Ревалон: Башня Смерти

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Аристократы и животные


Аристократы и животные

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время: конец января 1658 года.
Место: Поместье де Авели, Гадара.
Обстановка: В основном пышная.
Действующие лица: Летиция де Авели, Эбельт.
Описание: Не так давно Её Величеству стало известно, что принц Маркус – оборотень. Как мать она хочет понять, можно ли помочь ему справиться с этим, как Императрица – выяснить, кто и с какой целью его обратил.

Свернутый текст

Человек — аристократ среди животных. (Г. Гейне)

0

2

     В последнее время его часто волокли куда-то, не особенно интересуясь его мнением на этот счёт. Пора перестать удивляться, оказавшись в таком положении. Правда, пред очи Императрицы Эбельта раньше не приволакивали. Более того, он был уверен, что является для этих самых очей чем-то вроде досадной детали обстановки, появляющейся поблизости от неё только вместе с главой ревалонской разведки. То есть добровольно дополнить этой деталью родное поместье Её Величество вряд ли могла. А что такого могло случиться, чтобы заставить её, Эбельт понятия не имел. Впрочем, в том, что выяснить это ему придётся, не сомневался, а потому не сопротивлялся, оставляя при себе мысли о том, что он бы вполне обошёлся без возможности снова увидеть Аквилею и кого-то из рыжих сестёр.
     «Оборотень, Ваше Величество». Именно так Императрице сообщили о его приходе. То есть его притащили сюда в качестве не человека Рейнеке, к примеру, а оборотня. Хвостатого прихвостня, зверя, полностью прирученного Империей – если бы кто-то в этом сомневался, «арест» состоялся бы гораздо раньше.
     Не оспаривая свою разумность, Эбельт остановился  в нескольких шагах от Императрицы, впрочем, не пытаясь изображать придворный этикет, как и в прошлый раз, когда видел Её Величество. Судя по взгляду человека рядом с ней, вероятно, ария, подходить ближе не стоило, даже если бы вдруг захотелось. Ощущение непонятной опасности не отпускало не поэтому, и даже не потому, что лук у него ожидаемо забрали – на этот счёт просто не могло не быть каких-то правил. Он просто чуял, что здесь что-то не так. Шкурой.

0

3

Никто и никогда ни о чем важном ей не сообщал. К чему утомлять ужасами жизни женщину, которая и так сделала для страны все, что от нее требовалось? Разумеется, о многом ей и не нужно было расспрашивать, заботы Клемента она читала по его усталому лицу, чужие же тревоги должны были решаться кем-то другим. Но этот уютный мир, который был столь заботливо создан для нее окружающими, уже давно треснул, разошелся по швам и теперь просыпался изо всех дыр, грозясь утопить Летицию в ее же собственных страхах. Она изматывала саму себя, пытаясь найти ответы на все вопросы разом «почему?», «кто?», «как?», «что делать?». И никто не был в состоянии предложить ей помощь. Император оборвал всю связь, предпочтя оттягивать момент их объяснения до последнего. Она не рвалась в Аверну, хотя и постоянно колебалась в своем решении. Разговор с Клементом должен был положить конец всему, и Летиция суеверно боялась, что всем окажется нечто больше, чем ее тревоги. К тому же в столице она могла столкнуться с Асвальдом Рейнеке. Арий внушал ей практически животный ужас и отвращение. Тем не менее, чтобы хоть как-то успокоить зудящую рану, императрица должна была видеть кого-то из его приближенных. Лишь Рейнеке знает всю правду после императора. Только его люди могут ответить перед ней, и они не посмеют молчать, как их Лис. Летиция приказала привезти ей странного любимца серого правителя Ревалона. «Оборотень, Ваше Величество». Она вздрогнула, точно так же, как когда ей впервые сообщили имя этого существа и то, кем он был на самом деле. Как и почему он так долго находился рядом с ее семьей? Летиция вспомнила, что Эбельт был и в лесу, в тот злополучный день, когда прямо перед ее с Констанцией кортежем разорвалась завеса мира, и в Расколотой Горе, когда кто-то организовал покушение уже на нее саму, и в гадарском имении де Авели, когда Рейнеке пытался предъявить ей свою претензию на еще не рожденного Лукреция. Всегда, извечно, словно тень, он был рядом. Волосы на голове Летиции шевелились от ужаса. Арий давно держал их под присмотром, готовый спустить своего зверя с цепи лишь только ему это покажется необходимым. Первой жертвой оказался Маркус. И кто теперь мог быть уверен в том, что принц действительно предал своего отца?! Кровь прилила к щекам Летиции, она подняла голову и посмотрела на оборотня. Сердце в ее груди бешено колотилось. Ей отчаянно хотелось тут же, прямо в то же мгновение, велеть снести ему голову. Лишь бы только уничтожить эту угрозу своей семье, стереть его с лица земли навсегда, вырвать хотя бы один зуб у проклятого Лиса. Но она сдержалась. «Еще не время…» Все было не так просто, ей нужно было сохранять спокойствие.
- Эбельт из Бригора, - назвала она его по имени, - Служащий Министериала. Присягнувший на верность императору? – ее голос чуть дрожал, но был холоден.

+1

4

     Не только Эбельту было не по себе в обществе Императрицы, но и наоборот. Этот взгляд был ему знаком. Так смотрел бы и любой другой человек, столкнувшийся с оборотнем. Но одна из рыжих сестёр пока не торопилась обвинять его в невыразимой чудовищности, коварстве и пожирательстве мирного населения. Возможно, даже не это её пугало, в конце концов, её окружали люди, готовые и, что важнее, способные разобраться с чудовищем по одному её слову. И непонятно, называла ли она его по имени в попытке переубедить собственный страх, или потому, что от него ей требовалось что-то, зависящее от того, насколько зверь не будет зверем. И насколько этот зверь предан Империи.
     - Ваше Величество,- как бы там ни было, он ответил приветствием на приветствие. Говорил спокойно, теперь глядя скорее сквозь Императрицу, чем на неё.- Я никогда не произносил текст присяги, но и без этих церемоний моя преданность до сих пор не вызывала сомнений. Вам известно, что я служу мэтру Рейнеке,- и, похоже, скоро он будет чаще говорить о Рейнеке, чем с ним самим, что не радовало.
     «Вот незадача, ты служишь Рейнеке, а он – мой слуга»,- что-то такое говорил Император, обещавший смерть вместо плена в храме, и тогда же неожиданно сообщивший о том, что его жена ждёт ребёнка. И это было не первым из доступного ограниченному и близкому к трону кругу людей, что как-то само собой стало известно Эбельту. Для всех вокруг человек Рейнеке был фанатиком, готовым на всё ради родины. Видимо, для всех, кроме Императрицы, которой взбрело видеть в главе имперской разведки врага. Странной штукой оказалась эта добровольная служба лично одному человеку, а не Империи, как он думал вначале. Перезнакомиться со всеми членами правящей семьи, в определённый момент вызвав у каждого, за исключением, может быть, принцессы, желание себя повесить – такого Эбельт точно не ожидал, но, похоже, к этому шло. Оставалось надеяться, что желанием всё и ограничится.
     - Поэтому я готов явиться по вашему зову, и для этого бы не потребовалось применять силу,- складывалось впечатление, что сопровождающие вполне могли это сделать.
     Его не вызвали с помощью письма, например, а доставили сюда руками аквилейских гвардейцев, или кем там были те неподкупно-недоверчивые рожи, не расслаблявшиеся даже при отсутствии у него оружия и попыток сбежать – и это было одной из тех самых настораживающих вещей. Ненавязчиво подчеркнуть, что слуги Рейнеке знают своё место, а вовсе не замышляют вместе с ним что-то против рыжих сестёр, показалось не лишним. Впрочем, вряд ли это сработает, если Императрица уже надумала себе обратное.

+1


Вы здесь » Ревалон: Башня Смерти » Архив завершенных эпизодов » Аристократы и животные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC