Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Колыбель для кошки


Колыбель для кошки

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: начало мая 1657 г.
Место: Академия Вайэрад, Тиверия
Участники: Асайта Мистеле, Асвальд Рейнеке
События:
Вхождение одного государства в состав другого стирает не только экономические границы, но и культурные. С целью обмена опытом в тиверскую Академию Вайэрад прибывает делегация из ревалонской Академии Белого Огня. Событие, которое наверняка запомнится многим, в том числе — истории. Культурная программа, говорят, обещает быть насыщенной.

0

2

Академия Вайэрад, как всякая государственная структура, представляла собой не столько эталонный образчик победы бюрократизма над здравым смыслом и человеческим достоинством, сколько живой организм. И как любой живой организм в ходе обеспечения собственной жизнедеятельности продуцировала немыслимое количество отходов. Большая часть отходов в целях экономии финансовых средств и психологических затрат списывалась, другая — нет. Ирония заключалась в том, что всякий выброс отходов со стороны Академии сопровождался демографическим взрывом в чиновничьих рядах. Рейнеке улыбнулся. Что бы ни говорили противники ревалоно-тиверского соглашения, обе державы повторяли друг друга во всем: и там, и там высшей формой человеческого существования считался казнокрад, едва-едва умеющий читать по слогам. Арии исключением не были. За время пребывания в Академии Вайэрад Асвальд Рейнеке, Лис Императора, утвердился в одном: единственным отличием магов Ревалонской Империи от магов Тиверии была патологическая тяга последних к пышным оборкам и баснословно драгоценным шелкам. В остальном различий не наблюдалось. Совсем.
Право, не стоит,  — мягко улыбнулся Асвальд Рейнеке, не позволяя местной мэтрессе в порыве межгосударственной солидарности наполнить его бокал.
Ревалонская делегация прибыла засветло — Рейнеке лично сотворил портал. Культурно-ознакомительная программа включала в себя осмотр лектория, библиотеки, краткосрочный набег на студенческий корпус и физкультурный зал. Профессора-экскурсоводы держались чопорно, из всех щелей сквозил не совсем уместный патриотизм. Рейнеке кивал, улыбался, опять кивал. Чувства тиверских магов он понимал. Нечто схожее, должно быть, овладевает сторожевым псом, только что сменившим хозяина: пес не понимает — хозяин обеспечил ему лучшее будущее или все-таки продал?
В любом случае угощения тут подавали прекрасные. Культурно-ознакомительная программа, по счастью, включала в себя банкет. Под нужды алчущей хлеба и зрелищ общественности был наспех переоборудован тот самый, мельком осмотренный с утра физкультурный зал.
Пригласили и студентов. Лучших из лучших, тренированных и натасканных, в этом сомнения не было. Рейнеке все равно скучал.
Великолепные у вас вина, — подал голос Лис Императора, равняясь с худенькой, светловолосой девушкой. — Чудесный букет. И закуски отменные. А вот собеседников нет. Или я неправ?
Рейнеке улыбался. Ученикам Академии Вайэрад он представлен не был и до сих пор молчал.
Время близилось к вечеру. Контингент делегатов и местных профессоров почти в полном составе был пьян.

0

3

Свет проходил сквозь грани бокала и, преломляясь, разбивался на самые разнообразные и причудливые цвета, многие из которых встречались только на переливах из одного цвета радуги в другой. Это были те редкие мимолётные оттенки, от которых стоит только отвести взгляд – и потеряешь их навсегда... Свет переливался уже как полчаса, или час – неважно, ибо и свет, и наблюдателя это вовсе не интересовало. Первого  потому, что не имел понятия времени, а вторую потому, что сегодня ей хотелось, чтобы оно текло настолько быстрее, насколько возможно, чтобы этот день, наконец, закончился.
Асайту с самого прибытия делегации из Ревалона угнетала царящая в Академии атмосфера дружественности и неутомимой дипломатической солидарности, все вокруг вели себя так, как будто всё так и должно было быть. Как будто Тиверия и в самом деле должна была пресмыкаться перед Ревалоном, словно бродячая собака перед экспериментатором, который подобрал её, холил и кормил ради того, чтобы потом спустить  на опыты... Но ведь даже пёс не приводит новообретённого господина в свою конуру и не визжит «Режь меня!», напиваясь в хлам, чтобы смыть собственное ощущение отвратительности происходящего.
Луч треснул в одной из граней стакана и с хрустом сломался, отправившись прямо в глаз девушке. От неожиданности она вздрогнула, сжала бокал и, с недоумением уставившись в плещущееся в гранёном бокале кроваво-красное вино, не сразу поняла, что к ней кто-то обратился. Резко повернувшись, она натянула на лицо расслабленную улыбку и с лёгким поклоном ответила:
- В винах я н-не эксперт, да и в закусках, чего т-таить, тоже. А вот что насчёт с-собеседников... - девушка, пытаясь вырвать время на подавление так некстати проявившегося заикания, как бы с интересом огляделась вокруг, - не соглашусь. Думаю, с вами, мэтр, никто не отказался бы завести беседу... если бы был в соответствующем состоянии, - взгляд Асайты упал на пьяного привалившегося к стене профессора, и она брезгливо поморщилась, а потом вдруг спохватилась, - Простите, моё имя – Асайта Мистеле, я здесь учусь. Надеюсь, во время экскурсии вы не сильно утомились?
Девушка ещё раз мило улыбнулась, с интересом осматривая новоявленного собеседника. Разумеется, она слышала об Асвальде Рейнеке, главе имперской разведки и, по совместительству, маге огня. Слышала она о нём уже давно, но сегодня ей впервые довелось  его увидеть – она, по счастливейшей случайности, оказалась неподалёку пару раз, когда делегация совершала обход Вайэрадских достопримечательностей. Ну а высмотреть, перед кем лебезят больше всех, не составило особого труда...
Неосознанно дёрнувшись плечом, она вернулась от воспоминаний к действительности и приготовилась хоть как-то сгладить то ничтожное впечатление, которое наверняка произвели на ревалонских магов её соотечественники. В конце концов, соперников нужно уважать, а не доводить их до отвращения к своей нации, чем с успехом занимались все те, кто уже считал себя вечными друзьями Ревалона.

Отредактировано Асайта Мистеле (2015-06-08 10:47:51)

+1

4

Вынужден констатировать: вы первая, кто заподозрил во мне искусного собеседника. Что любопытно вдвойне, учитывая - как вы верно подметили - интересное состояние моих коллег и ваших преподавателей.
Несмотря на интересное состояние ревалонских коллег и здешних преподавателей, дефицита внимания Рейнеке не испытывал. Наоборот, внимание ему уделяли, причем пристальное, правда, внимание того рода, каким принято одаривать крайне эксцентричных особ, не видящих ничего зазорного в улучшении собственного материального статуса путем перераспределения чужих имущественных ценностей, например, со стола в карман. А это в свою очередь весьма и весьма показательно характеризовало тиверские представления о гостеприимстве вообще. На протяжении многих веков экономика Тиверии, совершенно не способная функционировать за счет внутренних ресурсов, опиралась прежде всего на свободное купечество, каковое, будучи замкнутым и заинтересованным сугубо и только в удовлетворении собственных интересов, предпочитало видеть тиверское государство, во-первых, слабым; во-вторых, насколько это было возможно в современных реалиях - децентрализованным. Почему? Потому, вынужденно констатировал Рейнеке, что привыкло воровать. Воровать нагло, открыто, в ужасающих количествах. Таким образом, крен в сторону легализации торговых отношений - естественное следствие сближения королевства и Империи - подавляющим большинством тиверского предпринимательства расценивался как удар ниже пояса, а то и хуже - как прицельное попадание стрелы в лоб. Рейнеке продолжал улыбаться. Какие каналы финансирования имели местные арии, не было секретом ни для кого. Возможно, за исключением самих ариев.
При всем моем уважении к здешним экскурсоводам, экскурсия оказалась куда короче, чем я предполагал, — под пристальными взглядами тиверских профессоров, явно подозревающих за Рейнеке что-то нехорошее, Лис Императора опустил бокал на стол. — Видите ли, я испытываю глубочайшую симпатию к разного толка достопримечательностям и никак не ожидал, что их от нас утаят. В их отсутствие я, само собой не верю, — загадочно улыбнулся Лис Императора. —  Áсвальд Рéйнеке, приятно познакомиться.
Глава разведки Величайшей Империи слегка поклонился, впрочем, руки, затянутой в перчатку, для пожатия не предложил.
В зале громыхнула музыка.
Собирался на дипломатический совет, а занесло на бал. Что ж, должен признать, к торжествам у вас подходят со всей ответственностью. Впечатлен.

0

5

- Мне тоже очень приятно познакомиться. Очень... - девушка заинтересовано улыбнулась, вежливо кланяясь человеку, которого она по праву могла считать своим врагом.
Поставив изученный до мельчайших подробностей стакан, мэтресса подумала, что, в принципе, ничего не мешает ей поразвлечь себя беседой с человеком, который на данный момент был едва ли не единственным человеком в зале, способным на связную речь.
- Думаю, что если бы здесь были достопримечательности, способные заинтересовать вас, то вам бы их непременно показали и описали, – произнесла девушка и добавила про себя: «Потому что выслужиться перед Ревалоном эти лицемеры стремятся всеми доступными и недоступными средствами...» - Очень м-маловероятно, что от вас скрыли какие-то местные достопримечательности. Но если вам хочется увидеть что-то конкретное, то обратитесь к... - Асайта обернулась, чтобы указать на кого-нибудь из деканов, но обнаружила, что почти весь преподавательский состав в полу(а кто-то и в стельку)пьяном виде отплясывает под звуки внезапно заигравшей музыки.
С недоумением нахмурив брови, девушка осмотрелась и пришла к выводу, что празднование приблизилось к самой торжественной и захватывающей своей части. Эта замечательная часть любого праздника была особо замечательна тем, что начисто выпадала из памяти у большинства участников вечера, поэтому они, не сговариваясь, вырезали её и из истории, тактично умалчивая тот факт, что несколько часов было потрачено на буйство и пьянство. Ну а если учесть, сколько разнообразных празднований происходило в Вайэраде  в год, то оставалось лишь посочувствовать старушке-истории за носимое ею бремя...
Пронаблюдав за творящимся вокруг хаосом и сделав необходимые выводы, девушка устало вздохнула и продолжила свою так некстати оборвавшуюся фразу:
- ...впрочем, думаю, сейчас вам с просьбой вряд ли сможет кто-то помочь. Действительно, к торжествам у нас подходят очень ответственно, здесь не могу с вами не согласиться, - девушка брезгливо посторонилась, пропуская взъерошенного и облитого чем-то однокурсника, который стремглав пробежал мимо. – Но, в конечном счёте, бал не сильно отличается от д-дипломатического совета. Те же люди, те же разговоры, то же стремление выразить восхищение собеседнику и, что важнее, покрасоваться собой. Взаимные улыбки и комплименты... Ах, да у всех комплиментов цель всегда одна, и не важно адресованы они вашему платью или вашему умению вести войну, - Асайта пожала плечами, настолько ярко, насколько возможно демонстрируя свою полную неосведомлённость в дипломатии и политике. – Зато на балу есть танцы и музыка, что делает его намного более п-приятным, чем совет...
«...делало бы, не будь на балу столько пьяных и неприятных людей», - привычно дополнила фразу про себя мэтресса, давно приученная всё ненужное говорить мысленно. Если бы не эта привычка, то она давно бы доболталась до тюрьмы или ещё чего похуже.
Тем временем празднование разгоралось, музыка зазвучала громче, количество танцующих людей, спровоцированных алкоголем, тоже не убывало, яркие и пышные костюмы, переплетаясь и смешиваясь, создавали цветовой хаос, и вся эта окружающая Асайту действительность весьма дурно сказывалась на её и без того не самых крепких нервах.

0

6

Тиверцы боялись. Разнузданное пиршество, совершенно неуместные панибратство и фамильярность — все это наталкивало на мысли о паническом ужасе. Чего боялись тиверцы? Едва ли утраты независимости. Давно привычные паразитировать как на триумфах, так и на промахах ближайших соседей — Ревалонской и Харматанской Империй — сегодня тиверцы панически боялись ответственности. Боялись, что радикальные инициативы Эддара де Летта вернут им самостоятельность — необходимость единолично принимать решения и единолично держать ответ. Парадоксально, но факт: становясь частью чего-то большего, Тиверия впервые получала реальный шанс заявить себя не только полноценной фигурой на политической арене, она получала шанс стать игроком, с чьими интересами придется считаться. А чтобы с твоими интересами считались другие — будь любезен навести порядок в собственном доме. Рейнеке буквально чувствовал охватившее тиверские верхи напряжение: еще чуть-чуть и с контрабандой будет покончено. Воистину, это был сокрушительный удар.
Громыхала музыка. Кто-то из мэтров принял независимое решение, что не дурно было бы музыкантам подпеть. В дальнем углу назревала драка. Двое молодых мэтров, судя по богатому гардеробу — местные, исчерпав лексический ресурс, стремительно приближались ко второй фазе любого философского диспута, а именно к настойчивому битью рож. Скучать на столе бокалу пришлось не долго. Хмыкнув, Рейнеке глотнул вина. На данный момент чужие идеологические распри его не беспокоили. Ничуть.
Жаль. Признаться, я надеялся проникнуться культурным наследием Тиверии, — как ни в чем не бывало продолжал Лис Императора. По всей стати, его собеседница была одной из немногих, кого объединение Тиверии и Ревалона не пугало. По всей стати, она была одной из немногих, кого это объединение раздражало. Или нет. Здесь и сейчас это тоже не имело значения.
В конце концов, достопримечательность — это ведь не обязательно объект архитектурной или исторической ценности, достопримечательными могут быть люди. А таких, уверен, в этом зале полно. И какая ирония, что одна ваша достопримечательность — вино — самым что ни есть драматическим образом нейтрализует впечатления от другой — мэтров и мэтресс.
Музыка громыхала. Двое студентов начинали активно хватать друг друга за руки.
К слову, не напомните, какова общая цель любых комплиментов? А то я как раз собирался похвалить талант здешних музыкантов, но теперь вот... опасаюсь.
Музыка звучало все громче. Впрочем, внимания на нее давным-давно никто не обращал.

0

7

Желание покинуть это чёртово празднество овладевало Асайтой всё больше и больше, и с каждой минутой подавлять его становилось всё труднее и труднее. Игравшая с каждой минутой громче музыка всё сильнее давила на уши, пьянеющее всё сильнее общество с таким же успехом давило на нервы, и если бы девушку в этот миг попросили описать ад, то она, несомненно, описала бы окружающий её хаос. Ограничившись пока что только нахмуренными бровями, мэтресса немного отпила из бокала, с которым они изучали друг друга на протяжении всего предыдущего часа.  Услышав, что, по мнению мэтра, в этом зале полно достопримечательностей, она незаметно усмехнулась – с этими «достопримечательностями» ей приходилось общаться ежедневно, и многие из них были такими... достопримечательными, что сомневаться в их важности и мудрости не доводилось только им самим.
Едва лишь её собеседник упомянул про впечатления от мэтров и мэтресс, Асайта негодующе поджала губы и вздохнула, тяжело взглянув на пару товарищей-учеников, которые с самым что ни на есть развесёлым видом приближались к девушке и махали руками. Устало улыбнувшись, она махнула им в ответ, и вновь повернувшись к мэтру, задумчиво произнесла:
- Комплименты… Они доносят до с-собеседника, что что-то в нём или что-то, с ним связанное, для говорящего чрезвычайно приятно, что не м-может не способствовать улучшению взаимоотношений между собеседниками. Чаще всего люди этим пользуются, надеясь извлечь из хороших отношений какую-либо выгоду для себя. Людям н-нравится, когда их хвалят, - Асайта усмехнулась, припоминая моменты собственного детства, связанные с похвалами.
К заигравшим ещё громче и веселее музыкантам присоединилось несколько человек из зала, причём вокальными данными эти люди похвастаться не могли, но вот старания у них было – хоть отбавляй. Поморщившись, мэтресса продолжила:
- Думаю, что сами музыканты ваши похвалы не услышат, так что м-можете ничего не опасаться. Да и их, наверняка, уже наградили самыми разнообразными эпитетами те, кто приготовился ко сну... Я уверена, что отзвуки этого празднества достигают даже парка.

0

8

Мэтресса Асайта Мистеле была права: люди действительно обожали похвалу. Причем, развивая мысль, мог добавить Рейнеке, похвалу любили не только люди. Согласно последним открытиям велеградских профессоров, даже репа давала втрое превосходящий смелейшие фантазии урожай в тех случаях, когда перед поливом крестьянин не забывал напоминать ей, какая она хорошая, красивая и вовсе лапушка. Красивых, хороших и вовсе лапушек в зале, наспех переоборудованном под банкетный, насчитывалось немного, зато своей порции похвалы алкал буквально каждый. Быть может, за исключением самого Рейнеке и мэтрессы по имени Асайта Мистеле, каковую вынужденное философское соседство с главой разведки Величайшей Империи по всем признакам тяготило. Лис Императора вздохнул. Что-то подсказывало, с куда большим удовольствием и пользой затраченное на банкет время мэтресса Асайта Мистеле провела бы в компании книг, превратив экспроприированный у коллективных нужд уголок библиотеки в личную, непреступную крепость. Вполне естественное желание. Покинуть банкет Его Лисейшество был не против и сам, правда, прохладной тишине библиотеки все-таки предпочел бы шумный и многолюдный бордель — так уж вышло, людей, предпочитающих библиотеки борделям, редко кто воспринимает всерьез. Собственной же репутацией Асвальд Рейнеке, Лис Императора, дорожил безгранично и ревностно. В конце концов, она у него была одна единственная.
А иногда комплимент — это всего лишь затычка для неловкой паузы. Куда разумнее похвалить приятный выбор... туалета собеседника, чем малодушно молчать, — по-прежнему улыбался Его Лисейшество.
В следующий момент в потолок ударила молния, осыпав разгоряченных мэтров и мэтресс острым, каменным крошевом. Рефлекторно Асвальд Рейнеке выставил щит. Похоже, традиции пьяного биться рож тиверские студенты решили изменить, остановив выбор на аргументах повесомее. Что ж, к празднествам тиверцы действительно подходили крайне ответственно. Этого не отнять.

0

9

- Быть может, и разумнее, - бесстрастно согласилась девушка, подумав о том, что иногда бессмысленная болтовня намного хуже молчания.
Когда молния ударила в потолок, Асайта резко дёрнулась и прижалась к стене, дабы не попасть под обстрел каменными осколками. Веко протестующе задёргалось, сама девушка почувствовала, что дрожит, и, сжав кулаки, она попробовала привести себя в нормальное состояние. Будучи крайне раздосадованной тем, что кто-то настолько неудачно вмешался в её спокойное ожидание, она бросила рассерженный взгляд туда, откуда ударила молния. Высмотрев, что виновником происшествия оказался отличник её курса и, по совместительству, хороший знакомый, мэтресса хмыкнула и проговорила:
- Простите, вынуждена оставить вас на пару минут…
Сказав это, она с суровым видом направилась прямо к рассвирепевшему студенту, который грозился второй молнией испепелить своего изрядно струхнувшего соперника. Последний был явно не прочь сделать ноги, чему девушка и поспособствовала, добавив к желанию ощутимого толчка ветром. К счастью, ещё несколько студентов оттащили виновника произошедшего от его врага, поэтому второму скрыться не мешало ничто, кроме собственного крайне нетрезвого состояния. Затем, обернувшись к пьяному товарищу, которого держал какой-то могучий старшекурсник, Асайта ударила его по щеке, дабы привести в чувство, и, схватив под руку, потащила к выходу из зала. Пресекать по дороге попытки сопротивления было бы намного сложнее, если бы произошедшие события слегка не отрезвили буйного мага. Сунув для пущего эффекта его головой в какой-то фонтан, девушка красочно описала сокурснику все наказания, которые ему грозят, если он не успокоится, и отправила отлёживаться в общежитие.
Вернувшись в зал, где неутомимый народ уже опомнился и вернулся к празднованию, мэтресса вновь встала на своё место и устало пробормотала:
- Ну вот ведь знает, что совсем не умеет пить, так зачем же… - огорченно тряхнув головой, Асайта подумала, что если ей ещё раз придётся приводить этого человека в чувство, то она взбунтуется. Подняв глаза, девушка осознала, что у неё здесь оставался собеседник, и спросила, - Надеюсь, вас не зацепило осколками?
Девушка и без того видела, что мэтр успел поставить щит, однако как-то возобновить беседу нужно было. В конце концов, горячо любимый всеми наставниками этикет отменить такое пустяковое происшествие ни в коем случае не могло... Подняв голову к потолку, Асайта удивлённо распахнула глаза:
- Похоже, зал придётся снова восстанавливать...

0

10

За пьяный дебош в Академии Белого Огня провокаторов самое малое — выпороли бы. Менторы Академии Вайэрад, очевидно, придерживались куда более демократичной позиции, по всем признакам выходило, что самое серьезное наказание, на какое следовало рассчитывать участникам драки, — это выговор и то исключительно символический — Рейнеке видел, какими взглядами преподаватели провожали подпитых студентов, разведенных в стороны, но все еще горячих и злых. В этих взглядах читалось облегчение. Нечто подобное встречается во взглядах богатых родителей, чье драгоценное чадо, срыгнув на отцовский или материнский костюм, вынуждает прервать или отложить обязательный, однако ненавистный визит в не менее ненавистную компанию. Всем своим видом Тиверия давала понять — Ревалону ее не изменить. Она останется прежней. А дети на то и дети — чтобы расплачиваться за грехи отцов. Наверняка, оба мальчишки полагали, будто их драка — чистейшей воды экспромт. Это было не так.
Рейнеке, ничуть не меняясь в лице, стряхнул с рукава пару невидимых пылинок. Каменное крошево его не задело, беспокойства о внешнем виде требовал этикет.
Мэтресса по имени Асайта Мистеле проявила неожиданную инициативность. Впрочем, не сказать, что Лис Императора был очень уж удивлен.
Нет, я совершенно в порядке, — улыбался Асвальд Рейнеке. — Когда-то я сам был молодым и прекрасно помню, насколько молодой крови свойственен бунт. Надо полагать, особого восторга по случаю объединения наших держав ваши товарищи не испытывают? Такова уж людская традиция: что мы не способны переварить, то мы хотя бы запьем.
Потолок действительно придется ремонтировать. Но это было, пожалуй, меньшим из нынешних зол.

0

11

«Бунт? Да эти пьяные идиоты скорее умрут, чем поднимутся на осознанное сопротивление!»
Мэтресса поджала губы и слегка нахмурилась. О, если бы в жилах этих людей текла действительно молодая и горячая кровь, а не вода, разбавленная вином, то может они и стоили бы чего-то большего, чем стоят сейчас. Если бы людей в Тиверии кровь была горяча, а разум – холоден, то этого празднества, перетекающего в сборище пьяного сброда, вообще бы не было! Но кому же могло бы прийти в голову отстоять независимость своей страны вместо того, чтобы, напившись в баре с дружками, впустую размахивать шпагами на улицах? Нет, таких людей вокруг Асайты не было или же было очень мало, поэтому людям, подобным её господину, приходилось вытаскивать эту страну на себе.
- Что?... О нет, - невесело рассмеялась девушка, - Мои т-товарищи горячо одобряют объединение наших держав. Скорее… это их организм не одобряет того, во что вылилось это объединение. Но если бы даже это… событие и не произошло бы, думаю, мои товарищи всё равно бы нашли повод для того, чтобы в-возмутить свой организм, так что… - Асайта пожала плечами.
Тупая боль в висках усиливалась, от обилия винных паров и осыпавшейся пыли в воздухе становилось трудно дышать, а мелькающие краски всё больше превращали цельную картинку в яркий и бессмысленный калейдоскоп. С каждой минутой девушке становилось всё труднее понимать, что вокруг происходит и о чём говорит её собеседник. Чувствуя, что ещё немного и она упадёт прямо посреди этого душного празднества, девушка встряхнула головой, прищурившись, осмотрелась вокруг и с подчёркнуто безразличным видом проговорила:
- М-м-мне кажется, что здесь стало н-немного д-душновато… - быстро перебрав всё варианты, которые можно было вспомнить за две секунды, она добавила: - Может, желаете п-пройтись по саду? Он как раз около здания, в к-котором мы находимся…

0


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Колыбель для кошки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC