Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Изначальное деленье на своих и чужих (с)


Изначальное деленье на своих и чужих (с)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: октябрь 1657 года
Место: обитель Ордена Искателей Чистого Знания
Участники: Арфалеон, Бенедикт Карийский
Краткое содержание: Обретение Святой магии не могло остаться незамеченным для самой радикально настроенной части Церкви - Инквизиции. Арфалеона отправляют в Обитель Ордена, чтобы выяснить, не ударились ли братья в ересь и не является ли обретенная магия не даром Всеединого, а проклятием.

Отредактировано Бенедикт Карийский (2015-05-22 23:03:33)

+1

2

Инквизитор подъезжал к обители. Вместе с ним ехал его отряд, сотрудники его отдела инквизиции, он взял всех. В таком деле нужны были проверенные люди. Дело было тонкое, необычное и...маловероятное. Ничто не выдавало в странниках инквизиторов, кроме разве что небольшого медальона на груди, а так все они были одеты как обыкновенные путники, разве что оружие у каждого было отменное, а порой даже необычное. Командор-инквизитор давно собирал нужные сведения, капал и выискивал ответы, весь его отдел работал над этим делом. Они изучали предания, историю, сутками копались в архивах. Приказ сверху был неожиданным и поставил командора сначала в тупик, с чего начать, что искать? Но если долго думать, то что-нибудь придумается.
Как и у всех добротных обителей у обители епископа были крепкие двери, которые сейчас были закрыты и неудивительно, был уже поздний вечер, инквизиторов не ждали. О том, что к обители едет Арфалеон и его сотрудники знали лишь единицы из начальства, всё держалось в строжайшем секрете. Никому не нужен был скандал. Никто не должен был узнать, что епископа святой Церкви подозревают в ереси.
Они подъехали к самым воротам, Арфалеон был во главе колонны, был уже поздний вечер, потемнело. Глава отдела ударил в колокол над воротами и стал ждать. Спустя немного времени открылось оконце во вратах, показался монах. Спросил зачем пришли, на что инквизитор показал ему грамоту, в которой были черным по белому написано о том кто они и с какой целью прибыли и по чьему приказу, после потребовал немедленно отпереть ворота и незамедлительно провести его к Его Преосвященству. Всё было сказано спокойно, без резкости. Монах, видимо, не на шутку испугавшись, отворил ворота и пустил инквизиторов. Отряд быстро въехал и спешился. Арфалеона Ксарха и ещё одного инквизитора повели к епископу. Остальные были направлены на разведку, без шума, но доскональную, во все помещения обители. Меры жесткие, но эффективные, если тут и занимались ересью, то у них оставалось мало времени, чтобы замести следы.
Командор вошёл в келью Его Преосвященства и сказал:
- Ваше Преосвященство, нам нужно поговорить.

+1

3

Когда в ворота монастыря постучали, Бенедикт не спал. Он был занят одним из древних фолиантов, найденных в пещерах Готы, правда после ужина переместился из библиотеки в  свою келью. Вскоре после того, как в ворота монастыря постучали, епископ узнал о том, кто к ним пожаловал. Каждый монастырь имеет свои тайные ходы, о которых не принято сообщать гостям. Пока командора вели по коридорам обители, служка уже успел сообщить настоятелю «радостную весть».
Его Преосвященство поблагодарил мальчишку и отпустил, велев передать братьям, чтобы они оказывали отряду инквизиторов возможную поддержку. Инквизиторов не любил никто, даже церковники, многие боялись, многие не понимали. Бенедикт Карийский относился к инквизиции философски: волки – санитары леса, инквизиторы – санитары Церкви. Разница между первыми и вторыми только в неуемном рвении и в том, что волки не убивают ради удовольствия. Все люди несовершенны и, к сожалению, многие ищут работу исходя из своих склонностей, понимая под ними не таланты, а пороки. Но Всеединый рассудит всех. В этой или в иной жизни.

Прихода инквизиторов Бенедикт ждал. Он, как никто другой понимал, чем грозит обретение Святой магии и был готов к этому. Всеединый передал им великий Дар, и даже инквизиторы должны это понимать. Один из них, очевидно, главный, вошел в его келью без стука.
- Добрый вечер, командор, - епископ скорее угадал звание вошедшего, прикинув по возрасту и статусу командира отряда, - Да прибудет с вами Всеединый. Проходите, присаживайтесь. Хотите вина? Аквилейское.  Вы, должно быть, устали с дороги.
Вином его преосвященство не злоупотреблял, однако ничего дурного в нем не видел, тем более, что пьянел довольно медленно и риска наговорить лишнего почти не было.
- Вашим людям предоставят еду и ночлег. Я думаю, можно не спрашивать что привело вас в Обитель. Мы оба все понимаем. И я готов ответить на ваши вопросы.
С легким сожалением епископ все же отложил книгу и поставил вместо нее на стол бутыль вина и пару кубков.

0

4

Он его уже ждал. Предупредили, не смотря на всю стремительность. Инквизитор лишь чуть сильнее сжал скулы.
- Ну, что же, с наскоку не получится... - Подумал про себя Арфалеон.
Эффект внезапности был потерян. Но, такой вариант был просчитан.
- Добрый вечер, командор, да прибудет с вами Всеединый. Проходите, присаживайтесь. Хотите вина? Аквилейское.  Вы, должно быть, устали с дороги. - Сказал епископ по-доброму и как то по-свойски, что ли.
Но командор не стал отвечать на вопрос, а уж тем более принимать вино, на службе он не пил, как ни странно это было и подчиненным своим не позволял.
- Вашим людям предоставят еду и ночлег. Я думаю, можно не спрашивать что привело вас в Обитель. Мы оба все понимаем. И я готов ответить на ваши вопросы.
Слишком умен был этот епископ.
- Ознакомьтесь. - Сухо сказал Арфалеон.
Он всё ещё стоял, не присаживаясь, достал грамоту и передал её епископу. Целый лист был исписан мелким почерком, однако бумага была увенчана гербом Святой Инквизиции и её печатью. Суть написанного сводилась к тому, что Церковь, в лице инквизиции выражает недоверие к найденным артефактам, выражает опасение, что епископ и его обитель была ввергнута во грех ереси, а потому и артефакт и все монахи обители будут проверены на предмет греха. Даже не смотря на то, что епископ уже всё понял, такова была процедура. Арфалеон Ксарх обязан был показать бумаги.
- А теперь непосредственно к делу, Ваше Преосвященство, покажите мне артефакты и расскажите при каких обстоятельствах Вы нашли их. Прошу. - И он указал на выход из кельи.
Арфалеон решил сразу взять быка за рога.

Отредактировано Арфалеон (2015-05-24 15:02:38)

0

5

Бенедикт подавил тяжелый вздох. Инквизитор отказался от вина и не захотел преломить хлеб в чужом доме. Не пил при исполнении, не желал отвлекаться от работы или опасался, что его отравят? Епископ не знал и решил не уточнять. Он бегло просмотрел предъявленную бумагу, не потому что не верил полномочиям инквизитора, а потому что хотел узнать его имя. Арфалеон Ксарх… имя мягкое, легко произносить, а вот фамилия – жесткая, колючая, как и сам мужчина, что стоял перед ним.
Его преосвященство сталкивался с таким родом людей, они скорее воины, чем священники, они вписались бы в армию, а служат церкви…занимаясь почти тем же самым. Интересно, как часто командор молится, оставаясь с собой наедине? Или кровь на его руках не дает пробиться гласу Всеединого к его сердцу? Это было бы печально. Если Арфалеон сам не до конца верит, то доказать ему, что магия дана Господом будет сложнее. Впрочем, тот факт, что обитель не горела, а отряд прислали именно разобраться во всем, внушал надежду.
- Что ж, командор, пойдемте, если вам не терпится. Впрочем, я понимаю, - с улыбкой добавил настоятель, - Такие сокровища, столь давно утраченные, что лишь немногие догадывались об их существовании.
Они вышли из кельи, и Бенедикт прикрыл дверь. Путь по коридорам занял какое-то время – библиотека обители находилась в другом крыле монастыря.
- Уверяю вас, наши братья ответят на все вопросы ваших подчиненных, и вы убедитесь, что для беспокойства нет причин, - продолжил вещать настоятель, пока они шли, - Я полагаю, вы не видели отчета, который я отправил Патеру. Мы обнаружили все в пещерах Готы. Мой ученик и я разбирали древние тексты, найденные в хранилищах обители, переводили их и реставрировали. Многие фолианты не выдержали испытания временем, но в одном из них была карта и описание маршрута. Мы отправились в экспедицию, стандартную для Ордена. Я, полагаю, вы знаете, что каждый год Орден организовывает около пяти экспедиций?
Этого командор мог и не знать – в последнее время дела у Искателей Знаний шли не очень хорошо, и Орден утратил свои позиции. Даже в церкви поговаривали, что Искатели годятся только на то, чтобы учить детей знати читать и писать… до недавнего времени.
- Так вот, эта наша экспедиция увенчалась успехом, - они наконец вошли в библиотеку, и епископ сразу направился к той части, которая была отведена под древние тексты, - Собственно, артефакты, которые мы нашли, строго говоря, артефактами не являются. По большей части это книги и свитки, вы можете ознакомиться с ними, но я попрошу вас надеть перчатки – некоторые экземпляры повредились от времени и находятся не в самом лучшем состоянии, - его преосвященство указал на несколько стеллажей и протянул командору пару тонких белых перчаток. Вряд ли инквизитор читал на древних языках, тем более свободно. Многие книги были трудны для понимания даже для Бенедикта, который большую часть жизни посвятил изучению древностей. Но если инквизитор хочет с чем-то ознакомиться, препятствовать ему Бенедикт не собирался.

0

6

Карийский был непоколебим. Слишком спокоен для человека, к которому заявилась инквизиция...И это было странно. И даже более того, он был учтив, не смотря на то, что Арфалеон прибыл под ночь и практически поднял его с постели. Ксарх вышел из кельи, подозвал своего человека, что-то шепнул ему на ухо, тот ушёл быстрым шагом. Если бы не медальоны инквизиции, то со стороны могло бы показаться, что обитель захватили какие-то наемники, или тут сговор преступный готовится. По чести сказать командора немного сбила с толку спокойствие епископа...он был уж слишком спокоен, будто был уверен в своей непогрешимости или в том, что ничего не будет найдено. Второй вариант начинал беспокоить Арфалеона.
Холодные и сухие стены монастыря уступчиво расходились, провожая двух человек вглубь коридора.
- За этими стенами чувствуешь себя гораздо спокойней... - подумал инквизитор, идя за епископом.
Он был уверен, что епископ сейчас покажет ему очень священные реликвии древних времен, сомнений почему-то не было. Но вот эти стены...И нечисти нет и спокойствие везде.
- И дело они своё знают точно...вот том, он святой... - усмехнулся про себя. - Не в сравнении с нашей работкой.
- Что ж, командор, пойдемте, если вам не терпится. Впрочем, я понимаю, такие сокровища, столь давно утраченные, что лишь немногие догадывались об их существовании.
Нет, инквизитору даже было всё равно что они там нашли, точнее не инквизитору, а лично Арфалеону и подгонял он епископа в надежде на то, что тот занервничает, вдруг не успеют спрятать что-то запрещенное. Но...виду он не показал...
На слова инквизитор ничего не ответил. Ксарх никогда не был особо многословен, да и говорить было нечего, они уже и так шли. Факелы освещали им дорогу, Серый камень издавал глухой и гулкий звук в коридорах под каблуками сапог инквизитора, принимая оттенок желтого огня, Карийский же шёл мягко, почти не издавая шума. Пахло ночной прохладой, какими-то травами и по идее сейчас было бы очень сладко спать, но не здесь.
- Уверяю вас, наши братья ответят на все вопросы ваших подчиненных, и вы убедитесь, что для беспокойства нет причин, я полагаю, вы не видели отчета, который я отправил Патеру. Мы обнаружили все в пещерах Готы. Мой ученик и я разбирали древние тексты, найденные в хранилищах обители, переводили их и реставрировали. Многие фолианты не выдержали испытания временем, но в одном из них была карта и описание маршрута. Мы отправились в экспедицию, стандартную для Ордена. Я, полагаю, вы знаете, что каждый год Орден организовывает около пяти экспедиций?
Инквизитор знал всё, прежде чем заявиться сюда с публичным обыском, он перелопатил кучу информации из самых разных источников и двери ему были открыты почти везде. Искал он даже не смотря на то, что орден этот давно потерял свои позиции в Церкви. Но пока шедший на контакт епископ только подтверждал его сведения, несостыковок не было. Неужели здесь и правда всё было чисто? Не так быстро...
- Продолжайте. - Сухо сказал инквизитор.
- Так вот, эта наша экспедиция увенчалась успехом, собственно, артефакты, которые мы нашли, строго говоря, артефактами не являются. По большей части это книги и свитки, вы можете ознакомиться с ними, но я попрошу вас надеть перчатки – некоторые экземпляры повредились от времени и находятся не в самом лучшем состоянии.
И Карийский указал ему на стеллажи с книгами да протянул белые перчатки. Но в этот момент как раз зашли трое его людей.
- Касий, займись... - Он указал одному из инквизиторов, показывая на полки. - Остальные на поиски и... - Он перевел взгляд на епископа. - Где фолианты по которым Вы искали дорогу?
Ребята тут же откуда то достали свои белые перчатки и приступили к работе. Касий расчистил себе один из столов, в то время пока двое аккуратно переносили к нему фолианты со свитками. Молодой человек достал очки, приготовил перо и пергамент и как только первые книги легли на стол начал изучать их содержимое, что-то чиркая мелким почерком и аккуратно переворачивая старинные листы книг. Сам же Арфалеон Ксарх к книгам не прикоснулся, он осмотрит их позже.
- Пройдёмте...
Он рукой учтиво приглашал епископа присесть за другой стол, когда они уселись...
- Итак, по дороге происходило что-нибудь странное, необычное? Может Вам было видение? Являлись ли Божьи знамения?
Пришло время как следует разузнать всё.

+1

7

Инквизиторов было много. Они выныривали из коридоров обители с таким видом, словно находились на своей территории. На мгновение епископ нахмурился, но быстро справился с собой. Им было нечего скрывать – Карийский был уверен, что никакой «ереси» Псы Господни не найдут – все, кто был в экспедиции, повторят рассказ и самого Бенедикта на свой манер, потому что скрывать им действительно нечего. Просто Бенедикт не любил посторонних в своей обители – древние книги и свитки требовали внимания, они требовали осторожного отношения. Многие предметы, которые хранил у себя Орден не были артефактами с какой-нибудь магической точки зрения, но они были культурным и историческим наследием, которое не хотелось бы потерять.
В этом мире осталось слишком мало древних знаний, чтобы навлекать на них опасность. Будучи молодым, Бенедикт наблюдал за сожжением нескольких десятков эймарских книг эпохи столетней войны, и это по-прежнему оставалось одним из самых кощунственных моментов в его жизни. Те люди не понимали, какое богатство уничтожают вместе с «архонтской ересью». Знания должны жить, кто бы их ни собирал…
Инквизиторы были готовы к работе с древними свитками. Видимо, Ксарх подбирал себе команду тщательно и не погнушался теми, кто умеет держать в руках не только щипцы и клещи, но и перо. Похвально. Похоже, командор был хорошим инквизитором и звание свое получил не зря. Что, впрочем, еще ничего не говорило о его личных качествах и других достоинствах, которыми должен обладать истинный последователь Всеединого. Что ж, ум – это уже хорошо. Куда проще объяснять свои взгляды умному человеку, чем ограниченному идиоту.
- Пойдемте. Они в моем кабинете.
У Бенедикта был небольшой кабинет при библиотеке. Там епископ работал, когда ему было необходимо одиночество, а не только тишина и одновременно доступ к книгам. Кабинет был обставлен довольно просто, но добротно. Мебель оказалась старинной, но не вычурной, стол – огромным и очень удобным для работы. Настоятель достал с одной из полок книжного шкафа, стоявшего тут же, большой старинный атлас и положил на стол.
- Вот здесь. Примерное описание расположения пещер ближе к концу. Я покажу вам, - мужчина тоже надел перчатки и осторожно долистал атлас до нужной страницы. Старые руны кое-где выцвели от времени, но основной текст еще можно было разобрать, если, конечно, знать язык…
- Ничего подозрительного или странного по дороге не произошло, если, конечно, не считать за «знамение» то, что за нами увязалась банда воров. Впрочем, столкновение с ними произошло уже после того, как мы обнаружили пещеры. Это тоже было в моем докладе. Как и рассказ о встрече с разведкой Империи. Они тоже появились уже после. Впрочем, это неудивительно. Говорят, у них своих ушей и глаз больше, чем можно себе представить, в любом уголке Ревалона.
Епископ вздохнул. При той встрече с разбойниками погибли люди. Не самые лучшие и порядочные, но они тоже дышали, радовались и грустили когда-то по воле Всеединого.

0

8

- Пойдемте. Они в моем кабинете.
- Очень интересно... - подумал инквизитор. - Собственный кабинет. Хотя с другой стороны почему нет, это же епископ...
Они прошли в кабинет и перед Ксархом лег атлас, Карийский перелистнул на нужную страницу, однако Арфалеон лишь мельком взглянул на карту и потом вновь перевел взгляд на преподобного.
- Ничего подозрительного или странного по дороге не произошло, если, конечно, не считать за «знамение» то, что за нами увязалась банда воров. Впрочем, столкновение с ними произошло уже после того, как мы обнаружили пещеры. Это тоже было в моем докладе. Как и рассказ о встрече с разведкой Империи. Они тоже появились уже после. Впрочем, это неудивительно. Говорят, у них своих ушей и глаз больше, чем можно себе представить, в любом уголке Ревалона.
А вот это было уже интересно, епископ соврал, умышленно или нет, но это была ложь, однако всё в порядке очереди.
- Антоний, Август! Тут ещё книги! - Крикнул он ребятам в другой комнате, а потом уселся на стул и жестом пригласил присесть епископа. - То есть располовиненный труп в реке Вы встречаете в каждом походе, Ваше Преосвященство?
Разговор о разбойниках им ещё предстоит, пока следует разобраться с этим. Откуда узнал об этом инквизитор, когда всё держалось в тайне? Ну, говорят, когда тайну знают двое, то её знает уже весь мир, а в их тайне участвовало поболе двоих. Ребята быстро забежали в кабинет и оперативно вынесли всю интересующую инквизицию информацию. Команда была слаженная и уже знала что искать, поэтому Ксарху даже объяснять не приходилось что и как, они всё знали сами.

0

9

Ксарх, видимо, на древних языках не читал, потому что позвал своих помощников вместо того, чтобы заняться атласом самостоятельно. Неудивительно, впрочем, для человека, который привык держать в руках оружие, а не перо. То, что казалось изначально понятным в Ордене – гармоничное развитие всех аспектов личности, остальными как-то упускалось, и Бенедикту оставалось только посочувствовать Арфалеону. Хотя это не извиняло наглости, с которой инквизитор вел себя в обители – древние языки древними языками, но современные манеры никто не отменял.
А еще, как выяснилось, доклада Бенедикта Ксарх не читал, хотя написан он был на современном наречии. Потому что в нем как раз было дано подробное разъяснение о происшествии, которое застало монахов в дороге.
- Я не считаю, как вы выразились, «располовиненный труп» - чем-то обыденным, но вы, командор, должны признать, что жестокость людей – частое явление в наше время. Всеединый скорбит об этом, но Он посылает испытания нам в надежде, что мы проявим свои лучшие качества. К сожалению, некоторые жители того селения не смогли оправдать Его доверия. Мы обнаружили убийцу того бедняги. Он сбросил тело в реку, а животные доделали остальное. Душегуб был передан светским властям, как того велит закон Империи. У братьев Ордена нет права вершить суд самостоятельно. Даже над убийцами. Тем не менее, мы отправили весть о произошедшем Патеру сразу же из деревни.
Бенедикт вздохнул. События тех дней оживали в памяти, заставляя епископа снова и снова задумываться о тех дорогах, которые выбирают люди. Господь дал им столь многое, а они так бездарно этим пользуются…
- Это действительно очень прискорбно, - добавил настоятель, - Но не имело к нашему походу прямого отношения. Хотя, возможно, Всеединый направил нас на привал именно к этому селению, чтобы душа бедняги смогла наконец обрести покой.
Бенедикт помолчал, мысленно произнося молитву за упокой бедного фермера, чья жизнь кончилась так трагично.

0

10

Инквизитор внимательно выслушал епископа...и ему очень не понравилось как тот отреагировал на его вопрос, ему очень не понравился ответ епископа. Не было никакой реакции на его вопрос, лишь разочарование в жестокости мира и полное спокойствие. Взгляд инквизитора стал пристальным, он внимательно изучал мимику и интонацию епископа, его жесты и правдивость слов. Однако пока ереси тут не было, но было уже подозрение в укрывательстве фактов, а значит может сокрыть и нечто иное.
- Но не смотря на столь частые происшествия Вы сочли нужным это отметить, а значит это было важно для Вас и Вашего похода. Почему вы отметили это в отчете Патеру? Что было примечательного в трупе посреди реки? И Ваше Преосвященство, - инквизитор сделал паузу, сцепил пальцы и положил руки на стол, создавая треугольник, направленный на Карийского. - не забывайте, Вы хоть и занимаете высокий пост, но сейчас находитесь под подозрением, поэтому прошу, не опускайте больше деталей. - Он говорил спокойно, не запугивая, холодно и беспристрастно, глядя прямо в глаза епископу.
В соседней зале шелестели страницами его люди, ночью он лично ознакомится со всем, что они нароют и что не нароют тоже. Ксарх не собирался спать эти дни, дела такого рода требуют всего времени на изучение. Более того, люди его тоже будут почти не спать, лишь по четыре часа в сутки. Сгорят на работе? Сгорят. Но работа такая.

0

11

Услышав вопрос, епископ усмехнулся. Усмехнулся совсем по-человечески, без того благочестия и смирения, с которым он говорил обычно. Его Преосвященство мог быть ироничным со своими учениками и друзьями, с инквизитором же хотел придерживаться формального тона и статуса. В конце концов скрывать ему действительно было нечего, но… но вопросы Ксарха становились то ли непреднамеренно тупыми (и тогда это означало, что епископ ошибся в своей первоначальной оценке этого человека), то ли преднамеренно раздражающими, и тогда будет проще дать командору те реакцию, которой он так жаждет. Итак, епископ усмехнулся. А потом заговорил честно и без обиняков.
- К чему этот вопрос, командор? Не пытайтесь показаться глупее, чем вы есть на самом деле. Я сообщил об этом происшествии, потому что человек был жестоко убит, а его убийца выявлен нами к экспедиции. Убийства –не новость, жестокие убийства случаются реже, их лучше фиксировать во избежание повторений.
Епископ открыто смотрел в глаза инквизитору, не скрывая своих эмоций. Зачем? Ксарх ведь хотел именно этого – «увидеть истинную суть главы Ордена». Только в ней все равно не было ни ереси, ни отсутствия веры.
-Спрашивайте прямо – считаю ли я Святую магию – даром от Всеединого или древним проклятием? Почитаю ли я по-прежнему символ веры или ввергаю обитель в ересь? Стал ли я считать себя равным Богу, обретя магию, и не лишился ли души, как арии, служащие Императору?
Не стесняйтесь, командор, я отвечу. Я и мои братья получили величайший дар от руки Его! Дар, упоминания о котором казались легендами. Всеединый даровал нам силу в тяжелые времена, чтобы мы могли творить добро, лечить хвори и защищать невинных. Вы считаете это ересью? Не думаю. Если Вы не можете до конца поверить во всемогущество Его, то кто из нас еретик?

В глазах Бенедикта горел огонь истинной веры, его преосвященство не просто говорил, он не сомневался в своих словах.
- А что до сходства Святой магии и арийской – оно куда меньше, чем кажется. И у меня есть доказательство этого. Меня коснулась архонтка, и это не причинило мне ни малейшего вреда и не отняло силу. Только Господь способен уберечь чад своих от влияния нечестивых. Вы сомневаетесь в этом, Арфалеон?

0

12

Тихо-тихо, потихоньку, серая мышка показалась в щелке в перекрытия между каменной стеной и потолком. Маленькие черные глазки зорко осмотрели комнатку, в которой сидели инквизитор и епископ. Чуткий носик подергивался из стороны в сторону, улавливая запахи старых книг и книжных полок, запах кожаных переплетов и запах людей и каким-то звериным чутьем мышка чувствовала энергетику обоих. Оба мужчины были сильны и не собирались уступать друг другу, вступая в нечто вроде единоборства друг с другом.
- К чему этот вопрос, командор? Не пытайтесь показаться глупее, чем вы есть на самом деле. Я сообщил об этом происшествии, потому что человек был жестоко убит, а его убийца выявлен нами к экспедиции. Убийства –не новость, жестокие убийства случаются реже, их лучше фиксировать во избежание повторений.
Кажется, инквизитор таки добился своего, спокойствие и размеренность начали подводить Бенедикта, а когда спокойствие подводит, люди говорят то, что до этого скрывали. Выпад по поводу умственных способностей инквизитор проигнорировал и не такое приходилось слышать с его то работой. Но только было епископ замолчал, как из него тут же хлынуло новое, да так, что инквизитор только диву давался, как прорвало епископа. Мышка же с испугу быстро убежала поглубже в свои норки и переходы.
-Спрашивайте прямо – считаю ли я Святую магию – даром от Всеединого или древним проклятием? Почитаю ли я по-прежнему символ веры или ввергаю обитель в ересь? Стал ли я считать себя равным Богу, обретя магию, и не лишился ли души, как арии, служащие Императору?
Не стесняйтесь, командор, я отвечу. Я и мои братья получили величайший дар от руки Его! Дар, упоминания о котором казались легендами. Всеединый даровал нам силу в тяжелые времена, чтобы мы могли творить добро, лечить хвори и защищать невинных. Вы считаете это ересью? Не думаю. Если Вы не можете до конца поверить во всемогущество Его, то кто из нас еретик?

Тирада оказалась горячей, но инквизитору ничего не осталось кроме как задать один единственный вопрос:
- Так считаете и ввергаете? - спросил он Карийского в тон и встал из-за стола, делая вид, что сам выходит из себя, нужно было подыграть епископу, заставить его защищаться.
По сути, епископ уже сам задал себе заранее заготовленные им вопросы и значит спрашивать о подобном не было смысла, ответ будет готовым и в его пользу, однако стоило таки послушать, вдруг проскользнёт то, чего он не знает...(было бы неплохо, чтобы Карийский ответил инквизитору на вопрос).
- А что до сходства Святой магии и арийской – оно куда меньше, чем кажется. И у меня есть доказательство этого. Меня коснулась архонтка, и это не причинило мне ни малейшего вреда и не отняло силу. Только Господь способен уберечь чад своих от влияния нечестивых. Вы сомневаетесь в этом, Арфалеон?
А до арийки мы ещё доберемся, епископ! Не торопите событие! - Арфалеон отступился от стола и спросил более спокойно. - Лучше опишите мне момент нахождения Вашим отрядом священных писаний...И на этот раз не упускайте деталей... - пристальный взгляд.

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Изначальное деленье на своих и чужих (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC