верилось в то, что все в порядке. Не бывает так у обычных людей. Что то было неправильно. Только вот что именно?
Барону становилось явно хуже и он был на грани потери сознания, но по крайней мере хотя бы больше не терял кровь. Если все будет хуже, Джон решил все таки вытащить его на другую сторону подземного хода, и не уведомляя никого более сходить за местным лекарем-травником. Хотя, в деревне мало что можно было утаить. Почти ничего. Оставалось только надеяться на благоразумие непосредственно причастных и заинтересованных.
Кузнец поставил факел в стену и принялся стягивать с себя мокрую рубаху, не сводя взгляда с барона. Рубаху скрутил выжимая и надел обратно, сел напротив барона у противоположной стены.
- Меня зовут Джон Лайт,  кузнец я. Нельзя спать, фон Берринел. Надо держаться. Пару обедов будет, ваша рана заживет, никуда не денется. Но для этого надо добраться до противоположного выхода, здесь еды нет. И прежде чем добраться - все таки ваша хворь не дает мне покоя. Я готов поверить, что вы не заразны, если вы расскажете в чем дело. Я хоть и не лекарь, но обладаю достаточными познаниями о том, что в мире происходит. Так вот  -  никогда не видел и не слышал о таком эффекте, как с вами сейчас творится. Просветите меня. Откуда вы кстати, где ваше поместье?

0

25

Он внимательно следил за юношей, пытаясь выискать на его лице хоть намек на страх или гнев. Но тот казался крайне спокойным, что даже немного радовало. Иметь дело с нервным, напряженным человеком было тяжелее, чем с расслабленным, особенно если у него есть физическое преимущество.
- Я из Девельта, Джон. Там у меня... Несколько предприятий и пара домов, - произнес он совершенно честно. Взгляд голубых глаз остановился на лице парня, сфокусировался, чтобы не терять эту нить с реальностью.
- А болезнь моя... Ну, я не уверен, что ты хочешь что-либо о ней знать. Лекарь мне тут точно не поможет, только шуму наведет. Просто... - Нариил сделал паузу, думая, может ли доверить свой секрет человеку. Рука его нащупала кинжал, что он держал в сапоге для самозащиты. Оставалось надеяться, что он успеет им воспользоваться, если, конечно, придется. Или если останутся силы на это.
- Понимаешь ли... Джон. Таким меня сделала природа, мои родители. В этом я не виноват. Я просто таким родился. От голода и подобных ран я могу сменить цвет, но это всего лишь моя природа... - пальцы огладили очертания рукояти сквозь кожу сапога, а затем взгляд, потерявший точку опоры, вновь сфокусировался на кузнеце.
- Я инкуб, - признался Нариил, тяжело вздохнув и присмотревшись к человеку, следя за его реакцией.

+1

26

Джон внимательно слушал, наблюдая как барон особенно пристально теперь его изучал. Лайт сидел на земляном полу, положив руки на согнутые в коленях ноги. Девельт был далеко, и занесло сюда барона проездом видимо по делам предприятий. А последующие слова барона произвели на кузнеца эффект. Джон произвел над собой значительное усилие, что бы не дернуться и остаться невозмутимым. Первым рефлекторным позывом было подскочить, но он удержался и даже не изменился в лице. Разве что нахмурился. Итого - перед ним сидел не человек, называющий себя бароном Нариилом фон Берринелом, а нечисть. Нечисть богомерзкая, как всегда рассказывали, похотливая и сладкоголосая, не имеющая души, в облике человека днем и с когтями и хвостом ночью. И отворачивается бог от женщин, совершивших блуд с инкубом. И женщина, что понесла от инкуба ребенка должна была по требованию церкви быть сожжена на костре.
Да только Джон не верил в бога. И не был согласен со всеми этими требованиями и суждениями. Бог не должен быть жесток, бог не должен требовать убивать людей и причинять им боль. Не является богом могущественное существо, желающее людям страданий. Ровно как ни один церковник, допускающий издевательство над человеком и его убийство без достаточной вины не является святым и праведным. И даже если есть у мира создатель, то создал он всех этих существ и пустил их в мир, им созданный, такими, какие они есть.
Джон молчал с минуту, глядя на инкуба, потом встал. Собрал обрывки простыни и оставшиеся склянки, кроме одной, отнес обратно в схрон. Обернулся, и еще некоторое время наблюдал за мужчиной, что был нечистью, прислонившись плечом к каменной стене. Кровь то у него такая же красная как и у людей. И утверждает он, что не виноват в том, что таким родился. Что сделала его таким природа и мать с отцом. И отцом его был инкуб, а матерью его была обыкновенная человеческая женщина. Такая же как та самая Жанна, которая чуть было , если выражаться языком церковников, не совершила блуд на сеновале. И за это инквизиторы могли отправить ее на костер. Виноват разве бы в чем то был ребенок Жанны, родившийся инкубом? Разве виноват этот фон Берринел в том, что он родился таким? Разве виноваты в чем то дети, родившиеся без рук, ног, или с недостаточным умственным развитием? Кто сказал, что у мужика этого нет души? Они что, измеряли в нем наличие души? Или они может быть ее видели воочию в других, преступниках и сволочах, родившихся людьми, но совершивших при этом немало иного блядства на земле?
Однако все это не отменяло сущность господина фон Берринела, и его цели. Этот человек.., вернее - нечисть, представлял угрозу для его деревни и девушек в ней. Но определенно было только одно - он не заслуживал смерти. И вот здесь и сейчас, сегодня - он ничего натворить не успел. Но даже если бы и успел - смерти он не заслуживал. Особенно если учесть то, что единственным способом существования таких как он - является то, что называется блудом. Но на их долю было достаточно женщин, чья жизнь подчинялась иным законам морали.
Лайт отслонился от стены и вернулся на место, где сидел ранее. Присел на корточки перед Нариилом, поднял склянку, которую оставил, сжал в кулаке.
- Я вас понял. Ну что могу сказать, пока вы со мной - ваша жизнь вне опасности. Накормить - накормлю, но не уверен что вам это поможет. А то что вам поможет - вы здесь не найдете. Лучше бы вам убраться по добру по здоровому. Надеюсь мы понимаем друг друга.
Джон внимательно посмотрел на инкуба.
- Я искренне сочувствую вам, Нариил фон Берринел. Вы действительно не виноваты в том, что родились таким. И вот еще что - я не знаю как вам помочь, если бы вы мне подсказали, я бы сделал. Вот тут - настойка, которая может придать сил, ну.. так она действует на людей. Не знаю, подействует ли на вас - но можно попробовать.
Джон протянул инкубу пузырек, вытащив из него пробку.

Отредактировано Джон Лайт (2015-06-16 19:07:05)

0

27

Он внимательно следил за юношей, но тот казался совсем невозмутимым. Он спокойно собрал свои скляночки, убрал тряпку... Он был невозмутим, что уже казалось странным. Не так люди должны реагировать на нечисть, совсем не так.
Молчание затягивалось, парень вернулся к Нариилу, еле держащемуся на грани сознания, и сел напротив, заглянув в синие глаза.
- Не уж-то на старости лет я встретил адекватного человека? - удивился он вслух. По меркам инкубов Нариил не считался таким уж старым, но сейчас именно таковым он себя и ощущал. Немощным и старым.
- Не знаю, насколько могу тебе доверять, но если ты честен со мной, то я благодарен. Действительно, спасибо, - инкуб убрал с голенища руку, но всё равно оставался настороже. Кто знает, что мог задумать этот человек?
- Лучше меня никому не показывать. Дождаться, когда затянется рана, кормить хорошенько, человеческая пища не сильно утоляет голод, но это лучше, чем ничего. Ну и, конечно, покой... Это всё, что мне нужно. Может, я даже приду в относительный порядок. Но обещать этого не могу. И да, я заплачу за все расходы, не сомневайся, - приняв флакончик, Нариил принюхался и, узнав знакомый аромат, сделал пару глотков. Тонизирующие травы ему не помешали бы.
- Если я могу сделать что-нибудь ещё для тебя, то говори, я в долгу не останусь, - отдав склянку, инкуб вновь облокотился о стену,ожидая прилива сил.

0

28

Инкуб обещал заплатить за расходы. Нечисть, которая меж тем никого не убивала. Ирония судьбы. Еще до того как все случилось, Лайт собирался спросить у барона, не нужно ли ему чего от кузнеца. А теперь все вышло иначе. Кто бы мог подумать как все обернется. Там, наверху, громыхала гроза, сверкали молнии и лил проливной дождь. Здесь, под землей - ничего этого не было слышно.
Инкуба и действительно никому не надо было показывать, даже если бы он был человеком и бароном, после того инцидента лучше было ему уехать незаметно. Идти было далеко, на другой конец деревни. Подземный ход, выстроенный пару столетий назад, вел  в лес, один из выходов был неподалеку от дома и кузницы Лайтов, расположенного на самом отшибе. Мало кто знал об этом ходе в деревне, пожалуй, единственная тайна, которую хранили надежно посвященные в нее люди.
Прежде чем идти, Нариил должен был придти в себя, идти он сейчас не мог. А тащить на себе инкуба не хотелось совершенно. Зато Джона разбирало любопытство, он первый раз видел живого инкуба и рассматривал его как диковинку. Ему было чертовски интересно. Так уж вышло, что средний сын кузнеца с детства отличался любопытством и пытливостью ума. Все равно, что бы Нариил не вырубился - с ним надо было говорить, и теперь о чем говорить - проблемой не было.
Джон опять сел на пол, внимательно следя за фон Берринелом. Неловко подвернулась в кармане флейта, чуть не сломал. Не сломал, но чертыхнулся.
- Есть место где вы сможете отлежаться, я вас туда отведу. - “А потом вы уедете, и никогда больше не вернетесь, удача найдет вас в другом месте, среди других женщин, но не здесь”, хотелось сказать, но Джон промолчал.
- Еда есть. Потом я приведу вашу лошадь. Надеюсь, все обойдется.
Еще минуту Джон молчал, а потом спросил снова:
- Так говорят, ваше племя имеет хвост и когти. И что ваш человеческий облик - штука не постоянная. Так ли это?

0

29

Нариил ловил на себе любопытные взгляды человека, старался не обращать внимания, но человек был настойчив. Видимо, нечисть вовсе не пугала его, не инкуб, во всяком случае. Нет. Вампир, может, и вышиб бы дух из человека одним лишь своим появлением, но разве может напугать серый ловелас? Вряд ли.
- Я буду благодарен, - отозвался мужчина, кивнув. Он бы с радостью отлежался, тем более, что ему и вправду нужно было время на восстановление. Немного сил, чтобы поддерживать цвет лица и можно было искать следующую жертву.
Сидя на полу и играя в гляделки, Нариил совсем забылся и не сразу осознал суть вопроса. Его вообще удивило, что человек решился его задать, но не ответить было бы грубо. Грубости фон Берринел не любил.
- Правда. Понимаешь... Голодный инкуб - некрасивый инкуб. Мы похожи на крайне уродливых тварей: тощие, крылатые, с серой гладкой кожей... Иногда рогатые, я вот рогат, да. Да и вообще людей мало чем напоминаем, тебе повезет, если мне хватит сил на удержание человеческого тела, потому что эта ещё та мерзость, - Нариил скривился от отвращения. Как и его братья, он не любил быть тем монстром, которым являлся на самом деле.
- Ну и питаемся мы, соответственно, чтобы быть похожими на людей. Инкубы - существа социальные, нам нравится общаться с людьми, контактировать с ними близко и не очень. Понимаешь? А в настоящем облике, тем более будучи голодными, мы страдаем от дефицита общения и энергии. А потому, чтобы удовлетворять свои потребности и не сходить с ума мы питаемся, а питаясь становимся красивыми, - пояснил он, стараясь говорить проще, чтобы парнишка понимал его.

0

30

Джон старался понять. Отчего природа сделала так, что некоторые существа ненавидели свой изначальный облик. Что заставляет того же инкуба стремится выглядеть как человек - жизнь среди людей. Но это чуждый ему облик, его настоящий вид - должен был быть ему приятен и естественен. Но нет, живущий среди людей, рожденный от человеческой матери, воспитанный изначально среди людей другой вид считал красивым именно людской облик. Печально это, испытывать отвращение к себе настоящему. А еще и питаться энергией себе подобных. Джон не совсем понимал что чувствует в связи с этим, что то смешанное вместе с отвращением и жалостью, но больше с жалостью чем с отвращением. Потому что поставив себя на место этого существа - он возблагодарил судьбу за то, что является человеком.
Кивнул в знак понимания всех его слов.
- Ясно, - сказал Джон, и поднялся на ноги. - Ну что, в состоянии идти? Или нужна помощь? Идти далеко, через всю деревню, но зато по прямой. Чем раньше дойдем, тем быстрее окажетесь в покое и безопасности. - протянул руку “барону”.

0

31

Человек молчал какое-то время, обдумывая слова Нариил, не иначе, а тот вдруг понял, что вот так вот рассказать о том, что постоянно гложет очень даже приятно. Паренек казался надежным и потому фон Берринел решил, что расскажет ему что-нибудь ещё. Потом. Возможно, если приступ жалости к себе не пройдет.
Он, конечно же, не ныл, говорил сухо и будто бы просто пояснял, но от того, что даже эта информация была выслушана кем-то посторонним становилось капельку легче.
- Давай-ка я сам сначала попробую, - произнес Нариил, попытавшись подняться на ослабшие ноги, трясущиеся и явно с трудом держащие. Инкуб скривил посеревшее лицо, черты которого заострились, но остался стоять, что уже было неплохо.
- Не думаю, что дойду сам, - признал он неохотно. - Может... Поможешь? - поинтересовался фон Берринел, надеясь, что звучал не слишком уж резко. Всё-таки не стоило обижать того, кто тебе помогает.
- Пошли, - добавил он, опираясь на юношу. Он не был готов, но стоило попробовать преодолеть этот путь.

0

32

Встать инкуб смог, но он был слишком слаб что бы идти самостоятельно. Джон подхватил его, перекинул его руку через собственное плечо, взял факел. Шмотки инкуба остались на земляном полу, ну и черт с ними. Не до них сейчас. Они шли по коридорам, освещая путь светом факела. Тени прыгали по стенам в тишине, нарушаемой лишь звуком шагов и дыханием. Джон отвращения не испытывал, хотя понимал, что отвращение - это естественное чувство, которое может испытывать человек, тащащий за собой нечисть. Джон тащил живое существо, которое думает, мыслит, ощущает себя и чувствует. Существо иного мира, которое попало сюда не по своей воле. Существо, для которого смерть страшна так же как и любому другому человеку. Его также любила мать, что родила его, как любая мать любила свое дитя.
Шли долго, около часа. Они миновали несколько разветвлений подземного хода, но кузнец точно знал каким именно путем нужно идти. Наконец Джон увидел лестницу идущую наверх, это был выход наверх недалеко от его дома. Он опустил барона на пол, прислонив к стене, факел положил у другой стены.  Поднялся по железным ступеням и откинул на верх люк. Дождь почти кончился, молнии уже не сверкали. Небо было затянуто сплошь иссиня черными тучами, стояла морось и пахло свежестью. Кузнец несколько мгновений вдыхал послегрозовой воздух, который был особенно свеж, затем спустился обратно и вытащил факел на поверхность, потушил его в грязи. А потом, в полной темноте, нашарил инкуба перевесил его через плечо и поднял на поверхность. Закрыл люк. Ногами разбросал землю, что была мокрой грязью, что бы скрыть круговое отверстие в земле. Еще 10 минут он быстрым шагом шел к своему дому, просто неся нечисть на плече.
Тяжелую дверь открыл ключом и запер на засов. Во дворе было тихо, родители уже спали, инкуба он понес в кузницу. Кузница еще не остыла после того как утром отец ковал там подковы. Инкуба положил на пол и присел на корточки рядом.
-  Я сейчас принесу тебе еды. Подожди немного.

Отредактировано Джон Лайт (2015-06-30 21:04:16)

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Все пути рано или поздно пересекаются


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC